Русалка и гламурный пират

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я поднялась на чердак и принюхалась. Ну, точно. Опять курил. Ну, что с ним будешь делать?! Знает же, что нельзя, что снова может быть приступ. Врач ему тогда ясно сказал: хотите еще пожить, бросайте. Он, вроде, согласился, но надолго его не хватило. Тайком покупает сигареты и курит на чердаке, скрываясь от меня. Как мальчишка, ей-богу!

- Вынюхиваешь? – дед появился у подножия лестницы.

- Ты бы хоть менял явки и пароли. Палишься же.

- Ругаться будешь?

- Буду, но попозже. Сначала в душ схожу.

- Давай. А я пока чай заварю. И картошку с грибами разогрею.

 - Ага.

Главное преимущество моей квартиры – вид из окон. В него входит не только сливающееся с горизонтом море, но и кусочек набережной, сквер, две улицы и многочисленные красные крыши домов, прибавляющие виду живописности.  Сидеть на балконе и любоваться можно в любое время: днем – бирюзовым морем, ночью – россыпью огней.

У нас с дедом общий коридор, но квартиры отдельные, почти одинаковые – кухня-гостиная, спальня и ванная. Только у меня одна спальня, а у деда, кроме своей, есть запасная, гостевая. Раньше здесь была одна большая квартира, где жили дед с бабушкой и почти все время я. Но после смерти бабушки дед все перестроил, и гостиницу, и свое жилье.

Я тогда училась на первом курсе, мама уехала с очередным ухажером, так что он остался совсем один. Нас всех потрясла внезапная смерть бабушки, но дед был просто сломлен. Помню, приехала я однажды на выходные, а его нет дома. Оказалось, что он перебрался в один из номеров. Объяснил, что просто не может находиться в своей квартире, где каждая мелочь напоминает о бабушке и у него каждую секунду разрывается сердце. Вот тогда я и предложила ему все переделать.

Я забрала его на месяц в Питер, а в это время рабочие, под руководством его друга, вынесли мебель и снесли часть стен. Вернувшись, дед втянулся в работу, на что я и рассчитывала. Такой масштабный ремонт забирает все силы, на печаль и депрессивные мысли просто не остается времени. Тогда он решил, что я буду жить в соседней квартире. Помнится, я была не совсем уверена, что так и будет, но перечить не стала.

В итоге дед оказался прав: пожив в разных местах, я вернулась в свой родной город, потому что только здесь я чувствую себя в своей стихии. Без моря, гор и свежего воздуха я просто чахну. Может, во мне, и правда, есть что-то от русалки?

 

Перед ужином я успела спуститься вниз, в ближайший магазинчик. То, что я там купила, должно было произвести неизгладимое впечатление на деда. Я надеялась, что он даже бросит курить.

За ужином дед, как бы между прочим, спросил:

- А что нужно было от тебя этому уголовнику?

- Какому уголовнику? – не поняла я.

- Ну, этому, белобрысому, в наколках.

А-а, теперь понятно, какому.

- Не думаю, что он уголовник. Просто сейчас модно делать татуировки.

Скорчив презрительную мину, дед выказал свое отношение к подобной моде.

- Все в порядке, - успокоила его я. - На мою честь он не покушался. Так, спросил что-то. Не помню даже, что.

- Не нравится он мне.

- Может, выселим его из отеля? Так и скажем: что-то ты нам не нравишься. Мне кстати, еще пара постояльцев не по вкусу.

Дед хмыкнул. На этом мы закрыли тему.

После ужина я, под удивленным взглядом деда, достала из кармана сигареты и зажигалку. Его взгляд стал просто ошарашенным, когда я вставила сигарету в рот и прикурила. Может, не очень умело, но эффект был достигнут. В горле деда что-то булькнуло, как будто он подавился готовыми вырваться словами.

- Эт-то… Эт-то еще что? – впервые слышу, как он заикается.

- А что? – я невозмутимо затянулась еще раз. В горле адски запершило, и мне пришлось приложить все силы, чтобы не закашляться и не испортить впечатление.

- Вот, значит, ты как... – дед постепенно осознавал значение моего поступка.

- Да. Ты куришь – я курю. Бросишь – и я брошу.

- Ну ты...

- Зараза?

- Именно! Не будь бы моей внучкой, я бы выразился покрепче.

- Давай, не стесняйся.

Дед выдернул сигарету из моего рта и выбросил в мусорное ведро.

- Меня не обмануть, - сказала я. - У меня нюх как у ищейки, ты же знаешь.

- А упрямство – как у ослицы, - добавил дед. 

 

Три новых сообщения и все – от моих бывших однокурсниц. Снова собираются устроить встречу выпускников. Каждый год одно и то же, и как им не надоело? Я, как всегда, напишу что-то невнятное, вроде: буду очень стараться, может, и получится, если карты лягут и рак на горе свистнет. Но он не свистнет. Я не поеду.

Они это знают, я это знаю, почему бы им не прекратить тратить трафик на бесполезные сообщения? Вон, Ксюха целую поэму накатала, даром что работает менеджером в турагентстве.  О том, как в прошлый раз было весело, и как они все по мне соскучились и о том, что надо хоть  иногда проявлять дружескую солидарность и коллегиальную сплоченность. И ни слова – о настоящей причине моих отказов. Ну что ж, я тоже об этом деликатно промолчу. Деликатно или трусливо? Мне больше нравится первый вариант.

 

Как я и предполагала, это был хвост. Остальные части тела огнедышащего монстра раскинулись на плече и, частично, на спине.

- Нравится? – он повернулся ко мне спиной.

- А тебе?

Он пожал плечами.

- Не особо.

- Тогда зачем?

- Не помню. Пьяный был.

Как ни удивительно, он был на месте даже раньше меня. А я чуть не проспала. Вот был бы номер, если бы так случилось! Будильник-то я услышала, но вылезать из теплой постели жуть как не хотелось, я на секунду закрыла глаза, а очнулась только через двадцать пять минут.



Лина Филимонова

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: