Ртутный медальон

Глава 8. Как все начиналось.

Взгляд в прошлое

ЭРИК

Сегодня я уснул в конюшне. Заигрался с лошадьми и отключился прямо в сене, прямо как в графстве Фёльдмиров. Но впервые в жизни меня никто не искал. Не было тех раздражающих криков няни, угроз розог отца. И почему-то я понял, что теперь всем безразлично заболею ли я, умру ли в холоде в конюшне ранней весной.

Горло разрывалось от боли, как и голова, но я все же встал, стараясь, чтобы меня никто не увидел. Еще чего, только жалости ко мне и не хватало. Достаточно было грустных взглядов Перлы и испуганного взгляда Антона, когда он понял, что натворил. Смена имени была безусловно глупым поступком, но мне не хотелось выглядеть жалким. Вот и сморозил.

Лед уже растаял и постепенно превратился в грязь. Шлепая по лужам и шмыгая носом, единственное, о чем я думал, это поскорее добраться до теплого помещения или хотя бы сделать глоток чая. Моя одежда была явно тоньше, так как климат в моем графстве таких холодных зим не предполагал, но мне повезло, что сегодня ночь была не такой морозной, а конюшня утепленной. И все же добраться быстро до учительского домика у меня не вышло, потому что кое-что меня слегка насторожило. А чутью своему я всегда доверял.

Эта странная и взбалмошная девчонка стояла посреди двора, у ворот школы. И все было бы ничего если бы не семь альвов вокруг нее, с каким-то не слишком дружелюбным выражением лиц. После того, что я видел пару дней назад, я безусловно понимал, что она с ними способна была справиться сама. Но не тут. Не посреди школьного двора, где последствием такого поступка стала бы казнь.

Я сжал заледеневшие руки, понимая, что скоро ими придется воспользоваться. Одна девочка резко начала громко хохотать, но Валериана ей что-то ответила и судя по ее искривившемуся лицу, блондинка была в своем репертуаре. Не нужно видеть будущее, чтобы предположить, что было дальше. Девочка, которая еще минуту назад хохотала, со всей силы толкает Валериану, и та роняет все, что было на тот момент в ее руках. Что-то звонко разбивается и растекается по земле, судя по всему, то домашнее задание, которое помогал нам делать Антон. Во мне начинает закипать злость, и я подхожу к ним, но опаздываю ровно на секунду, потому что какой-то придурок, стоящий сзади толкает ее, с выкриком: «подбирай», и от неожиданности, потеряв равновесие, она падает прямо на осколки.

- А я думал и кровь голубая! – хохочет он. – Надо же, красная как у всех, тогда почему в вашем графстве такие животные живут?

Я налетаю на него и со всего маху попадаю в глаз. Он тоже падает, и я хочу продолжить, но девчонки начинают кричать, а меня кидаются пинать другие пацаны. Я бы мог отбиваться от них еще приличное время, но тут приходит учитель и всех разгоняет.

Он видит ее кровь, но в глазах только брезгливость. Мужчина просто разворачивается и идет обратно в школу, оставляя девчонку истекать кровью. От ярости я не могу пошевелиться. Мне хочется кинуться на него, как на того придурка, но я лишь сильно сжимаю кулаки. Перевожу взгляд на нее и ярость отступает.

В ее глазах шок и стоят слезы, но она из-за всех сил себя сдерживает. Кровь стекает по ладоням бурыми струйками, еще небольшое алое пятно на коленке, но в основном, вроде бы живая. Я придерживаю ее за плечи пытаясь не сделать больно, кто знает, вдруг есть еще повреждения.

- Может твоего отца позвать, или брата?

- Нет, только не Валериана! – я удивляюсь панике в ее глазах, затем вспоминая его поведение на прошлом уроке, предполагаю, что боится она не за него.

- Я дойду, - отвечает она.

- Хорошо, я помогу.

Она с подозрением на меня смотрит, затем видимо любопытство перевешивает.

- У вас у всех в графстве такая низкая температура кожи?

- Нет, я просто уснул в конюшне, - улыбаюсь я. Ей правду говорить легко, я уверен, что жалеть она меня не будет. Максимум опять назовет идиотом.

Но она молчит, видимо благодарность за помощь вот уже во второй раз не дает расслабиться совести. Почему-то меня это даже забавляет, не похоже, что она любит чью-то помощь.

- Тебе не нравится твоя комната? - такого вывода я не ожидал, но в общем-то она попала в точку, и я киваю. Я веду ее к отцу, стараясь не касаться холодными руками до кожи.

- Мне тоже, - отвечает она, и я понимаю, что наверно для девчонок это вообще крах.

Когда ее видит отец его лицо замирает. Он действительно расстроен, потому что видит, что глаза у нее были на мокром месте. Пока он аккуратно обрабатывает раны, я подсаживаюсь ближе к камину и начинаю дрожать. Это действительно сильно раздражает, но я ничего не могу поделать, не зная, куда спрятаться от стыда. Видимо я сильно перемерз, а теперь кожа не может воспринять тепло.

- Спасибо тебе, что не оставил мою дочь в беде, - у него такие добрые глаза и улыбка, что я невольно тоже улыбаюсь. Это, наверное, первый взрослый, который действительно выглядит добродушным и порядочным.

- Да, спасибо, - Валери встает и хромая идет до сундука, достает плед и выдает его мне.

Мужчина с подозрением на меня смотрит, но ничего не спрашивает, хотя думаю он спросит об этом после моего ухода, пока же он делает нам горячий чай, и я наконец немного отогреваюсь.

Видимо любопытство все же пересиливает его, и он спрашивает.



Даниэла Рии

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться