Русский шпион-инопланетянин

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ВТОРАЯ. ОТПУСК.

Космические коты-путешественники исчезли. Я, как прежде сидел у успевшего стать мне родным косяка. В полном офигении переваривая только что произошедшее. Толстые, счетверенные и ушестерённые колонны баксов и прочей инвалюты, по-прежнему подпирали потолок, никуда не собираясь исчезать.

- Видимо благодаря Дэхе, - пробормотал я, – с чего бы инопланетянам одаривать какого-то левого хмыря, рискуя спалиться.

- А почему бы и нет? – выразил своё мнение Мася. – Они что, своё тебе подарили? Сделано из химических элементов нашей планеты. А Земля им до лампады, это же не их ресурсы.

- Ну, всё равно… сто пудов где-то здесь должен быть кидок. Надрываться, что-то колдовать или материализовать там… Ради чего? Произвести на «дикаря» впечатление?

- Что вы дикари они не говорили. Просто утверждали, что у вас тупиковый путь развития, а вообще, в целом, считали, что у людей очень высокий потенциал. Ты, кстати, вспомни эти рожи! По ходу у них в менталитете все хвастуны страшные. Типа наших горцев. Они перед кем угодно выступать будут. Натура такая.

- А наши-то, наши… – я задумчиво хмыкнул, – написали, напридумывали, наснимали чушь всякую. Ужастиков нереальных. Пришельцы, войнушки, порабощение человечества. Отважные герои, спасающие Землю в последний момент. А тут на тебе… Прилетела шайка котов, покрутилась, улетела. Но след оставила! – я с приятностью повернул голову к баксам.

- Да фигня все эти измышления, – продолжал демонстрировать аналитический склад ума Мася. – Тупо вспомни историю Земли. Или не тупо, а то не вспомнишь. В каменном веке, в древние времена, в средние века, кто кого хотел, тот того и колбасил. И никому до этого никакого дела не было. Лишь бы их не трогали. Или даже вообще не знали об этом. В девятнадцатом, начале двадцатого века уже слегонца попискивали, стали более внятно создавать коалиции, но все равно, кто что хотел, тот, то и творил. Потом Великая Отечественная, следом появился сдерживающий фактор - атомная бомба. И всё. Глобального чего-то уже вряд ли допустят. Мелкие войнушки пока ещё вспыхивают то тут, то там. Но это до поры, до времени. Скоро и их не будет. Почему ты думаешь, что в галактическом масштабе обстоит иначе? Если человек ещё только чапает по направлению к разумному и мирному планетному сосуществованию, то те, кто носится меж звезд, уже давно этот путь прошли. По-любому. Самых крутых нет и не может быть в принципе. Обязательно найдется кто-то ещё более крутой, который даст по голове предыдущему крутому.

Мася зевнул и объявил:

- Устал я от вас. Наших и нездешних. Бродите здесь, беспокоите приличных котов. Пойду, посплю.

И он величаво удалился по направлению к залу.

Я тоже наконец-то поднялся. И тут же обнаружил, отсутствие на полу кучки подаренных мне автомобилей. Точнее пачки различных документов, которую разглядывал штурман. На месте былой стопки почему-то сиротливо валялось одинокое, старенькое СТС, от моего автомобиля Тойота Хайс Региус.

«Ну, вот… всё-таки кинули. Наверняка телефон и Хранитель тоже подделка. Китайцы, поди, инопланетные. Скорей всего и баксы через час в глину какую-нибудь превратятся… Как в сказке про Золотую антилопу».

Забрав с пола часы и телефон, уселся за кабинетный стол и начал рассматривать внезапно полученные артефакты. Телефон был полный отпад и тяжелый. В круговую отделанный золотом, какими-то блестяшками, и вообще выглядел вызывающе респектабельно. Часы тоже, из белых когда-то успели стать золотыми. В размышлении как бы все это дело проверить, я немедленно позвонил Йосе. Вариант был беспроигрышный. Недели две назад он уехал в Америку туристом. Прибыть обратно, должен послезавтра. В данный момент, однозначно находится где-то там. Свой телефон Йосич оставил дома, а номер, который у него с собой, я не знал. Не имея ни малейшего представления, как звонить по инопланетной штуковине, просто взял телефон в руку, не поднося ко рту, буркнул: «Йосю!» и нажал пуск. Не удосуживаясь сообщить ни имя, ни фамилию абонента. Просто назвав кличку своего друга. После чего поднес трубку к уху, на всякий случай произнёс: «Алё?» - и тут же услышал Йоськино: «Миха, ты что, дурак?! У нас четыре утра, между прочим!».

Следом понеслось офигевшее и уже проснувшееся:

«А ты как этот номер узнал? Его вообще ещё никто не знает, вчера вечером купил! Вот ты на бабки попал! Знаешь, сколько минута стоит? А что твой номер не видно? По скайпу, что ли звонишь? Какая слышимость офигительная!»

Слышимость действительно была от винта. Четко, ясно, ни тихо и не громко. И почему-то сразу же понималось, что если даже вокруг меня, плотно обступивши, будет работать бригада отбойных молотков, качество слышимости не изменится. Ни для меня, ни для абонента.

Ляпнув Йосе что-то невразумительное: типа «Эксьюзми, сэр», я отключился. Надо же… первое, пробное использование инопланетной техники и сразу такой прокол… Нужно было для верности взять у Нины Павловны Йоськин номер, или хотя бы не говорить своё «Алё». С таким качеством связи, абонент опознал меня с первой буквы. Ладно, ничего страшного. Ну, расскажет мне дружище, как «однажды в Америке» его разбудил какой-то «америкос». В четыре часа утра, моим голосом.

Проорав крылатую фразу Матроскина: «Ура, заработало!», взял в руки часы. Они тоже были невероятно авантажные и солидно тяжеленькие. Я покрутил их в руках и осторожно надел.

Ощущения передать довольно-таки затруднительно… На какой-то миг мне показалось, что комната расширилась, а в ушах зазвенело. Потом понял, что просто стал по-другому видеть и слышать. За последний десяток лет, я привык к чуть сглаженному и расплывчатому мировосприятию. Вызванному обычным, возрастным изменением зрения. Впрочем, не смотря на мои былые сто процентов - такого классного зрения у меня не было никогда. Я видел всё! И маленькое, и малюсенькое, и близкое, и далекое. И быстро мелькающее, и неподвижно стоящее. Всё, всё, всё, и даже больше!



михаил мещеряков

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться