Ртутный медальон

Глава 6. Если сжигать - то сообща, если гореть - то за руки.

Графство Фрейев

Четыре часа дня - урок стихий. Она пропустила занятие, значит уже все знает. Мальчишка со всей силы пнул старое бревно, которое с треском развалилось на щепки и гниль. Он всегда с трудом сдерживал ярость, и оставаясь наедине с собой, мог разнести все, что попадалось на его пути.

Об этом ей должен был рассказать наш непутевый отец, а не придворные сплетницы и прислуга. Эта мысль заставляла презирать отца еще больше. Мягкотелый болван, который даже детей не мог защитить.

Парнишка выдохнул, и взял себя в руки. Один вдох, один выдох. Ему всегда удавалось находить ее быстрее остальных. Было ли это потому, что они были двойняшками, или он просто отлично ее понимал.

Поразительно, но своим тайным убежищем она всегда выбирала море несмотря на то, что именно стихия воды ей совсем не поддавалась. Он шел по берегу, параллельно высматривая ее силуэт или хотя бы какие-то ее следы. Ботинки пришлось снять, чтобы не нагрести песка. В это время года он был еще прохладный, периодически обдуваемый промозглым ветром. Запах соли и йода прошибал ноздри, а тело покрывалось мурашками.

 Серое небо. Серое море. Даже песок казался посеревшим, или возможно дело лишь в восприятии. Сегодня все казалось особенно неприглядным даже для ранней весны.

Ее пышное платье было скомкано у ног и смотрелось крохотным белоснежным пятном, на фоне унылого пейзажа. Светлые кудри, такие же как у него, только гораздо длиннее растрепались, и метались в унисон ветру, который своевольно распоряжался пространством вокруг ее головы. Ее лица было не разглядеть, да и он не хотел его видеть.

Его она увидела еще издали, и нахмурила свои брови, понимая, что ее уединение закончилось. Поджав колени ближе к груди, она повернула лицо к морю, ожидая, пока брат дойдет до нее. Девочка кусала нижнюю губу, только когда пыталась сохранять непроницаемое выражение лица, там, где хотелось паниковать. А сегодня был именно такой день. Но живя в семье, где ни брат, ни дядя никогда ничего не боялись, она всегда старалась сохранять маску безразличия, за которой никто бы не мог разглядеть ее истинных чувств. Ее никто не должен был заподозрить в трусости или слабости. Даже она сама.

По лицу Валериана девочка видела, что он тоже все узнал, и первое что он сделал, не сбежал, а пошел искать ее.

Только вот в одном он явно заблуждался. Ей никто ничего не рассказывал. Она все услышала сама, решив проверить, кто же такой приехал к дяде, что ее брат так нервничает уже пару дней. Даже отец стал участвовать в делах графства каждый день запираясь в кабинете дяди. Мужчина в белом костюме уже собирался выходить из кабинета и поэтому дверь была приоткрыта. Его желтые глаза ее настолько поразили, что практически обездвижили, не давая возможности спрятаться. Она, конечно и раньше слушала рассказы отца, что у каждого графства разные особенности, но, когда увидела их воочию, не смогла сдержать страха, сковывающего сердце.

- Ты уверен, что все пройдет гладко? – дядя, судя по всему, находился в кабинете, но голос его звучал достаточно отчетливо.

- Да, проблем не будет. Им достаточно будет девчонки, чтобы угомониться, - я замерла, понимая, что кроме меня здесь нет детей женского пола.

Мужчина в белом костюме недолго задержался в проеме, затем все же переспросил.

- Думаешь твой брат не будет против, что его дочь заберут, а сына оставят тут. Все-таки мальчишка тоже наследник.

- Мальчишка останется, что будет с девочкой меня не интересует. Хоть в рабство ее отдай, - мое дыхание участилось.

- В этом нет необходимости. Совету Хранителей будет достаточно ее нахождения в графстве Ричаргерских до совершеннолетия.

- Без разницы. Она все равно бесполезна.

- Как пожелаете. На рассвете она должна быть готова.

 

Диалог, заново прокрученный в голове, еще больше испортил ее настроение, но на лице новых эмоций не появилось. Она лишь ждала, когда к ней подойдет брат. Прощаться она с ним уж точно не будет, так как слезы будут неизбежны, но поговорить все равно придется.

Наконец он приблизился к ней и в своей привычной манере отвернулся на большие волны, огибающие берег неровными дугами.

- Только не говори, что ты трусишь. Моя сестра не может быть трусихой, - его взгляд был серьезным, и было непонятно сколько в этой фразе шутки, и была ли она там вообще.

Она ничего не ответила, поэтому он сел рядом, пересыпая из одной руки в другую песок.

- Я думаю отец поедет с нами. Он не правитель, а значит он может себе это позволить.

- С нами?

- Думаешь побоится? Я думал только я о нем нехорошо думаю, – парнишка пожал плечами на хмурый взгляд сестры.

- Я знаю, что достаточно только меня. Тебе ехать не нужно, — сказав это девочка отвернулась к морю.

- Будто я тебя кину, глупая. Да и это несправедливо. Им нужен наследник, а это я.

- Ты нужен дяде, он тебя не отпустит.

- Я буду приезжать каждые три месяца на две недели сюда.

- Он тебя отпустил?!

- Он не может меня контролировать на сто процентов. Хоть я и уважаю его, я ему полностью неподвластен.



Даниэла Рии

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться