Руслан & Людмила

Размер шрифта: - +

Глава 10 (2)

Он не отдает себе отчета в том, что говорит. Вообще не знает, откуда берутся эти слова, и что они звучат как поэзия и бред одновременно. Если он замолчит, она увидит его слезы. Руслан открыт для нее, как ни для кого и никогда. Черт возьми, он готов даже на это! Но если в ее светлых глазах промелькнёт жалость, или, что хуже, презрение... его сердце остановится прямо здесь, на полу у ее ног.

- Уходи! - шепчет Люда. В ее глазах тоже слезы. - Никогда, слышишь? Ты предал меня! Ты наблюдал, как меня втаптывали в грязь, ты ничего не сделал! Мне из-за тебя пришлось уехать!

Она уже плачет. А у Руслана разрывается сердце. Если бы можно было забрать всю ее боль себе, одним касанием - он бы ни секунды не раздумывал. Каждый всхлип режет его на ремни. Каждое слово ранит разрывными пулями.

- Я нашла того, кто меня никогда не обидит! Так что спасибо тебе, что ты... ты... был таким негодяем! Это позволило мне встретить его!

Эти слова могут убить на месте... или лишить рассудка. Но часто у влюбленных вырастают новые крылья вместо сломанных, и открывается второе дыхание. И нежность, надрыв, дрожь, - все это становится решительностью в руках любящего мужчины.

Он встает. Его немного шатает от пережитого шторма эмоций. Голос дрожит, комната плывет перед глазами.

- Дай мне шанс доказать тебе, что я раскаялся и люблю тебя... люблю сильнее, чем прежде. Я буду бороться, слышишь?! Я буду сражаться за нас! Я сделаю все, чтобы ты меня простила... чтобы мы снова были вместе. Просто не лишай меня этого, иначе... я не знаю, что я сделаю с собой...

Это звучит не как обещание суицида - скорее, как намерение сжечь город. И Люда хватается за эту отчаянную решимость в голосе того, кого любит без меры.

- Смотри, не спали Киев!

Руслан оборачивается в дверях. В сердце пожар, в теле озноб. Только надежда еще горит в его глазах.

- Ради тебя стоит жечь не только города.

Он уходит. А Люда не верит тому, что произошло. Нет, когда, как? Все? Он должен вернуться, говорить, целовать ее руки, терпеть все, что она скажет, молча сносить словесные побои, пока агония в ее сердце не утихнет и не даст ему вновь заполниться любовью. Он просто так ушел?

Стук двери. И тишина. Он не остался - она не слышит его дыхания и не чувствует его присутствия...

И тут ее буквально сгибает пополам в приступе рыданий. Не отдавая себе отчет, что она в доме не одна, девушка сворачивается калачиком на холодном полу, дав волю слезам. Это даже не рыдания. Так скулит смертельно раненый зверь.

- Прости его, - долетает до ее сознания тихий, непривычно робкий голос.

Это кажется обманом чувств, галлюцинацией. Но нет. Зоя замерла в дверях. В ее глазах слезы. Никаких сомнений в том, что она испытывает тяжёлую вину за свой поступок, уже нет.

- Прости. Может, он не нашел слов, но я видела, что с ним происходит. Когда он ночью звал тебя... я плакала от того, сколько в его голосе боли. Не о себе, понимаешь?! О том, что ему больно! Вы же любите друг друга!

- Уйди!

- Ты можешь и дальше обижаться, но не мучай его. Поверь, ему в сто раз больнее. В тысячи раз. Люда, не губи вас обоих!

Она подняла глаза на Зойку, и у той всё похолодело внутри. Столько ненависти, боли, упрека было в ее глазах!

- Убирайся вон. Сию же секунду. Я не позволю тебе здесь жить!

- Кто кому не позволит жить? Девчонки, вы чего? - в кухню влетела Анжелика, румяная и энергичная после недавней тренировки. - Вы снова помирились? Люда, встань с пола! И что это за симпатичный молодой человек, похожий на твоего Руслана из «Инстаграма», который чертит на асфальте краской «я тебя люблю»?

Люда не ответила. Лишь крепче обняла колени - они, предательницы, уже грозились поднять ее на ноги и заставить бежать вниз, в объятия любимого! Она еще сама не понимала, что готова простить ему все. Нужно лишь время... и все обдумать еще раз, подальше от раздражающей Зойки.

- Зоя сваливает домой. Правда же, Зоя?

Та попятилась назад.

- Но я... у меня все еще нет денег... я не решилась сказать маме...

- Так, стоп! - Лика открыла кошелек и достала оттуда несколько пятисотенных купюр. - Я за то, чтобы каждый труд оплачивался. Зоя, у нас был уговор, что ты останешься, пока не решится вопрос с деньгами. Он разрешился. И Люда сказала свое слово. Могу заказать тебе билет домой сегодня же.

А Люде уже было все равно. Обессиленная, добралась она до своей комнаты и дала волю слезам. Не заметила даже, как Зоя зашла попрощаться, еще раз попросить ее простить Руслана. Уснула в слезах, оставив телефон разряженным, Лику обеспокоенной, а себя - запутавшейся и несчастной.



ExtazyFlame

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться