Рукописи Волкодлака - 2

Размер шрифта: - +

Фотокомментарий №0047

Стеблей винтажность, и — в бутонах, — цвет сапфира,

застывший искорками на гранях кристаллов,

узорчатостью серебра, как пением хоралов

церковность славит свой уклад для всего мира,

 

также стремится приукрасить фото Анны,

которую уже целует солнца блик —

там, в отражении воды, Зверь прячет лик...

и лучше всё исполнить так, чтоб не обманны

 

для Волкодлака оказались уверенья

солнца лучей, что будет рада поцелую

девичья юность... Жаль, слова «Ань, я тоскую»

остались только звуками стихотворенья;

 

и строк витиеватость навсегда вошла

в фантазию изысканности ювелирной,

чтобы известность Аннушки стала всемирной,

если уж сущность Хищника их привнесла

 

орнаментальностью в созвучия металла,

воспев кузнечной ковки звон как музыкальность,

и в унисон хоральный слов влилась тональность,

чтобы душа девичья смысл тоски впитала:       

 

«Склониться бы незримо пред душою милой;

лицом уткнуться в Аннушки чужой колени...

Кто Анну, также как и я, ещё оценит,

с отказом для меня не став даже постылой,

 

не говоря уже о том, что должен Зверь

теперь маниакально всех возненавидеть,

чтобы считать правом своим — Анну обидеть,

и правдой ревности ломать квартиры дверь?

 

Ласкать любимую фигурку Зверя взглядом

и наслаждаться телом, за ткани нарядом,

от счастья близости с сердечком обомлев,

хотелось бы! Жаль, это лишь мечты напев...»

*****



Игорь Чубанов

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться