Ртутный медальон

Глава 4. Безмолвие дороже слов.

Графство Фёльдмир

- Эрнест! - пожилая женщина в бледно зеленом платье, которое носили слуги семьи Фёльдмир, искала с крыльца, глазами, мальчика лет семи, худощавого, со спутанными каштановыми волосами, и зелеными, словно изумруды, глазами. Его внешность была ярким прототипом наружности характерной для их графства. А учитывая, что уже сейчас он имел хоть и детские, но привлекательные черты лица, ему частенько все сходило с рук. Но кажется сегодня, не его смазливость, не титул сына графа не в силах были ему помочь.

Она медленно спустилась со ступенек особняка, разглядывая двор в поисках пропажи. Мальчик же тем временем и не думал сдаваться. Он прятался надежно, в месте, где его никто не найдет, кроме старого конюха, который явно будет пить пиво до рассвета. Он устроился хорошо, даже прихватил с собой кое-что из выпечки, которую стащил на кухне. Солома была достаточно мягкой, чтобы уснуть на ней, поэтому парнишка подумывал остаться тут до рассвета.

- Что за ребенок такой?! - причитала старая няня, которая каждый вечер тратила часы на поиски маленького проказника. Несколько часов назад он улизнул прямо у нее из-под носа, поставив ее в вопиюще неловкое положение. При одном только воспоминании об этом у нее начинали пылать щеки.

Все его лазейки со временем она отыскала, поэтому чтобы подстраховаться, мальчишка кое-что выдумал.

- Я знаю куда ты опять спрятался негодник, - сердито пробубнила она, направляясь к конюшне. - Вот отлуплю тебя, будешь знать.

- Сначала достань, - ухмыльнулся он, прикидывая через сколько должен был раздастся ее ор.

К слову, ждать она долго себя не заставила, стоило ей договорить фразу, как из ее рта вырвались грозные фразы на староальвийском, значение которых мальчишка не понимал, но прекрасно догадывался об их общем смысле.

А дело было в том, что для того, чтобы няня его не обнаружила, парень прямо перед входом внутри конюшни добросовестно расстелил слой навоза, предусмотрительно посыпав его соломой. Сверху не видно, а вступишь, до утра не отмоешься. Именно в него она с размаху и вступила, попав в самую гущу. А вот дальше все пошло совсем не по его плану. Ее крик напряг лошадей и те встав на дыбы от ее воя, громко заржали до полусмерти испугав женщину. После чего, она, потеряла равновесие и смачно поскользнувшись на этой массе, подмяла всю ее под свою пятую точку.

В таком положении угрозы она не представляла, и мальчик, залившись хохотом плюхнулся в сено. Ему ее хоть и было жаль, но это было достойным уроком для той, кто отвадил от него всех друзей.

- Ну что ж негодник, это была твоя последняя проказа! – прорычала она.

Мальчишка подпер голову локтями, полулежа наблюдая за тем, как она пытается выбраться из своей западни.

 Однако, на этот раз, похоже, ее терпению пришел конец, и она, разводя руки в стороны, и причитая на староальвийском языке, направилась уже на поиски родителей мальчишки. Это ему не понравилось, получать от строго отца и вследствие почти безмолвной матери, ему не хотелось, поэтому он выполз из своего укрытия и последовал, бесшумно, за своей воспитательницей.

Он чувствовал, что сегодня в доме что-то происходило, и ему это было совсем не по душе. Приехали гости, и не просто гости, а из графства Ричаргерских. Это ничего хорошего, никому, не сулило, и даже в семь лет мальчик это понимал. Его няня часто рассказывала ему, как всем повезло, что война наконец закончилась, и несмотря на то, что их графство проиграло, им сохранили жизнь и свободу. И все же, имея достаточно бравады для маленького хулигана сына графской семьи, он чувствовал невольный трепет и страх перед победителями. Развит мальчик был не по годам даже для альва, которые созревают к шестнадцати годам от роду, поэтому он решил показаться взрослым только в крайнем случае, а пока спрятаться за старым трюмо, которое стояло в прихожей перед гостиной.

Разговор няни и отца был сведен к минимуму, так как он явно был занят своими гостями, и лицезрение чумазой и пахучей женщины в его планы не входило. То, что его сын в очередной раз выкинул фокус с пропажей, его не сильно то волновало, уж точно не более того, кто в настоящий момент сидел в его гостиной, с очередной усмешкой наблюдая за всей ситуацией. На что раздосадованная няня быстро удалилась, а улыбающийся парнишка довольный тем, что ему в этот раз не влетело, начал выбираться из укрытия. Однако, дальнейший диалог отца с неким мужчиной его насторожил. А дело было в том, что в диалоге прозвучало имя мальчика, заставив его вновь прислушаться.

Высокий, широкоплечий мужчина с рыжими усами и желтыми глазами почти как у кошки, серьезно смотрел на хозяина дома, почти не скрывая своего пренебрежения. Его улыбка больше не смягчала лицо, и теперь во всей красе был понятен его воинственный настрой. Его белоснежный костюм, в котором ходили только члены знатного рода, смотрелся тревожным бельмом на фоне уютной гостиной.

- Я не ослышался?! Вы хотите забрать у меня наследника? - глава семьи смотрел на мужчину с искренним недовольством, как будто его заставляют отдать любимую лошадь, причем за даром. Он был среднего роста, с темно коричневыми волосами и аккуратно стриженными небольшими усами, концы которых смотрели в потолок. Для своего роста, он был достаточно коренаст, и одет в бежевый костюм и черную рубашку.

- Это была Ваша инициатива развязать войну, Совет Хранителей должен быть уверен, что этого не повториться вновь, - голос собеседника был спокойным, и даже немного скучающим.



Даниэла Рии

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться