Ряска Правды

Размер шрифта: - +

Глава 8.

Я перевернулась с боку на бок и тяжело вздохнула. Глаза ужасно болели, но заснуть вновь не получалось. Реджинальд ушёл куда-то рано утром, разбудив меня, и вот теперь я мучилась в бесплодных попытках хоть сколько-то отдохнуть. Стены давили на меня, тяжелый воздух гостиницы не позволял дышать. Открытое окно помогало едва-едва — сквозь него с улицы доносились крики, ржание лошадей и топот ног.

Этот город был не таким, как предыдущий. Этот был гораздо больше, здания были выше, а люди — гораздо шумнее. Редж что-то рассказывал мне об этих местах, даже называл какие-то названия и имена, но я, погруженная в свои внутренние переживания, пропустила всё мимо ушей.

На закате предыдущего дня я узнала, что я никакая не кикимора, как думала всю сознательную жизнь, а самый что ни на есть настоящий человек. Смертная. Кровь была самым решительным доказательством, сомнений здесь быть не могло. Но как? Как такое могло случиться?

Редж ответа не знал, а уж я тем более. Поворачивать назад, к Ивайло, чтобы потребовать ответов, было бы уже по меньшей мере глупо, а по большей — обычное самоубийство. В голове копошился рой идей: откуда на болоте смертное дитя? И почему меня приняли, лелеяли и голубили, а не бросили умирать или не съели? Ивайло должен был об этом знать, как и Румяна. В груди шелохнулось чувство благодарности к Хрательнице — если бы не она, сидела бы я до сих пор на трясине, и носа не показывала бы.

Народ, который я считала моим, и не мой вовсе. Люди, которых я считала глупыми и жалкими, оказались пусть не самыми сильными, но самыми интересными созданиями в мире. К слову о силе... Да, всё вставало на места — моя тяга к берегу, мои темные волосы, но как же я жила под водой? И откуда сила повелевать малыми созданиями, которая доступна только кикиморам?

Раздраженно фыркнув, я откинулась на спину и уставилась в потолок. Что за бред. Как моя жизнь сумела так запутаться, причем почти без моей на то помощи?

Я щелкнула пальцами, и второе окно распахнулось настежь, наполнив комнату тошнотворным запахом конского помёта и гнилого сена. Сморщив нос, я закрыла окно обратно.

Люди были грязными и грубыми, и я привыкла относиться к ним с легким презрением. Стала бы я смеяться над тем трактирщиком, если бы знала всю правду? Или над тем продавцом амулетов? Наверное, всё равно бы стала.

Я встала и подошла к окну. Толстая торговка внизу выкрикивала похвалы своим горячим, вкусным пирожкам. Оборванный мальчишка ловко обкрадывал прохожих, засовывая руку к ним в карманы — так быстро, что никто ничего не замечал. За то время, пока я за ним наблюдала, паренек обзавелся уже тремя кошельками.

И мне показалось, что я никогда не стану частью человечества. Не важно, кем ты родился, важно, кем ты вырос. Я — кикимора болотная, и ничто, и никто никогда этого не изменит.

- Любуешься? - вдруг раздался прямо над ухом голос Реджа.

Я крутанулась на каблуках, гневно уставившись ему в лицо.

- Ещё раз напугаешь — утоплю!

- Где? - с живым интересом поинтересовался принц.

Очень хотелось зловеще расхохотаться и ответить: «В твоей собственной крови, жалкий смертный!». Но, во-первых, на такое я была неспособна, во-вторых, жалких смертных, как выяснилось, в этой комнате было двое, поэтому я просто пожала плечами с как можно более загадочным видом:

- Узнаешь.

- Я весь в нетерпении. А пока — я нашёл нам транспортное средство.

- Что? Какое средство?

- Я же обещал ящера, помнишь? - подмигнул мне Редж. Серые глаза задорно сверкнули, что абсолютно не вязалось с его обычным образом. Наверное, таким веселым я его ещё не видела. - А я всегда держу свои обещания. Так что идем.

Ещё раз пожав плечами, я последовала за ним. Какая уже разница, куда идти?

Оказалось, разница была, и большая. Срезая дорогу узкими и дурно пахнущими переулками, которых, как я уже поняла, в любом городе было пруд пруди, мы оказались на широкой площади, на которой...

Реджинальд продолжил уверенно шагать, а я остановилась на краю как вкопанная. Площадь была посыпана песком и окружена низкими строениями, на которых красовались какие-то надписи на непонятном языке.

Воздух звенел от звуков, которые издавали ящеры. Вернее, обернувшись по сторонам, я поняла, что они не издавали их вслух — это были как будто волны, которыми они общались между собой. Да, волны, именно такое впечатление они произвели на меня.

Огромные синие создания, в два человеческих роста, с крыльями и наростами на голове в форме короны, их было на площади больше, чем людей. Какие-то были больше, какие-то — меньше, но, в целом, зрелище впечатляло.

- Ника, долго стоять будешь?

Реджинальд стоял неподалеку, гладя просто гигантского ящера по шее. Холке? Как у ящеров это называется, понятия на имею. На поводу ящера держал какой-то мужчина, одетый в яркий синий костюм, почти такой же по цвету, как сам ящер. На груди у мужчины поблескивал какой-то значок.

Гордо расправив плечи, и стараясь не ежиться, я прошествовала к ящеру и остановилась в двух шагах от Реджа.

- Красивый, правда? - спросил он, не отрывая взгляда от зверюги.

Я издала неопределенное «угум», которое можно было понимать двояко. Драгомир так же возился со своими лошадьми. Ох уж этих мужчины и их... Как их там... Средства передвижения. Как дети малые, ей-богу.

И в эту секунду ящерица зевнула. Она открыла свой огромный рот, обнаружив два ряда желтоватых острых зубов, каждый из которых был величиной как минимум с мой кулак.

Отступив на шаг, потом оценив распределение сил и отступив ещё, я робко внесла предложение:

- А, может, ну его, а? Пешком веселее?

Реджинальд рассмеялся, и, наконец-то оторвавшись от ящера, развернулся ко мне. Сложил руки на груди и ехидно поинтересовался:



Лика Маррн

Отредактировано: 08.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: