Руферы. Стрекоза для Куратора

Размер шрифта: - +

Глава 8. А ты мне что?

 

Под библиотеку отвели цокольный этаж Корпуса Руферов. Один из многих. Подвалы здесь довольно глубоки и насчитывают не один ярус. Архивы находятся на самых последних. Медленно крадусь вдоль уходящих под тёмные своды стеллажей. Сюда редко заглядывают. Настолько редко, что некоторые надписи на папках и коробах невозможно прочитать под толстым слоем пыли.

Здесь и вентиляции нет? Никакого намёка на ветерок. Тяжёлый воздух застоялся и неподвижно висит. Окружает как плотный туман с одним отличием – им сложновато дышать. В носу начинает непреднамеренно свербеть. Не хватало ещё расчихаться. Эхо подхватит любой неосторожный звук, усилит его в десятки раз и он может дойти до чужих ушей.

К тому же, кто знает, насколько в архивах чувствительна звуковая сеть. Лучше не рисковать и вести себя как можно тише, чтобы над головой не зажглись голубоватые всполохи. Это будет означать лишь одно – я попалась. Сейчас же единственный источник освещения – настенные бра. Тусклый свет едва пробивается сквозь глухие плафоны толстого матового стекла. От факелов было бы и то больше толку, но это пережитки Средневековья.  К тому же небезопасные. Одна случайная искра, и от архивов и внушительной библиотеки над ними остался бы лишь пепел.

Прищурившись, вглядываюсь в указатели на корешках папок. Чёткая последовательность дат сразу вселяет надежду, что застряну я здесь ненадолго. Благо, Корпусу достался скрупулёзный архивариус. Пусть и любящий вздремнуть на рабочем месте, иначе я бы не выудила у него с такой лёгкостью ключи. 

Эфирная тактильность, суть которой открыл мне Вик, сыграла на руку. Удалось подцепить металлическую связку из кармана архивариуса, прикорнувшего за столом, даже её не касаясь. Клятвенно обещаю: очередной бутерброд или пирожное будет пожертвовано вечно голодному адепту. Остаётся поражаться, откуда у него столь большой внутренний резерв, если он постоянно хочет есть? Голод – первый признак недостатка энергии, однако у него она хлещет через край.

Впрочем, это не меня не касается. Пытаясь убедить себя, что мне нет никакого дела до странных особенностей знакомого, продолжаю двигаться вперёд. Я уверена, что в Корпус его привела определённая цель, и это отнюдь не вступление в ряды Руферов. Что-то другое. Но мне ли его судить? Я сама такая же. Знать бы только, не столкнут ли нас лбами наши с ним цели? Или наоборот, они схожи? Рано раскрывать все карты, но что таить – Викарий мне по душе. И союзник в стенах Корпуса мне бы не помешал…

Мысли о возможном сотрудничестве вылетают из головы, едва взгляд падает на очередную толстую папку. Тот год, который мне нужен. Дрожащими пальцами вытягиваю с полки увесистый том. Опустившись на каменный пол, раскрываю оглавление. Опасливо, будто с ветхих пожелтевших страниц на меня кинется незримый противник. Пробегаюсь глазами по листам, исписанным плотным бисерным почерком. И дойдя до конца содержания, абсолютно ничего не понимаю.

Указания на архив нужного мне дела просто нет в списке. Помедлив, глубоко вздыхаю. Я слишком невнимательна и наверняка поторопилась. Устроившись под одним из бледных плафонов, просматриваю оглавление более тщательно. И опять ничего.

Принимаюсь лихорадочно рыться во всей папке, пролистывая одно дело за другим, но не нахожу того, что необходимо именно мне. Никаких упоминаний о деле  гибели моих родителей. Ни одного несчастного листа. Ни одной строчки.  

 - Что за чёрт… - не могу удержать язык за зубами.

Вопрос срывается с губ хриплым полушёпотом и растворяется в тяжёлом воздухе. Естественно, безо всякой надежды на ответ. Я не ошиблась. Передо мной кипа бумаг именно тех временных рамок, когда не стало и моей семьи. И, глядя на отсутствие каких-либо документов,  невольно закрадывается бредовая мысль, существовала ли она вообще.

Машинально пролистав том от конца к началу ещё раз, поднимаюсь на дрожащих ногах и возвращаю его на законное место. Признаться, о подобном варианте я даже не задумывалась. Что не удастся ничего обнаружить. Как такое вообще возможно? Все данные о сотрудниках организации, нынешних и бывших, живых и мёртвых, должны быть здесь!

 Стряхнув с себя минутное оцепенение, отступаю от полки, в тень  стеллажа напротив. Нужно всё обдумать, но лучше не здесь. Пора убираться и поскорее. Высокие сводчатые потолки начинают давить всё сильнее. Они словно насмехаются над моей тщетной попыткой докопаться до правды. Я и сама чувствую, что решила приступить к масштабным раскопкам, имея при себе детский совочек, которым впору орудовать в песочнице.

Стоит сделать несколько шагов по направлению выхода, как и без того тусклый свет многочисленных ламп, мигнув на прощание, синхронно гаснет. Что за шутки?! Застываю в кромешной тьме, пытаясь прислушаться к посторонним звукам. От неестественной тишины начинает звенеть в ушах. По вискам, покрытым холодной испариной, бьёт подскочивший пульс.

Успокоить рой обрывочных мыслей непросто. Может, проблема в электропроводке? Наверняка она такая же древняя, как и эти подвалы. Это просто скачок напряжения. Я здесь одна. Не слышу никаких шагов или шорохов.

Продышавшись застоявшимся воздухом, в нерешительности переминаюсь с ноги на ногу. Даже мобильный со спасительным фонариком с собой не взяла. Придётся выбираться наощупь. Коротко усмехаюсь, мысленно подбадривая себя. Для меня задача вполне осуществимая. Со способностью ощущать эфир я не сшибу ни один угол. Медленно двигаюсь вперёд, прощупывая на ходу энергетические коконы стеллажей. Осталось припомнить, куда я сворачивала и сколько раз, чтобы добраться до вожделенной двери.

Очередной проход остаётся позади, прежде чем я настороженно замираю. Мне же не показалось? Всплеск энергии чужого эфира, совсем рядом. И он явно принадлежит не бездушному предмету. Мощный и плотный, перемещается рывками, оставляя после себя энергетическое эхо.



Нина Кова

Отредактировано: 01.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться