Ртутный медальон

Глава 18. Во время дня рождения Валери.

 Взгляд в будущее

ВИОЛА

Я уже собралась выходить, но остановилась у зеркала. Шикарная брюнетка смотрела высокомерно на меня, излучая достаток и изысканность. Безупречная кожа, шелковое платье ярко алого цвета с невероятным шлейфом. Брильянты в ушах. Так много, что они легонько касались оголенных плеч. Мое платье слегка не дотягивало до платья Валерианы, но у меня было слишком мало времени чтобы найти подходящий вариант. Конечно же сегодня был ЕЕ день рожденья, и все же… Мама, как всегда, все рушит, сама того не осознавая. Словно специально делая так, чтобы Эрик заметил ее, а не меня. Впрочем, в этой игре, судя по всему, появился кто-то третий. Девушка, обнимающая его у дороги, никак не уходила из головы, ведь он даже меня не заметил… Я бы вышла, но кучер сильно понес коляску, и мы скрылись за поворотом, делая мое возвращение излишнее глупым и сумасбродным.

А как скривилась сегодня Валериана, когда я ей рассказала! Это того стоило…определенно, пусть у него и появилась новая игрушка. С другой стороны, если он ей увлекся, то это означало лишь одно, дурман Валери из Эрика выветрился. Я улыбнулась лишь кончиком губ самой себе, осознавая, что почти победила.

И все-таки стоит быть на чеку… Мне не понравилось, что его обнимала другая.

В дверь постучали, и я поставленным голосом пригласила войти.

Слуга зашел, топчась у входа, не решаясь наступить на белоснежный меховой ковер.

- Госпожа, он все еще там, - выдал он, поднимая на меня глаза.

- До сих пор? – я подняла одну бровь и слуга подумал, что я им недовольна.

- Простите, мы думали нам нельзя подходить близко. Мы исправим.

- Вы все сделали верно. Он не должен вас заметить, - властно ответила я. Мне нравилось трепетание подданых передо мной, мы в этом с отцом были схожи, в отличии от Антона. Антон никогда не умел вызывать у слуг трепет.

- Отведите меня туда.

- Но Вас искала графиня, скоро спустится госпожа Валериана на праздник.

Я поджала губы. Конечно, она заметит мое отсутствие, с другой сторону, я подарю брату возможность побыть рядом с ней. Пусть будет мне благодарен.

- Вези, - процедила я.

Он торопливо кивнул, подавая мне руку, чтобы я не запнулась на высоких каблуках, дорогих, но неудобных туфель.

Я уже перебрала в голове разные картинки, пока ехала в карете до того места. Страстные поцелуи, объятия…а может…, я стиснула рукой платья, не замечая, как оно мнется. Однако, когда я приехала, то была сильно удивлена. Они ушли в лес почти на пятьсот метров.

- Мы можем пройти с Вами, - произнес слуга, но я не ответила. Лишь сняла туфли и вступила на теплую августовскую землю. Почва была мягкой, и я сделала еще пару шагов. Если бы знала, взяла бы зелье чтобы видеть в темноте, но кто бы мог подумать, что Эрик уведет свою девушку в глубь леса. Глупая ревность насильно обосновалась в моем сердце, как тогда в детстве, когда Валериана испекла ему кексы. Тогда я в первый раз осознала, что влюблена в этого нелепого неместного мальчика, который не сдал меня отцу, спас от его гнева.

Он должен был принять эти кексы от меня, и наконец-то обратить внимание. Но, как только я подошла к ним, услышала то, что не входило в мои планы. Рэй спросил почему Эрик вечно ходит с девчонками, а тот ответил, что ему нравится Валери. Я тогда почти уронила кексы, вовремя спохватившись что меня не должны увидеть. Стоит ли говорить, что уже тогда я точно знала, как достигать своих целей, хоть еще и по-детски. На скорую руку я написала записку якобы от нашей милой Валерианы с содержанием: «Ты мне нравишься» и вручила Рэю вместе с кексами. Выражение Эрика я смаковала после этого еще пару дней, прокручивая в голове. Он был подавлен. А вот бедняга Рэй ходил хвостиком за Валерианой, с влюбленными глазами, но все без толку. Она даже этого не замечала. Она в принципе мало что замечает.

Ей же и Перле пришлось сказать, что это Эрик от них отказался. Высмеял меня. Хотел выкинуть, чтобы они меня пожалели. А мальчик их спас, сказал, что съест. Я не могла позволить, чтобы у Эрика была хотя бы надежда. Ни за что. А их ссора стала приятным бонусом. Но они словно магниты все равно мирились, и это невероятно бесило. Еще и Эрик потом догадался, что это был не ее почерк. Как тогда он взбесился! Но на его глупость, видимо не захотев расстроить свою ненаглядную, Валери он об этом не рассказал. Я сказала, что все это было шуткой Рэя, и сумела отвертеться. Кексы и вправду были Валерианы, но их она делала для всех. Рэй конечно же меня не сдал. Кто бы смог обидеть дочку графа.

А потом был тот случай, чуть позже, который надолго их отдалил друг от друга. Безусловно не без моей помощи. Он позвал ее на первый день Фрейи в нашем графстве. Не меня. Ее. Тогда я устроила знатный маскарад… Ради своей идеи я даже себе руку сломала. Мне было плевать, главное добиться того, чего я хочу. И я этого достигала. Мне всего-то и нужно было попросить милую Валери написать записку якобы моему неудачному кавалеру. Одна красивая душещипательная история, что он меня толкнул, и я повредила руку из-за него. И Валери написала такое гневное письмо своей рукой, что, когда его получил Эрик, он перевернул свою комнату вверх дном. Почерк то ее. На танцы он естественно не пошел, оставив ее единственную без кавалера. Над ней бы еще долго смеялись девчонки, если бы не Антон. Ее верный рыцарь… Мой брат был словно для этого создан. Эрик был горд, никогда бы ничего у нее не спросил, а она слишком обижена.



Даниэла Рии

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться