Русалочка Вея и Иван Залетный

Размер шрифта: - +

Часть 5

Добрались двое до колдовского озера только к следующему утру. Тишина стояла вокруг, раннее солнышко мутными струйками касалось водной глади, стрекозы сновали туда-сюда, водомерочки скользили по воде, оставляя разводы, рыба плескалась. Природа-матушка проснулась, а существа волшебные почивали глубоким сном, покуда их время ночное. 

Беляна даже зажмурилась, когда вышла к берегу, отвыкла она от света Божьего, все в сумраке да в тумане обитала, с мертвецами беседы вела.  А здесь разноцветье, все блестит, переливается, птицы снуют с ветки на ветку. Давно ведьма здесь не была, поэтому смотрела на родное озеро, а руки у сердца держала. Вспомнились ей дни печальные,  отчего даже слезы навернулись. Но чтобы не казаться слабой, смахнула их длинным рукавом и к Ивану обратилась:

- Ну, где утопленница твоя? Давай, зови сердешную.

Но как бы ни кликал Ваня русалочку, не вышла она. Тогда сел Залетный на камень у берега, опустил буйну головушку на руки, да и заплакал как дите малое. У Беляны аж брови на лоб полезли, когда увидела она страдания такие. Вздохнула ведьма, махнула рукой, подобрала подол и вошла в воду озерную:

- Явись ко мне, душенька моя ненаглядная, - заговорила она. – Явись, голубушка. Воротилась я, принимай окаянную.

Провела Беляна рукой по водице, и начались чудеса. Вода забурлила, зашипела и из глубины вышла русалочка. Подошла Вея к ведьме, но заговорить не смела. Только вот как увидела Ивана, бросилась к нему, прижалась. Залетный же обнял ее крепко-прекрепко:

- Веюшка, любимая моя. Прости дурака пустоголового, что покинул и слова не сказал.

- Все равно, Ванюша, неважно это. Главное пришел, вернулся ко мне.

А Беляна стоит, смотрит на них и улыбается, да только улыбка у ведьмы добрая, душевная. Как закончили влюбленные с нежностями, встал Залетный и говорит:

- Верни душу Веюшке. Прошу Беляна, выполни обещание.

- Эх, Ваня, Ваня, - покачала та головой. – Ничегошеньки ты-то не знаешь. Не могу я душу вернуть твоей утопленнице.

- Как так? Ты же слово дала, - рассердился Иван. – Я поверил тебе!

- Знаю, что слово дала. Но обещала не душу вернуть, а утопленницу.

- Что ты голову морочишь, бесовская дочь!

- Погоди, Ваня, - вдруг остановила его Вея.

Смотрела русалочка на Беляну и будто вспоминала что-то, потом подошла ближе, коснулась руки ведьмы, а та разрыдалась да на колени перед ней упала:

- Прости меня, душенька – причитала Беляна. – Прости ведьму проклятую. Бросила тебя в озере, а сама пошла беду творить. Ну, не могла я тебя опорочить, не хотела этого.

В мгновение  глаза Веи округлились, присела она около ведьмы и молвила:

- Вспомнила я все беды наши.

Иван же стоял в замешательстве, не знал, что вокруг творится, чего за тайны мрачные. И почему его Веюшка с ведьмой обнимается. Но скоро поднялись две девы и повернулись к Залетному:

- Пора тебе правду узнать, Ваня, - произнесла Беляна.

Тут-то она и поведала то, что заставило Залетного побледнеть и наземь опуститься.

- Вея не утопленница, а душа моя, которую я в колдовском озере оставила.

- Как душа? Что за проделки дьявольские?

- Когда ходила я к бабке-колдунье за травами, попросила ее о помощи. И в день моей смерти исполнила бабка обещание, явилась к озеру в ночь, наворожила, да вернула меня обратно, чтобы я отомстила, чтобы добилась справедливости. Но дабы не порочить душу свою, оставила ее в озере, забрав всю злость и воспоминания с собой. Нарекла душу Веей, а после ушла. И было говорено, ежели полюбит кто душу невинную искренне, то вернется та в тело родное да обретет вторую жизнь.

- Да что же за чертовщина? – вскричал Залетный и голову руками обхватил. – Врешь ты все, ведьма!

- Не врет она, - тихо молвила Вея. – Правда это. Не помнила я всего того, что произошло со мной. Забрала Беляна злобу и ненависть, а мне только тоску оставила. Я и есть душа, брошенная, но не на погибель, а на спасение. Теперь же случится чудо, и вернусь я на место законное.

Так и произошло. Зашумели леса, засверкало озеро пуще прежнего, пар густой напустило на девиц, и слились те воедино. А когда рассеялась колдовская пелена, на Ивана уже смотрела одна дева, в лике ее сочетались черты обеих, волосы имели цвет ни вороной, ни пшеничный, а каштановый, только глаза остались зелеными словно изумруды. Ступила она вперед, хотела до Ивана дотронуться, но тот отскочил в сторону и принялся креститься:

- Прочь, окаянная!

- Не бойся меня, Ваня. Я ж люблю тебя. Не отворачивайся. Ты спас меня, избавил от страданий, заставил в людей поверить.  Нас сама судьба свела.

- Не подходи, змеюка подколодная, - отмахнулся от нее Залетный. – Я много чего повидал в родном лесу, но такого колдовства еще не встречал, ты дьяволица. Нет тебе веры!

И побежал Иван прочь, оставив девицу на берегу.

Беляна тогда повернулась к озеру, посмотрела на рябь с тоскою:



Лора Вайс

Отредактировано: 24.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться