Русь

Часть 3. Глава 1

Добрыня лениво перелистывает очередную страницу, протяжно зевает. Мысли уже путаются в голове. Витязь сам не заметил, что читал пол ночи. Спать лег, лишь когда буквы перестали угадываться, даже примерно. К тому времени могучий русич уже водил по страницам носом. Сейчас солнце только начинает путь по крутому небосклону. Добрыня поднялся с первыми лучами рассвета, быстро сходил умыться и вновь уселся за книгу.

Ровные ряды букв складываются в слова, слова – в предложения, мозг усиленно работает, перерабатывая знания, укладывает по полочкам. Часто, правда, вовсе выкидывает, как ненужные.

-Могучие, однако, витязи жили в Греции… - задумчиво говорит Добрыня. – Да и умом боги не обидели. Ишь ты, что исхитрились! Обхват Земли посчитать!

Добрыня сидит все под тем же дубом. Широкие ветви надежно закрывают от палящего солнца, а быстрый ручеек спасает от летнего зноя. Холодная вода мелкой пылью взлетает, разбиваясь о камни, освежает сухой воздух. Поляну устилает ровный ковер широких листьев, вперемежку с коротенькой травой. Дуб мощно высасывает из земли соки, поэтому трава не может зацепиться за сухую землю. Солнце медленно выбирается из-за дальнего леса, что отсюда виден темной полосой. На голубом небе ни облачка. Веселый ветерок радостно носиться по широкой степи, что и не степь, и даже не поле, а так – поляна, зажатая со всех сторон стенами леса. Внезапно что-то меняется. Добрыня еще не успевает понять, что, как палица оказывается в руке. Вторая бережно прячет фолиант в сумку, ловко подцепляет щит. Витязь подбирается, уже готов прямо сейчас в сечу.

На краю поляны стоит высокий юноша. Худой, словно тростник. На узких плечах – плащ до земли, но какой-то странный. Сверху, будто куртка, но ниже пояса опускается широкими полами. Голова непокрыта и ветер радостно играет со средней длины волосами. Юноша стоит прямо на фоне восходящего солнца, потому лица Добрыня различить не может. Наметанный глаз богатыря отмечает торчащую из-за плеча рукоять длинного меча. Еще одна оттопыривает полу плаща, но та от кинжала, даже ножа. Штаны юноши странного синего цвета – идеальный компромисс между практичностью и удобностью. Штанины наползают на странную обувь. Будто лапти, но какие-то причудливые, белые. К тому же облегают ногу, будто портянка. Спереди – шнуровка, что, очевидно удерживает странную обувь на ноге. Юноша пристально смотрит прямо в глаза русичу. Добрыня, хоть и не видит глаз, но отчетливо чувствует взгляд.

-Доброго здравия, богатырь, - говорит, наконец, юноша.

-И ты не хворай, - поднимаясь, отвечает Добрыня.

Юноша лишь на треть головы ниже богатыря, но в плечах уступает почти втрое. Да и сам, по сравнению с богатырем, выглядит стройно и утонченно, словно аккуратная тростинка рядом с бревном.

-Как продвигается твоя учеба? – спрашивает юноша. – Все ли понятно могучему воину.

В словах юноши отчетливо слышится издевка. Для него мудрости, что открывает Добрыня – пройденный этап уже давно. Это не скрывается от слуха богатыря. Витязь хмуриться, с недовольством смотрит в скрытое тьмой лицо пришельца.

-Как зовут тебя отрок? – холодно спрашивает Добрыня. – В прошлый раз ты не удосужился назваться.

Юноша хмыкает, шагает навстречу витязю, склоняя голову, как младший перед старшим. Говорит:

-В прошлый раз у нас не получилось беседы.

Витязь недовольно морщиться. В прошлый раз он налетел будто ураган. Добрыня едва успевал отбивать водопад ударов.

-Уж извини, - произносит юноша. – Но в той… в той случайности есть и твоя вина.

Богатырь согласно кивает, ожидающе смотрит на незваного гостя.

-Имя мое – Александр, - наконец-то представляет юноша. – И пришел я к тебе не просто так.

Добрыня оценивающе изучает юношу, всем видом показывая, что думает о его делах. Но Александр даже не замечает. Витязь нехотя размыкает губы:

-Имя мое – Добрыня Никитич, - говорит он. – Я – богатырь земли Русской. Стерегу кордоны от ворогов лютых, а нынче – в отпуске. А ты кто таков, отрок?

Взгляд юноши становиться задумчивым, быстро пробегает по могучей фигуре Добрыни. Александр с трудом решается на что-то, отвечает:

-Вот тут ты в точку – именно, что отрок. И оказался я здесь не по доброй воле. Один злодей пленил мою любимую…

Глаза Александра заволакивает пелена. Но тут же слетает, уступая место уму.

-Но это к делу не относиться, - продолжает Александр. – Дело вовсе в другом. Далеко на севере сильный маг копит силы. Давно уже копит, лет пять. Под его началом уже немалые орды, а каждый день маг присоединяет к воинству целые племена…

-А мне-то что? – недоумевает витязь. – Пусть хоть на ушах коромысло носит и на дудке задницей играет.

Александр хмуро смотрит на витязя, терпели ждет, пока Добрыня закончит.

-Скоро вся эта армада двинется на Русь.

-Это с какого перепугу вдруг?! – удивляется богатырь.

-Просто потому, что Русь лежит на его пути. Потом он пойдет дальше, но перед этим превратит Русь в разграбленную пустыню.

Витязь недовольно хмурится, слушая юношу. Рука до скрипа сжимает палицу.

-Да откуда ты знаешь все это?! С чего я должен тебе верить?

Александр терпеливо объясняет:

-Подумай сам: ну какой мне резон обманывать? Я что предлагаю отдать Новгород тевтонцем, а Киев – Византии?

Русич недоуменно глядит на юношу, дескать, что еще за тевтонцы, но Александр лишь отмахивается, продолжает:

-Я наоборот говорю, что нужно увеличить бдительность. Враг не дремлет. Где-то через месяц до границ доберутся первые войска. Нужно встретить их как следует. Нужно собрать армию, дать бой.

-Собрать армию, дать бой, - передразнивает Добрыня. – Да это дело не одного месяца, а полугода. Пока гонцы разнесут призыв, пока князья подумают, стоит ли вообще выходить в поход, пока соберут дружину, пока соберутся вместе, да за это время зима наступит! А может они и вовсе решат не выступать.



Данил Богодвид

Отредактировано: 19.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться