Русский шпион-инопланетянин

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ГЕЙША. ДЭВИС, ЙОСЯ – СМЕНА СТАТУСА.

Проснулся оттого, что импортное, итальянское солнце светило в глаз. Посмотрел на часы - стрелки, на «Дэвисе» показывали тринадцать тридцать. В квартире вкусно пахло. На мой непросвещенный взгляд оладышками, беляшами и каким-то помидорным соусом. Стоп! Я попытался поймать промелькнувшую толи мысль, толи ощущение. На «Дэвисе» ?! Вот оно что!

Снова поднёс к глазам левую руку, разглядывая новый образ Дэхи. Ну, ну… «давай спать». Следовало бы догадаться, учитывая, как ему понравилась Гейша. Модель, даже с привлечением Дэхиных «закромов», была мне абсолютно неизвестна. Что-то изящное, не помпезное, но вместе с тем очень и очень элегантное. На роскошном циферблате значилось: «John Davis».

- Что это? – коротко спросил у Дэхи.

- Лазанья, - так же лаконично ответил Хранитель.

- Я не про еду! Что это за внешний вид?

- Это моя разработка. Я себя так вижу. А что?

- Ничего! Ты видишь себя дороже самолета! Как я на люди с таким эксклюзивом появлюсь? Мы же в Африку собираемся! Представь: я весь такой в рванине и с охренительными часами на руке. Нас из-за тебя через день грабить будут!

- А ты боишься?

- Да причём здесь страх? Как я к той же Гейше с тобой выйду? Или ты думаешь, что кто-то может тебя не заметить? Полагаю, золотой корпус, это самая «дешманская» часть «твоего видения»?

- Ну… как бы да… Стекло, например, из чистого природного алмаза вырезано.

- Как это?

- Ну… создал алмаз, чуть побольше «Мариенгофа». И выпилил себе из него лобовое стекло.

- Хорошо, что ты не автомобиль! Или телефон… Ох, ты… Вашу ж Природу-мать… Йося! Ты где, паршивец!?

- Тут я, рядом, в джинсах лежу… - заранее виновато и меланхолично отозвался телефон Йося.

Перегнувшись с кровати, я подхватил лежащие на пуфике штаны.

«Предчувствия его не обманули»! Вместо «обычного», миллиона за полтора рублей, Вирту, я достал из кармана очередное невообразимое чудо.

Здоровенный наладонник, весом раза в три больше моего бывшего Йоси. С огромным экраном, корпусом из чистого золота и где только можно инкрустированный бриллиантами. Вместо скромного «Vertu», на нём сияло гордое: «Joseph».

- «Ах, Йозеф, Йозеф…

Старый, таки добрый Йозеф…

Такие есть на свете имена…»

- процитировал я известную песню Аркадия Северного. – Почему сразу не Jesus? Кто тебя так изуродовал, чучело?

- Сам. Дэха помогал маленько.

- И что? Что мне теперь делать? С такими красавцами?

- Подумаешь, … меня можно вообще из кармана не доставать… Я и так прекрасно слышу, что ты мне говоришь. И передать всё из кармана сумею…

- Так ты ж тяжёлый, как бутылка водки! Как тебя в кармане постоянно таскать?

- Я попрошу Дэсю, чтобы он «добавил тебе мощности», - ещё сильнее «насупился» Йося. - Не, главное, что сам он таскался полдня по магазинам... футболки, штаны себе всякие покупал - это нормально... А как мы захотели себя маленько в порядок привести...

- Знаете, почему мы когда-нибудь «запалимся», а то и вообще, погибнем в страшных муках? Не оттого, что мы рисковые ребята и не из-за любви к опасным приключениям, не-е-ет! Мы сдохнем из-за двух влюблённых электронных созданий! Втрескавшихся в человеческую самку хомо сапиенс! Ну, кьоши, ну, засранцы! Даже роботы у них хвастуны страшные! Дэха! Немедленно вернись к своей любимой стиральной машине! А ты, Йося, будь верен своей электронной пылесосихе! Твой прототип, между прочим, сроду хвастуном не был!

- Ну, это ты так, Батя, думаешь… - отпарировал Йося. – Кроме того мой папа Йося тоже бабник! То есть я хотел сказать - любит нравиться женщинам!

- Нет у меня стиральной машины, - грустно, видимо сдаваясь, буркнул Дэвис.

- Будет! Если ты перестанешь дурковать и привлекать к себе дурное внимание.

- Давай так… мой настоящий внешний вид мы оставляем, зато я обещаю, что больше ничего из себя корчить не буду, - предложил Дэха.

- Конечно, не будешь, круче же некуда, - согласился я. - И как к тебе, такому эксклюзивному, народ будет привыкать?

- А это твои, Бать, проблемы. Врать ты лучше нас двоих умеешь, придумай что-нибудь. Спас ты, допустим, принцессу… и она подарила тебе часы. В знак благодарности.

- Ага. Продала дворец и подарила мне часы. Букингемский я имею ввиду!

- А ещё я договорюсь с Йосей, чтобы он принял прежний, скромный вид, – продолжал «дожимать» меня Дэся.

- Но имя я своё себе оставлю! И вашим Вирту, больше не буду! – вставил печальный Йося.

- Ну, как поет Юля Савичева, «оставайся такой, как есть», у нас демократия, - уступил я Дэхе, но заметил злорадно, - всё равно она тебя вчера «Blancpain»-ном видела!

- Я думаю, что нет. Видишь ли, как только она села к нам в машину, я сразу же в режим «стелс» переключился. Кроме тебя, меня не видел никто. Не мог же я предстать, как попало перед дамой!

Накинув светлую тенниску, чтобы не пыжиться изготовленными Дэсей «мощами», присовокупил к ней белые брюки и направился умываться.

Из кухни-столовой донёсся голос Гейши:

- Чиф! Закончишь, приходи завтракать!

От её голоса меня слегка тряхнуло.

«Привыкать надо, брать себя в руки, хуже пятнадцатилетнего пацана!» - подумал, развешивая на кронштейн полотенце.

- Ты любишь лазанью? – спросила Гейша, когда я чисто умытый, без надобности побрившийся и пахнувший элитным парфюмом, стыдливо просочился в кухню.

- Не знаю, я её в жизни не пробовал, - сердито буркнул в ответ, ероша уложенные волосы. Потому, что рядом с Гейшей, в её простеньком, домашнем халатике, прилизанный и «начепуренный» субъект явно выглядел идиотом.



михаил мещеряков

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться