Рубиновые цепи

Размер шрифта: - +

Глава 7. Условия обмена

Ма­аррх при­шел, но к это­му мо­мен­ту я уже бы­ла го­това. Оп­ра­вив по­дол платья и кое-как раз­гла­див его ру­ками, я на­дела плащ и зас­тегну­ла его кра­сивую ру­бино­вую зас­тежку. Ме­ня не по­кида­ло ощу­щение, что ру­бино­вой она бы­ла сов­сем не слу­чай­но. И сто­яла у окон­ца, наб­лю­дая, как муж­чи­ны пе­ретя­гива­ют тя­желый тюк с со­ломой поб­ли­же к ко­нюш­не, рас­по­лагав­шей­ся пря­мо за та­вер­ной. Ма­аррх по­дошел не­замет­но, но бла­года­ря мыс­ленной свя­зи я ока­залась под­го­тов­ленной к его по­яв­ле­нию и не вздрог­ну­ла, ког­да он об­ра­тил­ся ко мне по име­ни. Слы­шать свое имя из его уст — неп­ри­выч­но.

      — Объ­яс­нишь мне, как зак­рыть мыс­ленную связь? — спро­сила я, ког­да мы выш­ли из та­вер­ны и при­нялись вновь под­ни­мать­ся в го­ру.

      — Как ми­нимум ты дол­жна это­го за­хотеть, — улыб­нулся дра­кон угол­ком рта и по­ежил­ся от по­рыва ле­дяно­го вет­ра.

      Смер­ка­лось, плот­ный ту­ман на­пол­зал на де­рев­ню, об­хва­тывая ее ту­гими щу­паль­ца­ми. Дра­кон ста­рал­ся дер­жать­ся ко мне поб­ли­же, и я по­чувс­тво­вала се­бя в на­деж­ных ру­ках. Он ку­тал­ся в свой плащ, под­тя­нув его поч­ти до под­бо­род­ка и на­кинув на го­лову глу­бокий ка­пюшон. Я шла за ним, сту­ча от хо­лода зу­бами и не­тер­пе­ливо под­пры­гивая, что­бы сог­реть­ся.

      Вер­хняя пло­щад­ка ока­залась нам­но­го мень­ше ниж­ней. И боль­шую часть ее за­нимал ог­ромный тус­кло-се­рый ша­тер из по­тер­той тка­ни и об­лезлых шкур ди­ких жи­вот­ных. Пе­ред вхо­дом сто­яли две жен­щи­ны, об­ла­чен­ных в ме­ховые кур­тки, шта­ны и са­поги. Каж­дая из них дер­жа­ла копье с уз­ким тем­но-си­ним на­конеч­ни­ком, поб­лески­ва­ющим в све­те кос­тра, ра­зож­женно­го тут же, пе­ред вхо­дом. Од­на из жен­щин уз­на­ла дра­кона и про­пус­ти­ла нас внутрь.

      Мы ока­зались внут­ри. В нос мне уда­рил за­пах жа­рено­го мя­са и кро­ви. Ме­ня слег­ка за­мути­ло, но в этот мо­мент Ма­аррх нег­ромко каш­ля­нул, и я пе­реве­ла взгляд даль­ше. У даль­ней сте­ны шат­ра на сту­ле с рез­ны­ми нож­ка­ми, изоб­ра­жа­ющи­ми ль­вов или вол­ков, си­дела не­моло­дая, су­хопа­рая жен­щи­на с гри­вой изъ­еден­ных се­диной чер­ных во­лос. Она, как и ее во­итель­ни­цы, бы­ла оде­та прос­то, но не в платье, а в дос­пех из ко­жи и шкур жи­вот­ных. На го­лове у нее дер­жа­лась при­чуд­ли­вая конс­трук­ция, ко­торая, спус­тя па­ру ми­нут неп­ри­лич­но­го раз­гля­дыва­ния, прев­ра­тилась в че­реп вол­ка, про­дол­го­ватый и пу­га­ющий. Во­лосы, ка­залось, бы­ли впле­тены в это страш­но­го ук­ра­шение. И я по­няла, что толь­ко мне ка­жет­ся оно пу­га­ющим.

      — Ведь­ма, — прос­кре­жета­ла ста­руха. — Мы не ви­дели ведьм со вре­мен па­дения Сап­фи­ровой. Сей­час я смот­рю и ви­жу од­ну из древ­них. Си­лы ис­то­щены. Она и са­ма, ка­жет­ся, не зна­ет, что она та­кое.

      Ма­аррх бро­сил на ме­ня обес­по­ко­ен­ный взгляд.

      — Но в этой де­рев­не, в Са­ар­де­не, мы ве­ками по­чита­ли ведьм. Они яв­ля­ли во­лю на­ших бо­гов нам в са­мые труд­ные и да­же опас­ные вре­мена. Мы по­лага­лись на их суж­де­ния и проц­ве­тали.

      Све­тов­ла­сая по­жева­ла гу­бами, рас­смат­ри­вая ме­ня. Ее гла­за ка­зались лу­чис­ты­ми, свер­ка­ющи­ми, но в них по­сели­лась мно­год­невная ус­та­лость. Она си­дела пря­мо, гор­до при­под­няв го­лову, смот­ре­ла лас­ко­во и нас­то­рожен­но од­новре­мен­но, буд­то бы не мог­ла ре­шить, как ко мне от­но­сить­ся. Ма­аррх не сво­дил с ее ли­ца нап­ря­жен­но­го взгля­да.

       — Со смертью на­ших За­щит­ниц мы уш­ли в го­ры Ай­риф, что­бы пе­редать на­шим по­том­кам древ­ние пре­дания и ле­ген­ды о ве­личай­ших си­лах, что ког­да-то тво­рили ис­то­рию на­шего ми­ра. Мы соб­ра­ли здесь пос­ледние из книг по изу­чению ма­гии. Но мы ни­ког­да не смо­жем соз­дать ни­чего мо­гущес­твен­ней, чем щит А­эка или ог­ненный звез­до­пад.

      — Кто та­кой А­эка? — шеп­ну­ла я дра­кону.

      Он от­ве­тил мыс­ленно, у ме­ня слег­ка зак­ру­жилась го­лова.

      «А­экой зва­ли сап­фи­ровую ведь­му. Она соз­да­ла уп­ро­щен­ное зак­ли­нание ма­гичес­ко­го щи­та, ук­ры­ва­юще­го лю­дей или го­род от неп­ри­яте­ля».

      — …вот ты здесь, — про­дол­жа­ла Ста­рей­шая тор­жес­твен­но. — Я и не ду­мала, что ког­да-ни­будь вновь встре­чу ведь­му. Мо­жет, си­лы у те­бя и пос­редс­твен­ные, но ты мо­жешь стать на­шим са­мым мо­гущес­твен­ным ору­жи­ем в вой­не про­тив Ос­квер­ненных.

      — Но я не со­бира­юсь во­евать, — ис­пу­ган­но пис­кну­ла я.

      Прис­лужни­цы Ста­рей­шей и са­ма На­кирин тя­жело воз­зри­лись на ме­ня. Ма­аррх сжал ру­ку в ку­лак, но ни­чего не ска­зал.

      — Мне жаль это слы­шать, — со скорбью в го­лосе про­из­несла На­кирин. — Но это не мое де­ло, и не в мо­их пра­вилах уго­вари­вать. Ведь­мам из­вес­тно луч­ше, для че­го они бы­ли рож­де­ны и ка­кие свер­ше­ния им уго­това­ны. В знак сво­ей ра­дос­ти тво­его ско­рей­ше­го по­яв­ле­ния я бы хо­тела ока­зать те­бе ма­лую ус­лу­гу. Она ма­лая не по­тому, что я ста­рая скря­га, — она ти­хо рас­сме­ялась, — а по­тому, что это од­но из нем­но­гого, что мо­гу сей­час те­бе пред­ло­жить.

      Я мол­ча кив­ну­ла.

      Прис­лужни­ца, си­дев­шая воз­ле са­мого тро­на, лег­ко под­ня­лась на но­ги, взя­ла в ру­ки длин­ное копье и, тор­жес­твен­но мне пок­ло­нив­шись, сту­пила в ис­си­ня-чер­ную дым­ку, по­явив­шу­юся меж­ду мной и тро­ном Ста­рей­шей.

      За­тем от­ту­да она вы­вела пя­терых лю­дей, сре­ди ко­торых не бы­ло эль­фа, при­ходив­ше­го ко мне этим днем. Я сглот­ну­ла ко­мок в гор­ле, пред­ста­вив се­бе, что все-та­ки при­дет­ся го­ворить те сло­ва. Я со­вер­шенно не чувс­тво­вала, что я ведь­ма и что я дей­стви­тель­но мо­гу ре­шить чью-то судь­бу. До сих пор я при­нима­ла про­ис­хо­див­шее вок­руг как со­вокуп­ность слу­чай­нос­тей.

      — Эти лю­ди — мои луч­шие ма­ги. Они мо­гут по­казать те­бе, как рас­тормо­шить твой спя­щий дар и на­учить­ся поль­зо­вать­ся прос­тей­ши­ми из зак­ли­наний.

      Она вста­ла с тро­на, и я уви­дела, что на са­мом де­ле На­кирин бы­ла не­мощ­ной ста­рухой. Мне по­каза­лось уди­витель­ным, как она не рас­сы­па­ет­ся пра­хом от каж­до­го не­лов­ко­го дви­жения. Прис­лужни­ца пред­ло­жила ей по­сох, и жен­щи­на креп­ко схва­тила его длин­ны­ми кос­тля­выми паль­ца­ми. Она прош­ла вдоль ря­да сво­их луч­ших ма­гов и хит­ро улыб­ну­лась.

      — На са­мом де­ле я не хо­чу от­да­вать ни Гри­да, ни Эль­зу, ни Са­му­эля. Од­ни из нем­но­гих ус­пешных ма­гов в Са­ар­де­не, и они за­щища­ют на­шу де­ревуш­ку от раз­ведчи­ков Ос­квер­ненных. Ес­ли ты и впрямь не со­бира­ешь­ся во­евать, ты ско­ро уй­дешь от­сю­да, ибо зна­ний для ведь­мы здесь нем­но­го.

      Она вни­матель­но пос­мотре­ла на ме­ня еще раз.

      — У ме­ня есть один маг, ко­торый на­рушил нег­ласное пра­вило Са­ар­де­на. Мы зак­лю­чили его под стра­жу и ско­вали ему ру­ки ру­бино­выми це­пями.

      Я вздрог­ну­ла, сто­ило ей упо­мянуть про це­пи из ру­бина. По­дума­ла, что она на­мека­ет на свою ос­ве­дом­ленность о мо­ем по­ложе­нии. О том, что я яв­ля­юсь ре­ин­карна­ци­ей ру­бино­вой ведь­мы.

      Но На­кирин не­воз­му­тимо про­дол­жи­ла:

      — Как ты ре­шишь, так и бу­дет. Я бы же­лала, что­бы ты заб­ра­ла это­го ма­га с со­бой, но рас­ста­нетесь вы или бу­дете пу­тешес­тво­вать — это не мое де­ло.

      Прис­лужни­ца вновь вош­ла в свер­ка­ющую дым­ку и при­кати­ла от­ту­да ша­ро­об­разную клет­ку, пла­ва­ющую в воз­ду­хе. Внут­ри си­дел дроу.

      — Тем­ный эльф, — не­доб­ро свер­кну­ла гла­зами На­кирин.

      — Й­итирн! — вос­клик­ну­ла я, и дроу от­крыл гла­за.

      — Ты что, его зна­ешь? — за­шипел мне на ухо Ма­аррх, вне­зап­но рас­те­ряв ль­ви­ную до­лю са­мо­об­ла­дания.

      — Она же ведь­ма, — вы­ручи­ла ме­ня На­кирин, не под­ра­зуме­вая это­го. — В ее при­роде знать та­кие ве­щи, о ко­торых мы мо­жем лишь до­гады­вать­ся. Это лишь до­казы­ва­ет, что ны­неш­няя встре­ча — судь­бо­нос­на. Да­же я со сво­ими ши­роки­ми поз­на­ни­ями в об­ласти пред­ви­дения бу­дуще­го не мо­гу ска­зать нас­коль­ко. Но мы уз­на­ем об этом, по­лагаю.

      На­кирин приб­ли­зилась к ша­ру, про­вела по его реб­ру ла­донью, и клет­ка рас­па­лась на два по­луша­рия. Й­итирн, раз­ми­ная за­тек­шие но­ги, ос­то­рож­но вы­лез. Ма­ги-нас­тавни­ки выс­тро­ились по­лук­ру­гом вок­руг эль­фа и, воз­дев ру­ки к по­тол­ку шат­ра, хо­ром про­чита­ли зак­ли­нание.

      Я вдруг ощу­тила по­рыв го­ряче­го вет­ра, зак­ру­жив­ше­гося вок­руг ме­ня. Ру­бино­вый от­блеск мель­кнул пе­ред гла­зами, я по­чувс­тво­вала, что но­ги под­ка­шива­ют­ся и я слов­но взмы­ваю к не­бу. По спи­не про­бежа­ла во­об­ра­жа­емая со­роко­нож­ка, ще­коча нер­вы и вы­зывая не­веро­ят­ное ощу­щение сво­боды и лег­кости.

      Я сжа­ла ру­ку в ку­лак, что­бы ос­та­новить это стран­ное ощу­щение, с каж­дой се­кун­дой все бо­лее вов­ле­кав­шее ме­ня в не­осоз­нанный, но опас­ный про­цесс.

      Ру­бино­вые око­вы спа­ли, раз­бившись вдре­без­ги на ты­сячи мел­ких ос­колков. Со сто­роны ка­залось, буд­то во все сто­роны брыз­ну­ла мер­ца­ющая кровь.

      Й­итирн по­тер за­пястья и вздох­нул с об­легче­ни­ем. За­тем по­вер­нулся ко мне и пок­ло­нил­ся сна­чала Ста­рей­шей и сра­зу мне.

      — Ты ку­да бо­лее бла­гора­зум­на, чем ка­жешь­ся, жен­щи­на, — ух­мыль­нул­ся дроу, кив­нув На­кирин. — Я ду­мал, что ты ни за что не от­пустишь опыт­но­го эль­фий­ско­го ма­га. Приз­нать­ся, я пред­став­лял се­бе, как бу­ду за­щищать твой го­род от Ос­квер­ненных, ког­да при­дет вре­мя.

      — Твои меч­ты — прах и тлен, — прос­кри­пела На­кирин, я уди­вилась вне­зап­ной пе­реме­не в то­не ее го­лоса. — Ты те­перь слу­жишь ведь­ме.

      — Ну, ко­неч­но, — улыб­нулся Й­итирн. — Толь­ко вот на служ­бу она ме­ня еще не приз­ва­ла, а я не пок­лялся ей в вер­ности. Ты раз­ве не зна­ешь, как это ра­бота­ет? Но у нас все впе­реди, не прав­да ли, Ева?

      Я не ожи­дала, что он об­ра­тит­ся ко мне, и вздрог­ну­ла.

      — Да, — кив­ну­ла я. — У нас все впе­реди.

      — Вот, я о том же и го­ворю, — об­ра­довал­ся эльф. — Те­перь мы мо­жем ид­ти?

      На­кирин бро­сила на ме­ня быс­трый взгляд.

      — Я очень ра­да, что в на­шем ми­ре вновь по­яви­лась ведь­ма. И вы мо­жете ид­ти, ра­зуме­ет­ся.

      Она от­сту­пила в сто­рону, про­пус­кая ма­га. Поч­ти доб­равшись до ме­ня, он вне­зап­но ос­та­новил­ся и ог­ля­нул­ся на ста­руху.

      — Ты зап­ре­тила мне ри­ту­ал По­ис­ка. Ес­ли ведь­ма одоб­рит, я мо­гу его про­дол­жить? — спро­сил он с вы­зовом.

      На­кирин не­одоб­ри­тель­но при­щури­лась.

      — Ты мо­жешь, — не­охот­но сог­ла­силась она. — Но толь­ко с сог­ла­сия ведь­мы. В кон­це кон­цов, ес­ли Са­ар­ден ко­му-то и под­чи­ня­ет­ся, то не мне и не на­чаль­ни­ку стра­жи, а За­щит­ни­цам.

      Ког­да Ма­аррх и Й­итирн выш­ли, она по­вер­ну­лась ко мне и ве­сомо про­из­несла:

      — Эль­фий­ские ма­ги столь ред­ки, что их мо­тивы и их стрем­ле­ния не всег­да из­вес­тны на­вер­ня­ка. Они ис­кусно вы­ража­ют­ся и ни­ког­да не по­яс­ня­ют ко­неч­ной це­ли. То есть, они мо­гут дей­ство­вать из луч­ших по­буж­де­ний. Но пос­ледс­твия этих дей­ствий не всег­да кон­ча­ют­ся бла­гом.

      На­кирин по­дер­жа­ла мою ру­ку в сво­их ла­донях и пе­чаль­но улыб­ну­лась.

      Из шат­ра я выш­ла, ког­да уже сов­сем стем­не­ло. Нез­на­комое тем­ное не­бо ис­пещри­лось си­яющи­ми звез­да­ми. Ин­те­рес­но, этот мир — па­рал­лель­ная все­лен­ная или это пла­нета где-то в кос­мо­се, и от­сю­да мы мо­жем уви­деть на­ше Сол­нце? Я за­вер­те­ла го­ловой, с удо­воль­стви­ем рас­смат­ри­вая нез­на­комый, но­вый мир. Мяг­кие об­ла­ка, об­го­няя друг дру­га, плы­ли по фи­оле­тово-си­нему прос­то­ру; где-то пе­ла не­зем­ным го­лосом пев­чая пти­ца.

      Спус­тившись по тро­пин­ке в де­рев­ню, я ло­вила на се­бе вос­хи­щен­ные взгля­ды де­тей и взрос­лых. Не сом­не­валась я и в том, что им уже прек­расно из­вес­тно, кто я та­кая и за­чем сю­да при­была. У боль­шо­го кос­тра ме­ня приг­ла­сили от­ве­дать пох­лебку и бы­ли весь­ма расс­тро­ены, ког­да я от­ка­залась, сос­лавшись на сы­тость. На са­мом де­ле же­лудок сво­дило, но не от го­лода, а от вол­не­ния и пе­режи­того.

      Не без тру­да я наш­ла та­вер­ну, где за ши­роким сто­лом с дву­мя лав­ка­ми Ма­аррх и Й­итирн о чем-то ожес­то­чен­но спо­рили. Я по­дош­ла бли­же и уви­дела, что оба из­рядно (на мой взгляд) вы­пили пи­ва. Ос­татки тре­вож­но плес­ка­лись в вы­соких де­ревян­ных круж­ках, оби­тых же­лез­ны­ми обод­ка­ми.

      Слу­жан­ка веж­ли­во ос­ве­доми­лась, че­го же­лаю я, и я поп­ро­сила при­нес­ти что-ни­будь по­есть. За­тем усе­лась воз­ле Ма­ар­рха и не без го­речи от­ме­тила, что дра­кон тут же отод­ви­нул­ся от ме­ня.

      — Он не бу­дет те­бя обу­чать, — про­рычал он, за­дыха­ясь от гне­ва. — Мы спас­ли его из клет­ки, а он…

      Я по­жала пле­чами.

      — Но мы его не спа­сали. Ста­рей­шая са­ма пред­ло­жила нам его заб­рать.

      — Точ­но, — хлоп­нул в ла­доши эльф. — Ме­ня ник­то не спа­сал. Я обе­щал по­мочь, и я по­могу. Но у все­го же есть своя це­на, не так ли?

      Й­итирн хит­ро под­мигнул мне. Ма­аррх на­хох­лился, и я по­няла, что он не со­бира­ет­ся ухо­дить пря­мо сей­час, как го­ворил. Эльф и дра­кон ис­пе­пеля­ли друг дру­га взгля­дами, по­ка я не каш­ля­нула.

      — Что ты хо­чешь вза­мен?

      Дроу по­шарил в сво­ей не­объ­ят­ной сум­ке, ви­сев­шей на бо­ку все это вре­мя, и вы­удил от­ту­да та­кой ста­рый и та­кой вет­хий пер­га­мент, что я не­воль­но ах­ну­ла. Й­итирн бро­сил на ме­ня ве­селый взгляд и раз­вернул сви­ток. Я по­далась впе­ред, но все рав­но ни­чего не по­няла. Бу­ков­ки слов­но пля­сали у ме­ня пе­ред гла­зами, дер­га­ли «хвос­ти­ками» и «за­витуш­ка­ми».

      — Ни­чего не ви­дишь, да? Не­посед­ли­вые они у ме­ня, — по­сето­вал дроу. — Но сто­ит им ска­зать hin’avin, и они тут же ус­по­ко­ят­ся.

      — Ма­гия, — не­одоб­ри­тель­но про­бур­чал дра­кон.

      Как буд­то он за­был, что сам при­менил ма­гию, ос­та­нав­ли­вая кро­воте­чение. Я еще раз ос­мотре­ла пер­га­мент, и бук­вы там скла­дыва­лись в сло­ва и пред­ло­жения. Толь­ко вот язык мне был нез­на­ком, как и преж­де. Но у ме­ня на­конец-то по­яви­лась воз­можность за­дать воп­ро­сы.

      — Что это за язык? Ни­ког­да не встре­чала та­кого.

      От удив­ле­ния у Й­итир­на бе­лос­нежные бро­ви рез­ко взмет­ну­лись вверх. Он бро­сил оза­дачен­ный взгляд на дра­кона, как бы спра­шивая его, но Ма­аррх по­качал го­ловой. Эльф дер­нул пле­чом:

      — Ти­рий­ский. Древ­ний язык ма­гии. Сей­час его не ис­поль­зу­ют, а ес­ли и об­ра­ща­ют­ся, то в слу­ча­ях, ког­да тре­бу­ет­ся вме­шатель­ство вол­шебс­тва. Но рань­ше на нем да­же го­вори­ли. Это бы­ло очень дав­но.

      Ма­аррх под­твер­дил ска­зан­ное кив­ком го­ловы.

      — Сог­ласно это­му зак­ли­нанию, — Й­итирн меч­та­тель­но улыб­нулся, — мож­но най­ти один из ста­рых ар­те­фак­тов вре­мен влас­ти Хра­нитель­ниц Кам­ней.

      Я на­вос­три­ла уши.

      — Я про­читал его не­пода­леку, и пу­тевод­ный ого­нек ука­зал, что ар­те­факт хра­нит­ся не где-ни­будь, а в Са­ар­де­не. Но здесь его не ока­залось. И я про­чел его еще раз. И уз­нал, что ар­те­факт спря­тан в пе­щере под этой ска­лой.

      — Так те­бя пой­ма­ли? — хмык­ну­ла я.

      — Вер­но, — кив­нул Й­итирн, до­воль­ный мо­ей со­об­ра­зитель­ностью. — Они по­дума­ли, что я раз­ведчик Ос­квер­ненных и хо­чу снять щит. Толь­ко вот до щи­та мне ни­како­го де­ла нет, толь­ко до сок­ро­вища.

      — Ты, по­луча­ет­ся, охот­ник за сок­ро­вища­ми? Рас­хи­титель гроб­ниц?

      Й­итирн вспых­нул, хо­тя по его ли­цу цве­та эбо­нита на­вер­ня­ка ска­зать это­го бы­ло нель­зя. Те­ат­раль­ным жес­том он взмах­нул ру­кой.

      — Нет, я ни­какой не рас­хи­титель. Ког­да-то эта ве­щица при­над­ле­жала ро­ду Тай­рн. Я, мож­но ска­зать, пос­ледний из это­го ро­да. И хо­чу вер­нуть…

      — …и ес­ли мы вер­нем, ты обу­чишь ме­ня?

      — Да, ес­ли за­хочешь это­го, — мяг­ко улыб­нулся эльф.

      Я хлоп­ну­ла в ла­доши и пос­мотре­ла на дра­кона.

      — От­лично! Мне ка­жет­ся, что это впол­не спра­вед­ли­вые ус­ло­вия.

      Но Ма­аррх не раз­де­лял мо­его эн­ту­зи­аз­ма. Он нак­ло­нил­ся к эль­фу, гла­за его не­доб­ро свер­кну­ли. Й­итирн ус­мехнул­ся, но и в его взгля­де неч­то по­яви­лось не­тер­пе­ливое и все же жес­ткое. Я по­няла, что они мыс­ленно об­ме­нялись ка­кими-то све­дени­ями.

      У ме­ня по­яви­лось ощу­щение, что сто­ит мне пот­ре­бовать от них че­го-ли­бо, и они мгно­вен­но под­чи­нят­ся, не ко­леб­лясь ни се­кун­ды.

      — Лад­но, идем, — сог­ла­сил­ся дра­кон.

      Ут­ром, ког­да ту­ман еще не рас­се­ял­ся и до­ма уто­пали в гус­тых бе­лых об­ла­ках, мы выш­ли из Са­ар­де­на. Здесь, меж двух ка­ра­уль­ных ба­шен, сол­дат от­дал честь, при­ложив ру­ку к сер­дцу и слег­ка мне пок­ло­нив­шись. Это был не тот «вход», ко­торым мы вос­поль­зо­вались, про­ходя в де­рев­ню.

      Склон го­ры ока­зал­ся ку­да бо­лее кру­тым, и мне при­ходи­лось тща­тель­но вы­бирать путь. Й­итирн ори­ен­ти­ровал­ся на изум­рудный ого­нек, то по­яв­ля­ющий­ся, то ис­че­за­ющий пос­ре­ди пу­ховой пе­рины лип­кой и гус­той дым­ки. Шел эльф быс­тро, и нам с Ма­ар­рхом при­ходи­лось спе­шить, что­бы не по­терять его из ви­ду. Эти двое меж­ду со­бой не об­ща­лись, толь­ко вот у ме­ня соз­да­валось впе­чат­ле­ние, что они ве­дут ожес­то­чен­ный мыс­ленный спор.

      Вско­ре мы ока­зались вни­зу, и по­года здесь бу­шева­ла. Хо­лод­ные кап­ли дож­дя так и но­рови­ли за­лезть под плащ; Ма­аррх шел впе­реди, без­злоб­но от­ря­хива­ясь каж­дые пять ми­нут. Й­итирн на­кол­до­вал се­бе не­боль­шой си­нева­тый ку­пол, ко­торый слу­жил ему вмес­то зон­ти­ка. Ве­тер бро­сал­ся на нас, слов­но хищ­ный разъ­ярен­ный зверь. Тер­зая ос­тры­ми зубь­ями изо ль­да и дож­дя, он как сто­роже­вой пес от­ва­живал нас от мес­та, ку­да мы шли.

      На­конец бу­ря прек­ра­тилась. Мы сту­пили на лес­ную тро­пу, щед­ро усы­пан­ную сос­но­выми игол­ка­ми. Ма­аррх еще раз от­ряхнул­ся и при­нюхал­ся.

      — Я — охо­тить­ся, — за­явил он.

      Сняв со спи­ны лук и вло­жив стре­лу, он мол­ни­енос­но ис­чез из ви­ду. Й­итирн не­до­умен­но пос­мотрел на ме­ня, я по­жала пле­чами.

      Ма­аррх вер­нулся с дву­мя кро­лика­ми на по­ясе, ког­да мы с эль­фом обош­ли не­высо­кую ка­мен­ную гря­ду. До­воль­ный и сы­тый, дра­кон при­со­еди­нил­ся к нам. Я улыб­ну­лась про се­бя и спро­сила:

      «Это прав­да, что дра­коны и ведь­мы мо­гут жить толь­ко в па­ре?»

      Дра­кон гром­ко фыр­кнул.

      «Ста­рая сказ­ка, что­бы объ­яс­нить, по­чему на сто­роне ведьм час­то во­ева­ли дра­коны. Вы­дум­ка, не бо­лее то­го. Я ро­дил­ся по­тому, что мои ро­дите­ли лю­били друг дру­га. А не по­тому, что я уго­тован ка­кой-то ведь­ме».

      Я ус­мехну­лась.

      Ты ведь сам ска­зал, что ты пос­ледний из дра­конов, а я — пер­вая ведь­ма за пос­ледние нес­коль­ко сто­летий. Ду­май, что хо­чешь.

      В этот мо­мент Й­итирн ос­та­новил­ся.

      — Мне ка­жет­ся, пе­щера где-то здесь.

      Дра­кон ог­ля­дел­ся. Изум­рудный свет­ля­чок за­вис в од­ном по­ложе­нии меж двух чер­ных кам­ней, из­да­лека выг­ля­дящих как чьи-то клы­ки. От дур­но­го пред­чувс­твия я по­ежи­лась.

      — Я проч­ту зак­ли­нание, ко­торое смо­жет ука­зать точ­нее. Но мне пот­ре­бу­ет­ся вре­мя и дос­та­точ­но энер­гии, что­бы осу­щес­твить за­думан­ное.

      Он по­мол­чал. Ма­аррх по­вер­нулся ко мне, но я его опе­реди­ла:

      — Всплеск энер­гии.

      — Точ­но.

      Все зна­ли к че­му при­водят по­доб­ные всплес­ки.

      Ос­квер­ненные.



Sanathos

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться