Русалка и гламурный пират

Размер шрифта: - +

Глава 18

- То есть вы переспали, а потом он исчез? – произнесла Ника почти без вопросительной интонации.

Все так и было, но ее слова меня покоробили.  

То, что моя подруга сейчас обозначила так прямо и так грубо, случилось еще позавчера. Я не знаю, как мы оказались у меня дома. Наверное, пришли ногами, ведь других вариантов нет, телепортироваться в нашей реальности невозможно. Но дальше нашего пути моя амнезия не простирается, я очень хорошо помню все, что происходило потом. Мы не разговаривали, не выясняли отношения. Я ни о чем его не спросила, и он меня тоже. Вместо этого мы набросились друг на друга, как изголодавшиеся звери на добычу, и в этом почти не было нежности, скорее – какое-то исступление.

Я и не знала, что во мне живет такое дикое безумное животное, мне хотелось кусать и царапать Аркадия, сделать ему больно, и я ни в чем себе не отказывала. Он не сопротивлялся, только слегка постанывал, и этот его стон распалял меня все больше... В конце концов мое бешенство утихло, но не само собой, а благодаря его уверенным ласковым рукам и прохладным губам, остудившим мою ярость, переплавившим ее в текучую всепроникающую нежность.

В решающий момент из моих глаз по неведомой причине брызнули слезы. Аркадий тогда прижал меня к себе, шептал на ухо что-то невнятное и успокаивающее, гладил кончиками пальцев по спине, пока от его прикосновений мое желание не вспыхнуло с новой силой, только на этот раз в нем не было ни капли горькой ярости, только сладость, только нежность и мягкость.

А наутро я проснулась одна. Аркадий исчез, оставив после себя лишь вмятину на простыне и зияющую дыру в моем сердце. Сначала я думала: вот сейчас он позвонит. Через пять минут, через десять... Ну в три часа – самое позднее. Уж в это время он точно должен проснуться. К вечеру я поняла, что звонка не будет. Что он снова исчез из моей жизни, так же внезапно, как появился.

Я била себя по рукам, чтобы не нажать кнопку «вызов» на телефоне.  Я не должна звонить ему сама, нет, ни за что! Это унизительно. Я не буду бегать за ним, как собачонка. Неужели он этого хочет? Я не знаю. Я вообще ничего не знаю и не понимаю. В конце концов я удалила номер своего вероломного любовника из телефона. И я изо всех сил пыталась стереть его из памяти, пытаясь сбить со следа свои мыслительные способности. Какие там цифры на конце? 75? Да нет, 57. Точно, точно. А перед этим не четверка, а восьмерка. Или вообще шестерка. Все запутывается, файл с воспоминанием стирается... Нет, не получилось. Я помню его телефон. Но у меня хватит гордости не прикасаться к кнопке «вызов».

Не знаю, как я пережила вчерашний день, а, особенно, ночь. Я не могла спать, новые воспоминании будоражили мою кровь, заставляя снова и снова чувствовать жар исступления. В моей голове крутился только один вопрос: неужели он не испытывает ко мне никаких чувств? Это невозможно, я ощущала любовь в его бережных прикосновениях, в его страстных поцелуях, в его взгляде, когда он смотрел на меня там, на дороге и потом, в спальне, в рассеянном лунном свете. Он смотрел на меня так, как будто хотел впитать меня взглядом и навсегда сохранить в своем сердце. Почему же он снова исчез? Это сводит меня с ума…

Ника вчера звонила мне несколько раз, но я была не в состоянии с ней разговаривать, сказала, что занята, что перезвоню... Не сомневаюсь, она сразу услышала лживые нотки в моем голосе.

- Лживые и измученные, - сказала Ника. – Я поняла, что с тобой что-то не так. И что ты не хочешь никого видеть. Но сегодня я не могла не придти.

- Да, - рассеянно кивнула я и зачем-то поправила диванную подушку, лежащую между мной и подругой.

Я рассказала ей, в чем причина моего угнетенного настроения. Мне очень не хотелось, но пришлось – Ника бы все равно не отстала. Теперь она знает, и мне это неприятно.

- Ты же не думаешь, что я тебя осуждаю? – спросила подруга, внимательно глядя на меня.

Я пожала плечами.

- Я сама себя осуждаю. Почему я снова поддалась гипнозу? Зачем я снова позволила ему...

- Может, потому что сама этого хотела?

- Мало ли чего я хочу! Я же не животное, могу себя контролировать.

- Можешь?

- Нет, не могу! Это сильнее меня.

- Жалеешь о том, что случилось? – осторожно спросила Ника после минутного молчания.

Я вспомнила, как проваливалась в огнедышащую пучину страсти, забывая себя, улетала в небеса от сладостного головокружения, и выдавила:

- Нет.

- Думаешь, он просто тебя использовал? Ты вроде как игрушка для избалованного мальчика?

Я покачала головой.

- А, может, он твоя игрушка? – продолжала Ника вкрадчивым голосом.

Я зачем-то кивнула.

- Тебе было хорошо. С его помощью.

- Никак не пойму, в чем ты пытаешься меня убедить?

- В том, что это ты его использовала и совершенно незачем посыпать голову пеплом.

- То есть, ты хочешь сказать, что я женщина-вамп? Не ты ли совсем недавно доказывала мне прямо противоположное?

- Мало ли что я доказывала раньше, - насупилась Ника. – Теперь я уверена в обратном.

- Ты бы не смогла быть психотерапевтом, - заявила я своей подруге. – Для всех. Но для меня ты – лучшее лекарство.

Ника улыбнулась.

- Правда?

- Ага. Забавно наблюдать, как ты выворачиваешь правду наизнанку, лишь бы мне полегчало. Со мной все нормально. Я знаю, что я не женщина-вамп. И что я влюблена в этого... в Аркадия. Но я с этим справлюсь. Я сильная, ты же знаешь.

- Я знаю, - Ника покосилась на меня с некоторым сомнением. Хочешь, я еще послежу за тем домом? Может, он все же там?

- Ни за что! Не смей! Я ничего не хочу о нем знать. Раз он не хочет, чтобы я знала...

 

Мы расстались с Никой под вечер, после чаепития, длившегося несколько часов, бесконечных разговоров (не только об Аркадии) и длинных пауз, когда мы обе молчали, и при этом нам было вполне комфортно. Как же здорово иметь подругу, которая умеет так подлить тебе чая или подать печеньку, что ты всем организмом чувствуешь поддержку и заботу! И никакие слова не нужны...



Лина Филимонова

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: