Русь

Глава 2

Сухая земля глухо щелкает под копытами редкими камушками. По обе стороны – бесконечный лес. Однообразный и утомляюще зеленый. Иногда, правда, встречается некая пёстрость. Дорога стелиться под копытами ровной пыльной полосой. Лишь в некоторых местах изрытую дождями и ветром. Воздух чист и свеж. Дышится легко. Приятные запахи трав и лесных цветов ласкают обоняние. Ветерок приятно обдувает лицо. Охлаждает разгоряченное скачкой тело.

Алим беззаботно посматривает по сторонам. Разглядывает замечательный пейзаж. Волк бежит чуть впереди. Нисколько не впечатленный конским бегом. Держит темп легко, даже язык не высунул. Постоянно вертит головой. Ловит струи запахов. Слева – Мстислав. Все еще немного хмурый. Задумчивый. Справа – Степан. Не менее задумчивый, но лицо просвещенное. Решает какую-то важную проблему. Высокое небо поражает синевой. На фоне бескрайнего простора лишь одно облачко. Выглядит украшением на красивом платье. Маленьким штришком, без которого вроде бы ничего не изменится, но будет уже совсем не то.

Внезапно волк останавливается. Высоко задирает голову. Выискивает какие-то запахи. Напряженно вслушивается. Мстислав тут же останавливает коня. Выхватывает секиру. Алим недоуменно глядит то на одного, то на другого. Нехотя тянет из ножен саблю. Готовиться к бою. Степан даже не замечает остановки. Все еще думает. Умный конь даже без команды хозяина. Притормаживает. Отступает под прикрытие друзей, на которых всадники уже вытащили сверкающий металл. Волк опускает голову. Уже решает идти. Но внезапно останавливается. Широко расставляет лапы. Шерсть на загривке вздымается. Из горла вырывается жуткий рык. Алим смотрит в ту сторону, куда повернулся волк. Впереди высохшее дерево. Высокое и толстое. Еще цепляется за землю. Держится. Но первый же мощный порыв ветра свалит с легкостью. Длинные ветви уже обломаны. Остался лишь мощный ствол. Дерево на голову выдается над остальным лесом. Дорога пробегает у самого ствола. Тут же скрывается за поворотом. Алим недоуменно смотрит на зверя. Переводит взгляд на Мстислава.

-Засада, - поясняет витязь. – Впереди какие-то гады расположились. Нас, может, не тронут: слишком малая добыча. Явно кого-то стерегут.

Алим кивает. Русь слишком большая. Здесь просто так не уследить за всевозможными бандитами. Так что время от времени на караванных дорогах появляются такие вот засады. Но купцы тут же созывают дружины. Разгоняют разбойников. Волк, удостоверившись, что поняли правильно, задорно машет хвостом. Страшно скалиться. С клыков срываются капли слюны. Хвост непрерывно лупит по бокам. «Что-то слишком кровожадный», - думает Мстислав.

-Вот как поступим, - говорит витязь. – Мы с тобой, вор, проедем вперед да посмотрим. А Степан пусть пока здесь останется. Волк его охранять будет.

Зверь мгновенно успокаивается. Хвост перестает дергаться. Кровавый огонь в глазах угасает. Зверь делает вид, что просто зевал. Послушно подбегает к Степану. Бесцеремонно подталкивает лошадь к обочине. Мстислав лишь рот открыл от удивления. Сам подвел коня к волку. Алим тоже спрыгнул. Теперь осторожно сводит коня в придорожную ложбинку. Трава там сочная яркая. Конь охотно спускается за хозяином. Наконец вор вылезает на дорогу. Весь в соке, сломанных стеблях. Мстислав хмыкает. Вор молодец: отбивает запах. Теперь недолжны заметить. Ходить бесшумно должен умеет. Только, правда, не по лесу. Ну да ладно. Вперед!

Витязь срывается с места. Алим едва успевает. Для него такой темп вовсе не легкий. Но не жалуется. Русичи приучили ко многому. В том числе и бегать рядом с конем, когда зверь устанет. И в седло заскакивать на скаку. Южанин обалдел, когда увидел подобные трюки. Там откуда родом, такое не каждый циркач выполнит. Степан говорит, что раньше и русичи не умели. Но татары постоянно нападают на приграничные деревни. На маленьких юрких лошаденках быстро грабят и восвояси. Рождаются в седле, живут в седле. Так, что русичам волей-неволей пришлось обучиться. А потом уже стало нормой, что с детства учатся в седлах держаться. Теперь и для русича позор, если не знаешь с какой стороны к коню подойти.

Мстислав на полном ходу вламывается в заросли. Вор даже не заметил, как сбежали с дороги. Зеленые ветви едва шелохнулись, пропуская могучую фигуру. Витязь, как в воду канул. Ни звука. Алим спешит следом. Ветки больно бьют по лицу. Корень цепляет ногу. С огромным трудом удерживается на ногах. Спешит за товарищем. Широкая спина едва видна в зеленом море. Ни ветка не хрустнет, ни листик не шелохнется. Будто и не человек бежит, а дух бесплодный. Алим едва успевает следом. Часто оступается. Под ноги все время лезут корни. Навстречу бросаются стволы. Ветки цепляют одежду, прикрывают коварные колдобины. Даже солнце мешает. Пускает зайцев в самый неподходящий момент, причем непременно в глаза. Бежать все тяжелее. Ноги с трудом рвут паутину растений, что цепляются, мешают, пытаются свалить. Широкая спина витязя внезапно вырастает перед самым носом. Алим не успевает остановиться. С разгону влипает. Судорожно обхватывает могучего друга. Тяжко дышит. Горячее дыхание мгновенно высушивает лесную влагу, что покрывает Мстислава с головой. Товарищ даже не нагрелся. Дышит ровно, мощно. А в груди вора – пожар. Баталия огненных магов. При каждом вздохе хрипит, рычит. Изо рта выметывается перегретый воздух. Алим едва стоит на ногах. Если б не помощь друга, давно свалился бы да помер тихонько. Ноги подгибаются под нереальным весом. Словно на плечи какой-то добряк положил скалу. Перед глазами внезапно мутнеет. Это пот прорывает таки плотину бровей. Щиплет глаза.

-Дыши потише, змей огненный, - негромко говорит Мстислав. – Спалишь лес ато.

Алим лишь кивает. Пытается совладать с дыханием, но не получается. Тело требует воздуха. Прохладных струй, что заползают в легкие. Вор потрясенно видит как от очередного выдоха листья на ближайшем кусте стремительно жухнут. Высыхают. Сворачиваются, прикрывая нежную изнанку. В сознание медленно возвращаются звуки. Шокированный мозг понемногу восстанавливается. Тихое журчание кажется божественной песней. Алим глупо вертит головой в поисках ручья. Всматривается в густую зелень. Внезапно меж зеленых ветвей проскакивает искорка. Еще одна. Радостный вор мгновенно устремляется туда. Кусты, попытавшиеся сдержать напор, обиженно трещат под жаждущим телом. Ручей совсем маленький. Вырывается из черной плоти земли небольшим бурунчиком. Весело взблескивает на солнце. Но уже через пол шага полностью всасывается в землю. Алим быстро раскидывает черное жирное месиво. В образовавшуюся ямку быстро стекается вода. Чистая, словно воздух. Холодная. Алим даже за локоть ощущает прохладу подземных вод. Радостно опускает разгоряченное лицо в воду. Словно в снег. Лицо в огне. Болезненный жар мгновенно уходит из натруженного тела. Взамен приходит блаженная прохлада. Вор едва сдерживается, чтобы не попить. Еще дед научил, что разгоряченному пить нельзя. Можно простудиться так, что ни одно бабка не выходит. Вместо этого Алим быстро растирает разогретые мышцы. Щедро втирает пригоршни воды. Внезапно тело резко вздымает вверх. Будто ураганом подхватывает. Алим уже на ногах. А рядом – витязь. Прижимает палец к губам, а другой рукой указывает вперед. Оказывается успели добежать до засохшего дерева. Алим видит в разрывах листвы дюжих мужиков, усевшихся у ствола. У всех оружие. Всего человек двадцать. Еще один на самой верхотуре, видно дозорный. Тело уже остыло, даже начало мерзнуть. Вор зябко передергивается. Живо представляет предстоящую схватку. Снова передергивается. Вопросительно смотрит на витязя. Мстислав задумчив. Вглядывается в шайку. Что-то прикидывает. Оценивает. Медленно осматривает поляну под деревом. Наконец поворачивается к Алиму.



Данил Богодвид

Отредактировано: 19.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться