Рубиновые цепи

Размер шрифта: - +

Глава 14. Сила божественной воли

 Свет мяг­ко ка­сал­ся мо­их век, и я чувс­тво­вала жар, при­ят­но рас­те­ка­ющий­ся по оне­мев­ше­му и за­леде­нев­ше­му те­лу. Но про­ис­хо­див­шее по-преж­не­му ус­коль­за­ло от ме­ня, стре­митель­но ис­че­зая в се­реб­ристой дым­ке. Я спа­ла или бы­ла без соз­на­ния? Мыс­ли кру­говертью всплы­вали в па­мяти, но спус­тя ка­кое-то вре­мя пол­ностью по­кину­ли ме­ня, ос­та­вив где-то за пре­дела­ми собс­твен­но­го те­ла, в мес­те, ко­торое я при же­лании мог­ла наз­вать до­мом.

      Я ос­мотре­лась. Бы­ло хо­лод­но, мое сер­дце дер­жа­ла ле­дяная ру­ка с та­кими длин­ны­ми и тол­сты­ми ког­тя­ми, что я чувс­тво­вала, как кровь сте­ка­ет по ним. Я бы­ла отор­ва­на от все­го, что ког­да-ли­бо зна­ла. И мес­то, в ко­тором на­ходи­лась, от­да­лен­но вы­зыва­ло во мне ка­кие-то смут­ные вос­по­мина­ния, ско­рее, эмо­ции не­жели кар­ти­ны и со­бытия прош­ло­го. Я чувс­тво­вала се­бя и без­мерно счас­тли­вой, и мо­гущес­твен­ной, и взвол­но­ван­ной, и да­же влюб­ленной. В один миг я ус­лы­шала мно­гие го­лоса: они при­над­ле­жали жен­щи­нам, муж­чи­нам, обо­рот­ням, эль­фам и дра­конам, ко­торых я ни­ког­да не зна­ла, но, су­дя по ощу­щени­ям, зна­ла дру­гая часть ме­ня.

      Я сто­яла в пе­щере. С по­тол­ка сви­сали крас­ный плющ и еще ка­кие-то рас­те­ния, опу­тывав­шие длин­ны­ми тон­ки­ми ли­ана­ми по­катые сте­ны. По­луть­ма ус­ту­пала мес­то не­яр­ко­му све­ту, ис­хо­див­ше­му из двух ру­бино­вых ша­ров, па­рящих над боль­шим ал­та­рем — ал­та­рем ли? Он за­рос тра­вой и сор­ня­ком, кое-где чер­ный ка­мень пот­рескал­ся, и сквозь эти тре­щины про­рос­ли при­чуд­ли­вые ру­бино­вые де­рев­ца с бе­лос­нежны­ми ство­лами и алы­ми листь­ями. Сбо­ку от ал­та­ря сто­яло вы­сочен­ное зер­ка­ло в тем­ной де­ревян­ной оп­ра­ве. Я по­дош­ла к не­му или, ско­рее, под­ле­тела. Изоб­ра­жение за­ряби­ло, пош­ло кру­гами, и от­ту­да, с се­реб­ристой гла­ди, на ме­ня взгля­нула дру­гая я. Жен­щи­на мно­гих лет, но при этом выг­ля­дев­шая уди­витель­но мо­лодо и све­жо. Ее единс­твен­ное от­ли­чие от ме­ня сос­тавля­ли гла­за: не изум­рудно-зе­леные, а ру­бино­вые, тем­ные, зо­вущие и ма­нящие с та­кой си­лой, что я ис­пу­ган­но ах­ну­ла. За ее спи­ной ма­ячи­ла ог­ромная чер­ная тень, оку­тывая ее мис­ти­чес­кой мглой. Жен­щи­на нас­мешли­во улыб­ну­лась мне и упер­ла ру­ку в бок, оце­нивая ме­ня, как ес­ли бы сто­яла нап­ро­тив и бы­ла ре­аль­на, а не яв­ля­лась от­ра­жени­ем в зер­ка­ле.

      Ви­дение вдруг про­пало. Ка­жет­ся, я что-то ска­зала или зас­то­нала. Боль про­шила мое без­воль­ное те­ло, я дер­ну­лась. Пос­лы­шал­ся звон и еще ка­кой-то про­тив­ный дре­без­жа­щий звук, от ко­торо­го раз­бо­лелась го­лова.

      Я по­вер­ну­лась в сто­рону зву­ка и еле-еле раз­ле­пила ве­ки.

      Й­итирн скло­нил­ся над кос­тром и что-то по­меши­вал в ко­тел­ке. Бе­лые во­лосы нис­па­дали на ли­цо, и эльф пос­то­ян­но зап­равлял их за ос­трое ухо. Ли­цо его вы­ража­ло край­нюю сте­пень сос­ре­дото­чен­ности. Он мед­ленно вды­хал за­пах ва­рева, за­тем ка­чал го­ловой и све­рял­ся со сво­ей кни­гой, ле­жащей на зем­ле.

      — Й­итирн… — про­шеп­та­ла я.

      Но по­ток соз­на­ния уже уно­сил ме­ня прочь от на­шей сто­ян­ки, от кос­тра, от опе­чален­но­го и встре­вожен­но­го взгля­да тем­но­го эль­фа.

      Я вновь сто­яла пос­ре­ди Пус­то­ты. Мо­лоч­ный ту­ман клу­бил­ся воз­ле мо­их ног, слов­но стре­мил­ся пож­рать ме­ня. Вда­ли, как мне по­каза­лось, я уви­дела чью-то тень. Я ус­тре­милась к ней, не то бе­гом, не то в по­лете. Мед­но-ры­жие во­лосы раз­ве­вались у ме­ня за спи­ной, я слов­но бы­ла со­бой и ви­дела се­бя со сто­роны.

      Жен­щи­на с тем­ны­ми ма­нящи­ми гла­зами рас­пра­вила ру­ки. Те­перь и она, и я сто­яли на уте­се. Вни­зу ре­вело мо­ре, бе­шено и сер­ди­то бро­сая вол­ны на ска­лу. В не­бе кру­жило во­ронье, прон­зи­тель­но кар­кая. Пти­цы ог­лу­шитель­но хло­пали крыль­ями, выс­матри­вая что-то вни­зу. И я за­мети­ла, что на по­бережье стол­пи­лись нес­коль­ко групп эль­фий­ских во­инов. Мне хва­тило лишь взгля­да, что­бы по­нять — они бы­ли эль­фа­ми. Воз­можно, об этом зна­ла жен­щи­на, по­это­му уз­на­ла и я. Эль­фы бес­но­вались там, вни­зу, от­ра­жая нас­тро­ение при­роды. Свин­цо­вые ту­чи мед­ленно пол­зли по не­бу, вда­ли гро­хотал гром. Жен­щи­на что-то ска­зала, но ее сло­ва ос­та­лись бес­смыс­ленны­ми для ме­ня. Эль­фы вни­зу взвы­ли от ужа­са и ста­ли тес­нить друг дру­га, слов­но пы­тались из­бе­жать че­го-то та­кого, что уви­дели те­перь в не­бе. В не­бе чер­ной тенью мель­кнул дра­кон.

      Ви­дение от­сту­пило, ос­тавляя ме­ня раз­би­той и по­терян­ной. Я сно­ва ус­лы­шала пос­то­рон­ние зву­ки, на этот раз го­лос Й­итир­на вы­вел ме­ня из сос­то­яния по­лус­на. Он чи­тал не­боль­шое зак­ли­нание, но я ви­дела, как ли­хора­доч­но поб­лески­ва­ют его крас­ные гла­за, как сжа­та в ку­лак пра­вая ру­ка и как си­няя приз­рачная нить спле­та­ет смысл из дю­жины ти­рий­ских слов.

      За­тем мгла схва­тила ме­ня тон­ки­ми паль­ца­ми, на­дави­ла, зас­тавляя про­валить­ся сквозь пласт ре­аль­нос­ти в мир вос­по­мина­ний.

      Тре­уголь­ный ру­бин мер­цал в по­луть­ме той са­мой пе­щеры, в ко­торой сто­яли зер­ка­ло и ал­тарь из чер­но­го кам­ня. Здесь бы­ло ухо­жено и приб­ра­но, ни­какой тра­вы или сор­ня­ков. Ка­мен­ный пол ус­те­лен тон­ким ков­ром, меж двух стен в са­мом уг­лу — кро­вать. Пла­мя на ал­та­ре пот­рески­вало, выб­ра­сывая в воз­дух сноп ру­бино­вых искр. Вок­руг ме­ня — не­ес­тес­твен­ная ти­шина. Жен­щи­на по­яви­лась из ни­от­ку­да, буд­то вы­рос­ла из кам­ня. Она взя­ла уже зна­комый мне Гри­му­ар, рас­кры­ла на­угад, взя­ла пе­ро цве­та ру­бина и что-то за­писа­ла изящ­ным ви­ти­ева­тым по­чер­ком.

      Я очу­тилась у кос­тра. Прох­ла­да слег­ка ка­салась ме­ня, но на сме­ну нап­ря­жению приш­ло рас­слаб­ле­ние. По­чувс­тво­вала, что сно­ва мо­гу ды­шать.

      — Й­итирн… — шеп­ну­ла я в тем­но­ту.

      Тем­ный эльф ока­зал­ся воз­ле ме­ня за до­лю се­кун­ды. От не­го ве­яло мор­ским бри­зом, теп­лом кос­тра, аро­матом све­же­ис­пе­чен­но­го хле­ба. Крас­ные гла­за прис­таль­но раз­гля­дыва­ли мое ли­цо, а я опус­ка­лась все ни­же и ни­же, уп­лы­вая из соз­на­ния под на­пором хле­щущей ть­мы. Тем­ный взял ме­ня за пле­чи и ле­гонь­ко встрях­нул, ть­ма от­сту­пила на мгно­вение, об­на­жая чувс­тва.

      — Ева, — ска­зал он, — дер­жись на по­вер­хнос­ти. Не ухо­ди.

      — Ть­ма, — с тру­дом вы­гово­рила я. — Ть­ма по­жира­ет ме­ня.

      — Я знаю, — серь­ёз­но от­ве­тил дроу. — За­цепись мыслью за что-ни­будь очень важ­ное для те­бя и пос­та­рай­ся вып­лыть. Это единс­твен­ный спо­соб.

      Но что в мо­ей жиз­ни мог­ло быть та­кого важ­но­го? Под на­пором ть­мы все, что ме­ня ин­те­ресо­вало, ка­залось не­сущес­твен­ным, глу­пым и не­разум­ным.

      — По­гово­ри… со… мной, — шеп­ну­ла я.

      Й­итирн не­весе­ло ус­мехнул­ся.

      — Ты на гра­нице жиз­ни и смер­ти, а те­бе нуж­но — что­бы я по­гово­рил с то­бой? — хмык­нул он.

      Я осоз­на­ла, что ть­ма, по­жира­ющая ме­ня, не спа­ситель­на. Она из­бавля­ла ме­ня не толь­ко от бо­ли и хо­лода, но и от жиз­ни то­же. Вот по­чему мне все ка­залось та­ким вре­мен­ным, та­ким не­пос­то­ян­ным, та­ким не­сущес­твен­ным.

      Пе­ред ли­цом смер­ти жизнь от­сту­пала, ка­залась мне мгно­вени­ем, вспыш­кой.

      Эта мысль пре­боль­но ре­зану­ла, и я про­тяну­ла ру­ку. Паль­цы объ­яло ру­бино­вым вспо­лохом не при­ручен­но­го пла­мени, и я схва­тила ус­коль­за­ющее мгно­вение. Ни­ти вок­руг ме­ня вско­лых­ну­лись, ть­ма от­пря­нула от ме­ня, уби­рая свои про­тив­ные склиз­кие щу­паль­ца. Й­итирн при­под­нял бровь и отс­тра­нил­ся.

      — По­бере­ги си­лы, — ска­зал он.

      Во взгля­де Й­итир­на по­яви­лось что-то злое, до­селе мне нез­на­комое. Он по­мог мне сесть, на­кинул на пле­чи плащ и теп­лое оде­яло. За­тем су­нул в ру­ки по­ход­ную круж­ку, в ко­торой плес­ка­лось что-то ян­тарное. Пах­ло при­ят­но, и я сде­лала боль­шой гло­ток. И чуть не вып­лю­нула, пос­ко­рее прог­ло­тив.

      — Фу, — отоз­ва­лась я о на­пит­ке, — что это?

      — Эн­горци­ум. На­питок для вос­ста­нов­ле­ния сил.

      — Вкус у не­го про­тив­ный, — по­дели­лась я мне­ни­ем.

      Но Й­итир­ну мое за­меча­ние по вку­су не приш­лось. Он сжал ру­ку в ку­лак, бро­сил на ме­ня не­нави­дящий взгляд и ряв­кнул:

      — Пей и не спорь!

      От не­ожи­дан­ности я по­пер­хну­лась. Ос­та­ток эн­горци­ума я до­пива­ла в аб­со­лют­ной ти­шине. Шею и ще­ки жгло от сты­да, я не по­нима­ла, от­че­го эльф так рез­ко за­гово­рил со мной. Что я ему та­кого сде­лала? С та­кой неп­ри­мири­мой яростью и гне­вом он смот­рел на ме­ня, что я опус­ти­ла гла­за и бо­ялась под­ни­мать их. На седь­мом глот­ке на­пит­ка я рас­про­бова­ла его тер­пкий, чуть со­лоно­ватый вкус и до­пива­ла с ви­димым удо­воль­стви­ем.

      — Ты мог­ла уме­реть! — го­лос дроу под­ра­гивал от гне­ва, но не от со­жале­ния.

      — Но не…

      — Ты бы­ла при смер­ти. Смерть уже схва­тила те­бя. Ты с лег­костью от­да­валась в ее объ­ятья. Без­рассудс­тво, глу­пость! Как ты мо­жешь быть Ру­бином?

      Я вспых­ну­ла и уже от­кры­ла рот, что­бы выс­ка­зать все, что я ду­маю по это­му по­воду, как тем­ный эльф пе­ребил ме­ня:

      — Чи­тать та­кое длин­ное зак­ли­нание бы­ло в выс­шей сте­пени не­разум­но. Ты мо­гущес­твен­ная ведь­ма, но си­ла и мо­гущес­тво — две раз­ные ве­щи. Что­бы об­ла­дать си­лой и воз­можностью чи­тать та­кие труд­ные ма­гичес­кие спле­тения, тре­бу­ют­ся как ми­нимум го­ды прак­ти­ки и ма­лей­шее по­нима­ние о том, как ра­бота­ет ма­гия. Я вов­се не хо­тел все­лить в те­бя са­мо­уве­рен­ность. Я лишь под­бадри­вал, по­ощ­рял, же­лал, что­бы ты са­ма на­чала про­бовать. За­меть, я на­чал с са­мого прос­то­го, та­кого, что ни­ког­да бы не пос­та­вило те­бя в зат­рудни­тель­ную си­ту­ацию.

      — Ты мог бы прос­то не го­ворить то, о чем я те­бя поп­ро­сила.

      Я по­жала пле­чами.

      — Нет, не мог. Соз­на­тель­но или нет, но ты ис­поль­зо­вала Во­лю. Счи­тай, ты при­каза­ла мне ска­зать эти сло­ва. Я не мог не под­чи­нить­ся.

      — Не пом­ню, что­бы я ис­поль­зо­ва…

      — Пой­ми уже, на­конец, Ева. Дос­та­точ­но тво­его же­лания, что­бы все сло­ва, ко­торые ты го­воришь, об­ре­ли си­лу, ста­ли во­лей. Ты хо­тела уз­нать зак­ли­нание, и я ска­зал те­бе его по­тому, что не мог ина­че. Но я не ду­мал, что ты ре­шишь­ся про­из­нести эти сло­ва. Ты бы­ла к ним не го­това. Два при­каза — шут­ка ли.

      — Я не по­нимаю, — от­ве­тила я. — По­чему за­жечь свет ни­чего не сто­ило, а сжечь все пло­хие вос­по­мина­ния и боль прош­ло­го — да?

      Й­итирн глу­боко вздох­нул.

      — Ма­гия не бу­дет ни­чего де­лать за те­бя. Она ни­чего не зна­ет о тво­ем прош­лом, о тво­их эмо­ци­ях, о том, что при­чини­ло те­бе боль. Ей без раз­ни­цы. Она при­водит твои же­лания в ис­полне­ние. И чем боль­ше раз­мы­ты гра­ницы зак­ли­нания, тем боль­ше сил она вы­кача­ет из те­бя в по­пыт­ке ис­полнить твое же­лание. Она ус­лы­шала сло­ва, к ко­торым ког­да-то бы­ла при­вяза­на. И ус­лы­шала твою во­лю. Но по­нять и оце­нить смыс­ло­вую наг­рузку ей не под си­лу.

      — Не зна­комая с мо­им прош­лым, она по­пыта­лась унич­то­жить всю мою жизнь.

      Й­итирн кив­нул.

      — Вер­но. Ты дол­жна быть очень ак­ку­рат­на и всег­да точ­но ука­зывать, что хо­чешь по­лучить, ког­да за­кон­чишь чи­тать зак­ли­нание. Ни­каких не­яс­ностей. Ты за­хоте­ла за­жечь свет? Ilta waen. И свет за­жег­ся. В этих сло­вах нет под­водных кам­ней. Те­бе по­надо­бил­ся свет. и ты его по­лучи­ла. Ма­гия лег­ко спра­вилась с этим за­дани­ем. Она удов­летво­рила твое же­лание и рас­се­ялась. Но с зак­ли­нани­ем так не по­лучи­лось. Она ос­та­лась не­ос­ве­дом­ленной о тво­их при­чинах, по ко­торым ты про­из­несла эти сло­ва. И в по­пыт­ке ра­зоб­рать­ся ста­ла вы­качи­вать из те­бя всю дос­тупную энер­гию.

      Я под­ня­ла гла­за на Й­итир­на.

      — Мы… мы ведь про­дол­жим за­нимать­ся? — с тре­вогой спро­сила я.

      — Ра­зуме­ет­ся, — улыб­нулся тем­ный эльф. — Но обе­щай мне, что ты креп­ко ус­во­ишь этот урок и впредь не ста­нешь столь оп­ро­мет­чи­во пос­ту­пать.

      Я ус­мехну­лась. За­быть та­кой жиз­ненный урок?

      Эту ночь мы про­вели в ла­гере. Й­итирн не от­хо­дил от ме­ня ни на шаг и каж­дые пол­то­ра ча­са вы­давал но­вую пор­цию вос­ста­нав­ли­ва­юще­го зелья. Я пос­лушно при­нима­ла все, что по­лучи­ла. И к на­чалу но­вого дня чувс­тво­вала это­му тем­но­му эль­фу не­веро­ят­ную бла­годар­ность: он прак­ти­чес­ки вы­тянул ме­ня с то­го све­та. И я ста­ралась не ду­мать о том, что он обя­зан был это сде­лать, пос­коль­ку пок­лялся мне слу­жить. Мне хо­телось ду­мать, что он сде­лал это не из не­об­хо­димос­ти, а по доб­рой во­ле.

      Нес­мотря на креп­кий сон, ли­шен­ный вся­ких грез, на­ут­ро я по-преж­не­му чувс­тво­вала се­бя сла­бой. У ме­ня тряс­лись ру­ки, а но­ги пре­датель­ски не­мели вся­кий раз, сто­ило мне по­пытать­ся встать. Ме­ня ох­ва­тила ужас­ная па­ника, и Й­итирн при­нял ре­шение. Он уса­дил ме­ня в сед­ло ча­лого, пред­ва­ритель­но уку­тав в теп­лый плащ, соб­рал ве­щи и вы­мыл по­суду в реч­ной во­де, а за­тем сел спе­реди так, что я бук­валь­но ут­кну­лась ему но­сом в спи­ну. Се­рого в яб­ло­ках Й­итирн вел на длин­ном по­воду, из­редка лишь кор­ректи­руя его шаг.

      И ес­ли вна­чале я взду­мала воз­му­щать­ся по по­воду та­кого ре­шения, то уже ми­нут че­рез двад­цать по­няла: я ни за что бы са­ма не уси­дела в сед­ле. Ме­ня зно­било, кру­жилась го­лова, да и чувс­тво­вала я се­бя от­вра­титель­но. Бе­лос­нежные во­лосы эль­фа ка­сались мо­его ли­ца, и я вды­хала за­пах смо­лы, хвой­но­го ле­са, сла­бый аро­мат ди­ких ягод. Ме­ня на­чина­ло кло­нить в сон, я изо всех сил ста­ралась про­дер­жать­ся по­доль­ше. Й­итирн пра­вил ло­шадью уме­ло, мяг­кое по­качи­вание в сед­ле дей­ство­вало на ме­ня гип­но­тичес­ки. По­тихонь­ку на­чала кле­вать но­сом, а по­том и вов­се по­теря­ла счет вре­мени.

      — Возь­ми, пе­реку­си, — раз­да­лось у ме­ня под ухом.

      Я за­вер­те­ла го­ловой, еще не сов­сем оч­нувшись от за­бытья. Й­итирн, не гля­дя в мою сто­рону (да и как бы?), про­тяги­вал мне ку­сок хле­ба с мя­сом и сы­ром. Я при­няла уго­щение, но есть не ста­ла: слиш­ком сла­бо се­бя чувс­тво­вала. От за­паха еды ме­ня во­роти­ло. Й­итирн с ап­пе­титом уп­ле­тал свой обед. Я под­ня­ла го­лову к ла­зур­но­му не­бу: сол­нце сто­яло в зе­ните. Уже пол­день! Я прос­па­ла па­ру с лиш­ним ча­сов и со­вер­шенно не толь­ко не выс­па­лась, но и не пом­ни­ла.

      По пра­вую сто­рону тя­нулись ухо­жен­ные жел­те­ющие лу­га. Боль­шой кри­вой дуб рос по­сере­дине, его вет­ви тя­нулись к сол­нцу. Оди­нокий ста­рик сгре­бал лис­тву в ку­чи, а дру­гой — по­моло­же — под­жи­гал их. Он пос­мотрел в на­шу сто­рону и при­вет­ли­во за­махал ру­кой; в не­бо под­ни­мал­ся гус­той се­рый дым, его за­пах неп­ри­ят­но ще­котал мне нос. Вда­ли вид­нелся рос­кошный ка­мен­ный особ­няк с ши­роки­ми ок­на­ми и с бал­ко­нами под крас­ной че­репич­ной кры­шей. Впе­реди вид­не­лись вер­хушки де­ревь­ев, но уже не хвой­ных, а лис­твен­ных. В воз­ду­хе кру­жили пти­цы: гал­де­ли на раз­ный лад и выс­матри­вали что-то вни­зу.

      Впе­реди уже по­казал­ся мост, о ко­тором го­ворил Й­итирн. От не­го до­рога, ес­ли ве­рить кар­те, ве­ла пря­миком в Вер­ри­ган. Ре­ка бур­ли­ла и зли­лась, на­каты­вая на боль­шие глад­кие ва­луны, тор­чавшие квер­ху. Мне по­каза­лось, что на дру­гом бе­регу выс­матри­ва­ет се­бе до­бычу не­боль­шой бу­рый мед­ведь. Преж­де чем я ус­пе­ла спро­сить Й­итир­на, мы свер­ну­ли в сто­рону и вы­еха­ли впер­вые за дол­гое вре­мя на мо­щен­ную бу­лыж­ни­ком до­рогу.

      Ко­пыта ко­ней зас­ту­чали, на­пол­нив проз­рачную ти­шину воз­ду­ха цо­кань­ем. Здесь ка­чало силь­нее, и я сжа­ла но­ги, пы­та­ясь уси­деть в сед­ле. Ехать вдво­ем бы­ло край­не не­удоб­но. Но вот ча­лый кач­нулся, сту­пив в боль­шую вы­бо­ину, и я, ах­нув от не­ожи­дан­ности, вце­пилась в бок Й­итир­ну. Он за­шипел, но ни­чего не ска­зал. Ос­та­ток пу­ти я не от­пуска­ла его, а он, ка­жет­ся, не воз­ра­жал. Си­ту­ация по­каза­лась мне не­удоб­ной, я прос­та­вила во­об­ра­жа­емую га­лоч­ку нап­ро­тив «Из­ви­нить­ся, ког­да все за­кон­чится» и нем­но­го ус­по­ко­илась.

      До­рога, ве­дущая в Вер­ри­ган по ту сто­рону от мос­та, вско­ре по­теря­ла свою прив­ле­катель­ность, так как ока­залась пок­ры­та вы­бо­ина­ми и яма­ми. Что­бы ло­шади не сло­мали но­ги, Й­итирн при­казал ча­лому спус­тить­ся на тро­пин­ку сбо­ку от до­роги, и мы на­конец-то за­семе­нили вдоль трак­та на при­лич­ной ско­рос­ти. Я от­пусти­ла эль­фа и на­конец съ­ела свой уже до­воль­но пот­ре­пан­ный бу­тер­брод. Си­лы по­тихонь­ку воз­вра­щались ко мне, сла­бость от­сту­пала.

      Ког­да стем­не­ло, я са­ма выз­ва­лась за­жечь свет.

      Уже из­вес­тным мне спо­собом я рас­кры­ла пе­ред со­бой ла­донь. На этот раз ма­гия приш­ла быс­трее.

      — Ilta waen, — шеп­ну­ла я.

      Ру­бино­вые ни­ти за­ис­кри­лись, соз­да­вая шар, на­пол­ненный тус­клым све­том. Я ощу­тила, как под­ка­тил к гор­лу ко­мок. Энер­гия оку­тала ме­ня и тут же мяг­ко рас­се­ялась, но я бук­валь­но по­чувс­тво­вала, как она по­кида­ет мое те­ло.

      — Пер­вое зак­ли­нание пос­ле ис­то­щения мо­жет и боль выз­вать, — от­ве­тил Й­итирн на мой не­мой воп­рос о собс­твен­ном сос­то­янии. — Но имен­но бла­года­ря этим ощу­щени­ям ты на­учишь­ся слу­шать свою энер­гию. И всег­да бу­дешь знать, нас­коль­ко те­бя хва­тит и как ско­ро ты из­расхо­ду­ешь весь за­пас ма­ны.

      — Ма­ны? — пе­рес­про­сила я.

      — Энер­гия, ко­торая рас­хо­ду­ет­ся на зак­ли­нания, на­зыва­ют ма­ной. Очень прос­тое, при­зем­ленное наз­ва­ние для manalyen’har, что зна­чит «си­ла бо­жес­твен­ной во­ли». Важ­но знать, нас­коль­ко твое дей­ствие одоб­ре­но бо­гами.

      Я нах­му­рилась.

      — За­жигая свет, я ис­полняю во­лю бо­гов?

      — Нет, ко­неч­но, — тон­ко улыб­нулся Й­итирн. — Но слож­ные зак­ли­нания, ес­ли не яв­ля­ют­ся во­лей бо­гов, ис­то­ща­ют те­бя.

      — Не по­нимаю. Ты же го­ворил, что ма­гия…

      Й­итирн кив­нул.

      — Сей­час те­бе не сто­ит вол­но­вать­ся о бо­жес­твен­ной во­ле, прав­да. Ты же не со­бира­ешь­ся унич­то­жить па­ру-трой­ку го­родов, вер­но? Уве­рен, что про­тив Джа­хай­на ты уже за­ручи­лась под­дер­жкой у Бо­гов. Ма­ло ко­му пон­ра­вит­ся, что твою ма­гию и твою во­лю со­бира­ют­ся унич­то­жить, что­бы пос­тро­ить на ру­инах ста­рого ми­ра мир но­вый.

      — А ес­ли Джа­хайн — ведь­ма? И ис­полня­ет как раз та­ки во­лю Бо­гов?

      — На­ши де­ла пло­хи, в та­ком слу­чае, — ус­мехнул­ся Й­итирн, но я чувс­тво­вала, что по­доб­но­го ис­хо­да он бо­ит­ся боль­ше все­го.

      Я по­мед­ли­ла, раз­ду­мывая, хо­чу ли знать боль­ше или нет.

      — Мэйв Ка­ра­ющая то­же ведь нес­ла во­лю бо­гов?

      — Ну, — Й­итирн по­жал пле­чами, — из книг по ис­то­рии мне из­вес­тно лишь то, что Мэйв ред­ко об­ра­щалась к бо­гам. Не знаю, нас­коль­ко это прав­да. Ма­гия ведьм нап­ря­мую за­висит от сте­пени их приб­ли­жен­ности к бо­жес­твен­ным сущ­ностям. Мэйв… ви­дишь ли, к кон­цу сво­ей жиз­ни она на­копи­ла ог­ромные си­лы, мо­гущес­тво, ко­торое ни­ког­да да­же не сни­лось ведь­мам. По­чему ты спра­шива­ешь?

      Я за­куси­ла гу­бу, не зная, что и от­ве­тить. Спра­шиваю, по­тому что ин­те­рес­но, ка­кой я бы­ла, или хо­чу по­боль­ше знать? И то, и дру­гое бы­ло прав­дой.

      — Хо­чу по­нять, по­чему ее уби­ли, — на­конец по­яс­ни­ла я.

      — Спро­си у Са­рии в сле­ду­ющий раз, ког­да пе­ресе­чешь­ся с ней. Ес­ли она и вправ­ду зна­ла Мэйв, то мог­ла знать и о при­чинах, ко­торые ста­ли кон­цом для ру­бино­вой ведь­мы. Я не так мно­го знаю о Мэйв, я ро­дил­ся спус­тя двес­ти лет пос­ле ее унич­то­жения. Все мои поз­на­ния не пре­тен­ду­ют на ис­тинность, я слы­шал лишь ле­ген­ды о ней, о ее си­ле, о ее пред­почте­ни­ях и о том, ка­кой властью она об­ла­дала. Ты и са­ма ука­зала мне: я знаю ее лишь с чь­их-то слов и ис­хо­дя из чу­жих суж­де­ний, из книг по ис­то­рии и скуд­ным за­писям в ар­хи­вах.

      Я по­мол­ча­ла, по­ка мы под­ни­мались вверх по до­роге на холм. Ша­ры, на­пол­ненные све­том, ле­тели впе­реди нас, ос­ве­щая путь. Я смот­ре­ла, как пе­рели­ва­ют­ся си­ней энер­ги­ей ша­ры Й­итир­на и мои — ру­бино­во-алым пла­менем.

      — Рас­ска­жи мне о ва­ших бо­гах, — поп­ро­сила я.

      Й­итирн вздох­нул.

      — У лю­дей и эль­фов раз­ные бо­ги, — ска­зал он.

      — Рас­ска­жи о тех тог­да, чью во­лю я дол­жна бу­ду ис­полнять.

      — Ас­сарми­эль и Ра­адхр — вот вер­ховные бо­ги. Ас­сарми­эль, сог­ласно пре­дани­ям и ре­лиги­оз­ным тек­стам, бы­ла ма­терью пер­вой ведь­мы, Ти­рии Хо­лод­ной Ду­ши. А Ра­адхр стал от­цом пер­во­го дра­кона. Нас­коль­ко все это прав­да или вы­дум­ка — я не знаю. Ас­сарми­эль но­сит имя Бе­лая Смерть, и она при­ходит за ду­шами умер­ших в миг, ког­да они по­кида­ют свои те­ла. Но с ней свя­заны и ку­да ме­нее грус­тные ве­рова­ния: о том, что имен­но она соз­да­ла ре­ин­карна­цию, о том, что она при­водит муд­рые ду­ши к но­вому рож­де­нию. Ей пос­вя­щены шпи­ли — вы­сокие баш­ни-мо­лель­ни, где сми­рен­ные пос­лушни­ки вос­пе­ва­ют свя­щен­ные тек­сты в ее честь. А цве­том Бо­гини яв­ля­ет­ся бе­лый, се­рый или се­реб­ристый.

      Й­итирн за­думал­ся на мгно­вение.

      — Ра­адхр не тер­пит пуб­лично­го по­чита­ния, ему слу­жит Ор­ден Пус­то­ты. Ма­ло что я мо­гу рас­ска­зать те­бе о нем, все оку­тано мра­ком и тай­на­ми. Знаю лишь, что в то вре­мя как Ас­сарми­эль при­нима­ет мо­лит­вы муж­чин, Ра­адхр от­да­ет пред­почте­ние жен­щи­нам и толь­ко тем, чья кровь ки­пит, а во­ля силь­на. Впро­чем, я мо­гу и оши­бать­ся. Это все­го лишь… мои до­гад­ки и до­гад­ки тех, чьи кни­ги и ма­нус­крип­ты я чи­тал в свое вре­мя. Ра­ад­хру пос­вя­щены хра­мы, ве­личес­твен­ные и прек­расные, но очень прос­тые с ви­ду. Час­то у хра­мов есть под­земные эта­жи, на ко­торых и про­ходят бо­гос­лу­жения. И цвет у Бо­га чер­ный.

      — Но ведь эль­фы то­же по­чита­ют Ас-сар-ми­эль и Ра-ад-хра? — по сло­гам мед­ленно про­из­несла я име­на тех, чью во­лю от­ны­не нес­ла.

      — Да, — кив­нул Й­итирн. — И все же сна­чала на­ши мо­лит­вы об­ра­щены к на­шим тем­но­эль­фий­ским бо­гам, а уж за­тем к Вер­ховным. Ви­дишь ли, сог­ласно трак­та­там, млад­шие бо­жес­тва ког­да-то бы­ли од­ни­ми из нас. За свои ве­ликие де­яния они по­лучи­ли бес­смер­тие и то­лику ма­гии, что­бы ре­шать и уре­гули­ровать раз­личные мел­кие проб­ле­мы и мо­лит­венные об­ра­щения. К Вер­ховным об­ра­ща­ют­ся лишь в час ред­кой нуж­ды.

      — И как мне уз­нать во­лю бо­гов? Как мне об­ра­тить­ся к ним?

      Й­итирн ог­ля­нул­ся на ме­ня. От бли­зос­ти его ли­ца к мо­ему у ме­ня пе­рех­ва­тило ды­хание, и сер­дце пре­датель­ски гром­ко зас­ту­чало. Рань­ше я и не пред­став­ля­ла, что эль­фы так кра­сивы. Я с тру­дом сглот­ну­ла, ног­ти впи­лись в ла­дони, при­чиняя от­рез­вля­ющую боль. Я по­мота­ла го­ловой, стря­хивая на­важ­де­ние, оку­тав­шее мой ра­зум.

      — Здесь я ни­чем те­бе не по­могу. Ду­маю, что те­бе не­об­хо­димо бу­дет по­гово­рить со свя­щен­нослу­жите­лями. В го­роде у нас бу­дет та­кая воз­можность.

      Мы еха­ли всю ночь, и ос­та­ток пу­ти я дре­мала, све­сив го­лову на грудь. Мне сни­лось, что я стою в хра­ме од­но­го из Бо­гов, а вок­руг ме­ня хо­дят млад­шие бо­жес­тва. Но смот­ре­ли они ко­со и нед­ру­желюб­но, а вмес­то фи­гур Вер­ховных я раз­ли­чала лишь мо­лоч­ный ту­ман да неп­рогляд­ную ть­му. Ше­пот ста­новил­ся все гром­че, по­ка я, вздрог­нув, не прос­ну­лась.

      Й­итирн спе­шил­ся с ло­шади и те­перь при­дер­жи­вал обо­их жи­вот­ных. Вни­зу, с хол­ма, на ко­тором мы сто­яли, от­кры­вал­ся пот­ря­са­ющий вид на до­лину.

      Там, даль­ше по до­роге, вы­сились гро­мад­ные ка­мен­ные сте­ны.

      За ни­ми ши­роко сте­лил­ся нез­на­комый го­род.

      Вер­ри­ган.



Sanathos

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться