Ртутный медальон

Глава 4. Храни мою тайну.

Взгляд в прошлое

ВАЛЕРИАНА

Старое, затхлое, убогое. К этому учительскому домику можно было подобрать еще сотню отвратительных синонимов, но все равно их было бы недостаточно. Неудивительно, что в нем никто не жил, и еще более неудивительно что туда поселили именно нас.

Я видела, как отец посматривал с опаской на отсыревшую крышу, а у Валериана ходили желваки. Мальчик же с удивительными зелеными глазами, как трава при особняке нашего дяди, шел сзади подозрительно тихо, периодически хмурясь, и поглядывая на нас. Домашняя работница Перла проводила нас, пытаясь сделать все что было в ее силах для нашего комфорта. Но ее сил было явно недостаточно, если конечно она не тайный строитель и не построит нам новый дом.

Я чувствовала по настроению Валериана, что тот был, мягко говоря, на взводе поэтому, протянула ему бутыль с уже остывшим горячим шоколадом, от чего на его лице проскользнула хитрая улыбка. Еще бы, то, что мы устроили на кухне в дядином особняке, отец назвал варварством. Не могу сказать, что поступок был правильный, но мне понравилось. После того, как злобные повара нам в очередной раз грубо отказали в его изготовлении, я просто подняла всю посуду имеющуюся на кухне к потолку, оставив лишь одну кастрюльку, соответственно для его изготовления. Пригрозив, что она там останется до ужина, а уж объясняться с графом они сами будут по итогу. Как оказалось, угрозы на них действовали сильнее чем простая просьба, и все необходимые элементы для приготовления шоколада, случайным образом нашлись через минуту. Единственным побочным эффектом был случайный приход отца, который явно не оценил такую «милую» шутку. Впрочем, вкус этого удивительного напитка скрасил нам час нотаций о нашем «не графском» поведении по дороге сюда.

Комнату в учительском домике мне выделили отдельную, в которой была одна кровать, камин, чтобы протапливать помещение и окно, на котором даже не было штор. Ни намека на шкаф или хотя бы тумбу. Голые каменные стены, со слоем вековой пыли, напоминали, что этот дом ровесник моей бабушки, которую я и не видела. В комнате было холодно, а так как мое платье промокло от снега, казалось, что это своего рода пытки, которые устроили нам по приезде. Мне было жаль смотреть на эту бедную служанку, которая стеснялась смотреть мне в глаза, утверждая, что графиня говорила натопить комнаты, а виноваты лишь ленивые нерасторопные слуги. Ну конечно.

Буквально через минуту в комнате раздался стук. Брат зашел, не дожидаясь моего разрешения, уж настолько он был зол. В его комнате было «поуютнее» за счет домашнего животного. Правда, крыса скрылась раньше, чем он успел что-либо сделать и теперь я переживала за это создание. Брат в ярости, то еще зрелище и хоть я с содроганием подумала о такой мерзости, мне не хотелось, чтобы он ее убивал.

- Я сегодня возобновлю тренировки, - его голос звучал словно он себя еле сдерживал.

- Ты знаешь правило.

- За любую магию, которая не признается в графстве Ричаргерских нас ждет казнь, - он смаковал каждое слово, впитывая в них внутреннюю ненависть.

- Они нас не пощадят, ты знаешь.

- Поэтому надо хранить это в тайне. Я уйду к морю, тут до него пол часа пешком, я узнал. А ты иди в лес. Настолько далеко, чтобы за тобой не следили.

Я молча перевариваю услышанное.

- Мы должны быть готовы. Они видят в нас жертв, но заблуждение, станет их главной ошибкой.

- Может поговорим с отцом? – я знала, что это предложение вызовет у брата отвращение, но его реакция даже хуже.

Он смеется, и в эту секунду я даже его побаиваюсь.

Мы выходим из моей комнаты, но резко останавливаемся, слыша, как за углом говорят служанки.

- Она странная, а он пугающий.

Валериан напрягается. Он берет меня за руку и тихо говорит.

- Не слушай их, идем.

Я не сдвигаюсь с места, продолжая смотреть в их сторону как завороженная.

- Неудивительно, говорят мамаша у них чокнутая, спалила дом вместе с собой, чуть и девочку не убила. Малышка могла сгореть заживо, но ее спасли.

- Ужасно. Может стоит к ней помягче, на ее глазах мать сгорела.

- Ты права, ее стоит пожалеть.

- Бедняжка. Но все равно она мне не нравится, а он и подавно.

- Нет никакой разницы, как к ним будем относится мы. Граф их сам уничтожит.

Они начинают хихикать и удаляются в противоположную от нас сторону.

Мы переглядываемся. Желание идти к отцу отпадает как хвост у ящерицы. Вместо этого мы идем каждый в своем направлении, чтобы выплеснуть всю ненависть через магию. Валериану это нужно, чтобы никого не убить, а мне чтобы не разрыдаться в первый же день. Между нами, большая разница, но о ней известно только мне.

 

ЭРИК

Мальчик с зелеными глазами. Эрнест Фёльдмир. Теперь просто Эрик. Парнишка выбежал из комнаты, как только Перла, работница по дому, вышла за дверь. Сейчас ему больше всего хотелось сбежать в лес и заплакать. Тут это делать ему было стыдно, вдруг кто услышит? Дорога в лес оказалась достаточно тернистой, поэтому он пару раз упал по дороге, но терпеливо шел вперед, каждый раз натыкаясь на новый корешок или колючку. В темноте было непонятно куда ведет его дорога, но от снега было легкое сияние, поэтому по мере сил он шел прямо, чтобы в конечном итоге смочь вернуться обратно. Конечно же пройдя минут пятнадцать, он понял, насколько его идея было глупой, но останавливаться было уже бессмысленно. Ощущение, что его кто-то преследует постепенно превратилось в паранойю, и под конец он вздрагивал от каждого шороха. Сова, путешествовавшая рядом с ним слегка его успокаивала, так как эта птица водилась и у них в графстве, и даже если вдруг она решит на него напасть, он точно знал, что делать. Возможно, и остальные шорохи были от ее сородичей, по крайней мере, он на это надеялся.



Даниэла Рии

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться