Русь

Часть 2. Глава 1

Первый этаж встречает уютным теплом. Вчерашний бардак полностью исчез. Вместо разбитой мебели новая. Посуда точно такая же, словно не били вчера все подряд. Алим лично видел, как дубовый стул угодил в посудный шкаф, напрочь снес двери и разворотил все внутри, черепки опасным фонтаном разлетелись вокруг. Потом каждый шаг отзывался радостным хрустом. Сегодня корчма встречает веселой чистотой. Ничего не напоминает вчерашнего погрома. Столы замерли в художественном беспорядке. Немного, а в самый раз. Можно без проблем пройти. Даже самый толстый и неповоротливый с легкостью пройдет не задевая посетителей. Хозяйка заботится о спокойствии и порядке. Мстислав и Степан уже вовсю шуруют ложками. Только хруст за ушами. Густой суп из чашек быстро исчезает. Руки то и дело сливаются в сероватые полосы. Третья чашка полна, от глади поднимаются пары, Но Алим чувствует, что еще минута и от третьей порции ни останется и запаха. Мстислав все чаще поглядывает на полную чашку - ложка уже скребет дно. Того и гляди накинется, аки алчущий лев. Алим быстро усаживается на место, энергично работает ложкой. Русичи приучили есть много. Долгий путь отнимает силы, а дорога – она в любой стороне дорога: никогда не ведаешь, что из-за поворота вылезет навстречу. Нужно чтобы силы оставались всегда. Теперь наедаются впрок. Настоящие русичи, что верблюды. Могут сутки без еды. Почти не пьют. Но в бою – звери. При непомерной силе, ловкие как кошки… нет как львы. Хотя мудрые говорят, что львы – тоже кошки. Русь – страна чудес. Здесь волхвы бахвалятся силой, а простые вояки берутся улучшать мир. Каждый крестьянин знает, как обустроить страну, победить врагов, проложить дороги. Да не такие как римские, те после доброй зимы в трещинах. А чтоб не лопались вовсе, чтоб раз проложил и забыл. Знай, себе пользуйся. На Руси не бывает покоя. Все вокруг вечно меняется. Даже послы – самые хитрые и изворотливые люди с трудом приспосабливаются под бешено меняющуюся жизнь. Здесь за неделю может смениться князь, кардинально поменяться политика. Вот еще соседи стонали под жестким давлением суровых дружин, а на следующий день – переворот. Воины устремляются вглубь страны, поддерживать или свергать, а соседи под шумок возвращают территории. Пока кот ушел, мыши танцуют на столе. Но как только переворот заканчивается новый князь с утроенной силой принимается за соседей. Правда, теперь уже успокоились. Границы почти не расширяют, больше укрепляются, развиваются. Недавно снарядили первую экспедицию в далекую Сибирь. По слухам там огромные просторы и богатства. Леса полны пушным зверем, а реки кишат рыбой.

На столе, словно из ниоткуда появляется огромный поднос с зажаренным кабанчиком. Сильный запах мгновенно вышибает из головы мысли. Наполняет рот слюной. Алим едва заставляет глаза оторваться от прекрасного зрелища. Мстислав радостно взревывает. Вырывает заднюю лапу. Вгрызается в сочное мясо. Корочка лопается под пальцами. Прозрачные капли текут по пальцам. Воин тут же подхватывает. Довольно урчит. От мяса взвиваются прозрачные струйки пара. Опьяняют разум. Мясо быстро исчезает в бездонном желудке Мстислава. Степан довольно отрывает вторую ногу. С удовольствием вгрызается. Ест хоть и быстро, но аккуратно. Ни капли не теряет. Осторожно откусывает горячее мясо. С шумом втягивает воздух, обжигаясь. Мстислав даже не обращает внимания. Проглатывает быстрей, чем чувствует жар. Огненные шары прокатываются по пищеводу. Падают в жадный желудок. Мгновенно разогревают живот. Кровь разносит по телу приятное тепло. Наполняет силой. Зубы с хрустом впиваются в очередной кус. Воин даже не замечает костей. Зубы с легкостью перемалывают все подряд. На стол выплевывает лишь бурое месиво, что когда-то было костями. Алим с завистью следит за товарищами. Быстро хлебает суп. Тарелка пустеет стремительно, но еще быстрее исчезает мясо в бездонных глотках. Наконец ложка скребет дно. Вор с удовольствием отставляет пустую чашку. Руки умело выламывают бок. Кости мягкие после хорошей прожарки. На ребрышках аппетитное мясо. Коричневая корка ласкает взор. Лопается. В нос бьет мощным кулаком запаха. Алим аж головой встряхивает. Мясо нежнейшее. Само тает во рту. Горячие куски обжигают. Алим таращит глаза. Вместе с жаром рот печет специями. По горлу прокатывается горячая волна. Проваливается в желудок. Тот словно щенок бросается на добычу. Радостно рвет. Треплет. Кровь тут же разносит тепло по организму. В животе с каждым куском тяжелеет. Желудок все спокойней принимает мясо. Алим приноравливается откусывает, чтоб не обжигаться. Дует. Обильно запивает острую пищу молодым вином. Мстислав знает толк в пище, хоть и пренебрегает. Мясо сметают в считанные минуты, вином заливая пожар во рту. Кисловатая жидкость бодрит. Быстро тушит бушующее пламя в желудке. По телу разливается сытая сила. Тепло. В животе тепло. Тяжесть прижимает к стулу. Спутники довольно откинулись на спинки. Сыто оглядывают корчму. Даже ненасытный Мстислав поглядывает на вкусные кости с брезгливым пренебрежением. Довольно зевает, по-волчьи подвывая. Сытая усталость наваливается тяжелой ношей. Размазывает по стулу. Веки тяжелеют.

Внезапно что-то тыкается в ногу. Воин сначала не замечает, но толчок повторяется. Мстислав недовольно глядит под стол. Едва удерживается, чтоб не отшатнуться: из-под столешницы смотрит огромный волк. Большие добрые глаза оценивающе пробегаются по горлу воина. Отмечают каждую венку. Мстислав теряется под пристальным взглядом. Воображение быстро рисует неоптимистичные картины. Огромному зверю стоит только сомкнуть челюсти. Горло воина настолько близко, что даже тянуться не придется. Мстислав судорожно сглатывает. Тут же наваливается злость на собственный страх. Аки девица деревенская волчка испугался. Лохматая голова довольно лыбится, сверкая острыми рядами зубов. Не скалится, а именно лыбится. Смятение русича явно по душе. Мстислав чуть не ломает стул с досады. Даже не заметил как кулаки сжали ни в чем неповинное дерево. Воин быстро распрямляется. Хмуро обводит взглядом друзей, что с недоумением смотрят на могучего воина. Витязь ловко собирает кости на поднос. Поверх складывает остатки мяса, чудом спасшиеся от ненасытной троицы. Ставит поднос на пол. Серый, довольно урча, выбирается из-под стола. Быстро уплетает угощение. Но достоинства не теряет. По спине видно: оказывает спутникам несказанную милость, позволяя себя покормить. Алим ошарашено смотрит на огромного зверя. Не понимает, как такая громада смогла притаиться под малым столиком. Даже Степан, повидавший всякого, несколько растерян. Таких волков никогда не встречал. Дед, правда, рассказывал, что некогда жили в лесах подобные чудища. Умные, сильные, ловкие. Обычными волками брезгуют. Даже медведи, что тогда звались еще берами, опасались гигантов. Волков прозвали хозяевами леса. Когда люди стали теснить лес, волки-хозяева ушли. Охотники еще встречали в дали от поселений, но серые никогда не нападали. Даже наоборот. Ходят слухи, что если покормишь такого, то ночь можешь спать спокойно: сбережет. Ни только зверей отгонит, но и всякую нечисть. Только кормить надо с уважением, как равного. Волк подачки не возьмет, но нападать без нужды все равно не будет. Только посмотрит презрительно и уйдет. Говаривали так же, что волки помогали неудачливым охотникам. Но далеко не всем, коли ленивого встретят, разве что чихнут не неумеху.



Данил Богодвид

Отредактировано: 19.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться