Русь

Глава 6

Утро выдалось тяжелое. Волк так толком и не сомкнул глаз. Ночное бдение перемежающееся неспокойным сном, не принесло ровным счетом никакого облегчения. Напряженные нервы, словно перетянутые струны, натужно гудят, готовые в любой миг порваться. Волк с трудом поднимает непослушное тело на лапы. Нужно идти. Желтые глаза с натугой шарят по зарослям. Перед заспанным взором все сливается, но серый все-таки заставляет взгляд сфокусироваться. Быстро пробегает по местам вчерашней славы, все как и было. Даже за трупами никто не приходил. Кстати и сами трупы никуда за ночь не ушли. Разве что в воздух. Волк громогласно чихает. Никогда не любил запах разложения человеческих тел. Волк даже для особой точности пересчитывает тела. При этом нос снова не соглашается нюхать эту гадость. Выталкивает из себя неприятный запах. Волк чихает еще громче.

-Будь здоров.

Серый подпрыгивает от неожиданности. Быстро разворачивается к источнику звука, еще секунду назад вокруг никого не было. Нос пристыжено с запозданием замечает новый запах. И этот запах…

Волк радостно взвизгивает, прыгая на появившегося из ниоткуда человека. Александр ловко подхватывает могучего зверя, прижимает. Зарывается лицом в густую шерсть. Серый радостно лижет лицо хозяина, жалобно поскуливает. Юноша с усмешкой чешет волка за ухом. Шутливо кусает. Волк радостно взвизгивает, вертится волчком, притворяясь испуганной жертвой. Серый валиться на дорогу, смешно сучит лапками, умоляя не есть. Александр довольно улыбается. С видом победителя осматривает повержено го волка. Обходит огромного зверя на четвереньках, словно лев. Касается рукой мягкого пуза. Волк вздрагивает всем телом, он очень боится щекотки. Александр, найдя уязвимое место, развивает наступление. Волк радостно скулит. Уворачивается от ласковых рук хозяина, но пальцы Александра неизменно находят мягкое брюхо. Волк радостно подпрыгивает, не выдержав сладких пыток, быстро убегает, пристыжено поджав хвост и поскуливая. Если бы его увидел сейчас хоть кто-нибудь, то серый растерзал бы его незамедлительно. Даже Александр не смог бы спасти несчастного. Это была только их игра и никто, ни одна живая душа на свете, не должна была этого видеть… Разве что та неведомая, за которую ищет хозяин. Александр по-турецки садиться в дорожную пыль, коротко взрыкивает, словно и впрямь стал львом. Волк тут же останавливается. В шутливом страхе прижимается к земле. Юноша взрыкивает еще раз. Серый, словно бы нехотя, бочком, возвращается к хозяину. А когда до юноши остается не больше метра, коротко прыгает. Огромное серое тело с легкостью валит Александра, подминает под себя. Мягкие лапы упираются в грудь, а теплый язык быстро вылизывает лицо. С радостным смехом юноша ужом выскальзывает из-под волчьего тела. Отпихивает серого в мягкий бог. Волк притворяется поверженным, замирает посреди дороги с вывалившимся языком. Выжидает. Александр с интересом смотрит на распластавшуюся тушу матерого вочищи, что с легкостью загрызет любого льва, крокодила и даже акулу, если когда-нибудь ему доведется оказаться в океанских водах. Желтый глаз волка хитро коситься на хозяина. А ухо начинает подрагивать в нетерпении, старается узнать. Когда же хозяин поверит, обеспокоиться. Наконец улыбка слетает с лица Александра, юноша ускоряет сердцебиение потоотделение. Волк тут же вскакивает, виляет хвостом: здорово я притворился, правда?

-Правда, - соглашается Александр. – Но больше так никогда не делай.

В голосе юноши слышалось неподдельное беспокойство. Волк радостно кивает, дескать, никогда-никогда. Но это он обещает каждый раз. Александр лишь тяжко вздыхает, но тут же сбрасывает с себя удрученное состояние. Волк слишком хорошо чует его настроение, потому не стоит переигрывать. Волк нарочито замедленно пытается вывернуться, когда Александр прыгает. Будь это не хозяин, а хоть трижды умелый и бывалый воин, пусть даже с нечеловеческими рефлексами результат бы был однозначен – смерть. Острые когти зверя в мгновение превратили бы врага в хороший фарш. Не помогли бы даже доспехи. Волк с легкостью вспарывает стальной лист в пару миллиметров толщиной. А здесь даже стали толковой нет. Но Александр не абы кто. Волк даже не увернулся от тела хозяина. Так и бухнулся под весом юношеского тела. Серый тут же выворачивается из-под Александра, вскакивает на все четыре. Пасть раззявлена в шутливом оскале, а глаза горят желтым огнем. Александр отшатывается в испуге, губы подрагивают, а на глаза набегают слезы. Волк мгновенно меняется превращается в мирного ласкового зверька. Красный язык быстро мелькает по лицу Александра. Юноша хмыкает про себя. Все-таки какой он доверчивый. Такой милый и добрый. Александр порывисто обнимает толстую шею. Может быть зря отправил с этой странной троицей. Алим быстро проглядывает линии судьбы всех трех. Нет, по всему именно им выпадает найти логово ледяного властелина, а значит и его любимую. Сильное чувство сжимает сердце, но юноша быстро разжимает сильную хватку железными пальцами воли. Самому с ними идти нельзя, тогда они просто не найдут нужное место. Ему почему-то нужно находиться в этот миг где-то вдалеке. В конце концов, не маленькие, сами разберутся. К тому же с ними будет этот странный Рюрик. Александр вспоминает историю. Да уж, кто бы мог подумать, что первый князь Руси будет такой… такой… В общем такой. А с Рюриком еще целая дружина, ну эти так – мясо. Синеус и Трувор каждый в одиночку побьет всю дружину, а когда войдут в силу, то и две. Не даром же смогли продержаться против Добрыни, а тот вот уже пару сотен лет как не теряет форму. За юбками бегать давно перестал, теперь все время занимается самосовершенствованием. Александру даже показалось, что смутно догадывается кто он такой. А может это только его догадки. В конце концов, зачем могучему богатырю какой-то юнец…

Волк, видя, что хозяин задумался, тоже притих. Сворачивается клубком вокруг сидящего Александра. В давние времена, еще щенком, спал прямо на коленях хозяина, но уже давно туда не помещается. Теперь спит прислонившись к спине юноши. Теплым богом греет поясницу. Александр и сам не заметил, как привык сидеть в позе лотоса. Но теперь уже не задумывается. Сидит долго и часто. Однажды на нем даже гнездо сплели, пришлось ждать, пока птенцы не вылупились…Волк мгновенно засыпает, почувствовав хозяина под боком. Чувство защищенности сразу плотно залезает в сознание. Александр для него истинный бог, который всегда защитит от любой напасти. Юноша треплет волка по большой голове. Добрый зверь измучился за последние дни. Никак не может привыкнуть к его отсутствию. И ночами не спит вовсе не оттого, что боится пропустить врагов, а потому, что боится пропустить его. Теперь вон сразу уснул. Дрыхнет, словно коней продавши.



Данил Богодвид

Отредактировано: 19.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться