Ртутный медальон

Глава 7. С твоим последним Днем Рождения.

Взгляд в будущее

Парень с коротко стриженными светлыми волосами стоял у изголовья кровати, освещаемый только ледяным светом луны. Его лицо уже давно не выражало никаких эмоций и сейчас оно казалось осунувшимся от того, что с него спала маска. В ее комнате пахло жасмином и розой, сестра была помешана на запахах, из-за своего дара, и раньше ему это даже нравилось, но сейчас невероятно раздражало. Хотя нет, его до бешенной дрожи раздражало другое, белое платье, висевшее на бархатном манекене у шкафа. Столько брильянтов, что даже ночью его было сложно не заметить. Он сжал со всей силы ткань, и ему ничего не стоило, чтобы разорвать ее на мелкие кусочки, но он этого делать не стал.

Девушка тяжело вздохнула, и он напряженно перевел на нее взгляд. Видимо сон. Ей уже давно перестали сниться кошмары и в нем надобность отпала. Никаких вбеганий в ее комнату, вставаний посреди ночи и мокрых от ее слез футболок.

Она вновь пошевелилась, и он понял, что пора торопиться.

Где оно может быть? Он закрыл глаза. В нем должна быть жидкость, если он не ошибается, а значит он сможет ее почувствовать.

Девушка была мастерица до странных логических цепочек, поэтому вещи прятала как собаки кость. Найти можно лишь по запаху. Тем более, когда речь шла о такой вещи! Много лет назад, он сам сказал ей его не носить на шее, боясь, что его кто-нибудь украдет и сестренка расстроится, но это было лишь половиной правды. С темпом роста его дара, он не только мог управлять любыми жидкостями, но и ощущать их состав. Уже тогда его смутило содержание ее медальона, который остался ей от матери. Простой бутылек, склянка с красивым янтарем в форме застежки, содержал в себе концентрированные пары ртути, причем благодаря какому-то хорошему зельевику сохраненные в жидком виде. Для смертельной дозы хватило бы одной капли. Откуда у их матери был подобный предмет, он тогда понять не мог. Если бы знал тогда всю правду. Уничтожил бы? Спрятал бы? На тот вопрос он не знал ответа, впрочем, сейчас, это уже не имело никакого значения.

Парень вышел также тихо, как и зашел, сжимая в руках медальон, найденный вшитым внутрь лифчика сестры, который она, судя по всему, никогда не надевала и не стирала. И в правду сумасшедшая…кто еще до такого бы додумался. Он на секунду обернулся, и усмехнувшись лишь кончиками губ прошептал: «С нашим днем, сестра».

***

ВАЛЕРИАНА

Еще с детства я не очень любила дни рождения, потому что, когда ты пленница, невольно ждешь подвоха от окружающих. Можно сказать в этот день я становилась параноиком. Меня можно понять, если вспомнить, что в мой первый день рождения в графстве, один из одноклассников подлил мне зелье в сок, которое должно было сделать мою кожу зеленой. Но учитывая, что во мне течет кровь Фрейев, на меня оно подействовало весьма странно. У меня поднялась температура, а язык действительно стал зеленым, как и оттенок глаз. Я тогда провалялась весь день в кровати, а Перла делала мне маленькие яблочки в карамели, поэтому я даже отчасти ему благодарна. В любом случае, ему повезло гораздо меньше чем мне, сначала его отругал учитель, за такую халтурную работу (что подопытной была я, всем было плевать), затем его подкараули Эрик с Антоном, отметив его символичным зеленым синяком вокруг глаза, а потом его нашел Валериан… Что он с ним сделал, никто не знает до сих пор, но бедняга не мог отойти от шока еще две недели и навсегда теперь обходит меня стороной.

Однако сегодня у меня не было причин для опасений. За восемь лет я смогла добиться любви и уважения у большинства проживающих здесь. Но вставать мне все равно не хотелось, зная, что сегодня не только мой праздник. Этот день должен был нас сближать, но вот уже семь лет подряд Валериан еще до рассвета уходит из дома и приходит только на следующий день.

Мотаю головой, выкидывая все мысли и утыкаюсь лицом в подушку, пока не раздается стук в дверь. Я разрешаю зайти, думая, что это Перла, но в комнату входит отец. За эти годы он не сильно постарел, только россыпь морщинок вокруг глаз появилась. Он улыбается привычной мягкой улыбкой, и спрашивает, хорошо ли я спала, на что я отвечаю, что в комнате было слишком душно.

- А как же личный вентилятор? – смеется отец, а меня это настораживает. Он же не знает, что я практикую…

- Я не сильна в этом, ты знаешь, да и когда я сплю, сложно такое контролировать.

Он кивает, словно ожидал услышать нечто подобное. Затем достает из кармана небольшой конверт и протягивает мне.

- С Днем Рождения, милая, я безумно рад, что ты у меня есть. Без тебя старик бы совсем скис от одиночества.

- Тебе бы не дали читатели, - смеюсь я и беру конверт, не понимая, что там может быть.

Он кажется пустым, но внутри карточка. Нет, фото. Черно-белое. Сердце учащается, а воздух словно перестает поступать в легкие. Не могу поверить. Красивая, стройная, светловолосая. Мама.

- Это она?! Откуда? – на одном дыхании спрашиваю я. Отец обнимает меня за плечи и кивает. – Но я думала все сгорело!

- Я тоже так думал, - затем он ненадолго задумывается словно находится уже не в этой комнате, - нашел, когда разбирал старые книги из библиотеки твоего дяди.

Я киваю и нежно провожу пальцем по фотографии. Руки дрожат. Я так боялась, что забыла ее лицо, теперь с меня словно скинули многолетний камень. Я так благодарна отцу, что он отдал ее мне. Это нереально описать словами…



Даниэла Рии

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться