Ряска Правды

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Зала взрывалась хохотом и музыкой - в углу бедные музыканты надрывались, в конец выбившись из сил. Золотистое вино ярко искрилось в граненых кубках, блистая, лилось из изящных кувшинах. Все - придворные в расшитых драгоценностями одеждах, лакеи в дорогих ливреях, высокие позолоченные потолки и столовые приборы - все сверкало так ярко, что глаза тут же начали болеть.

Ухмыльнувшись, я кивнула церемониймейстеру, который смотрел на меня огромными глазами. Откашлявшись, он провозгласил голосом, покрывшим вакханалию пира:

- Её высочество Златеника, принцесса Северных Болот.

Шум стих. Все обернулись, ожидая увидеть несравненную Владычицу Топи, которая единственная сумела покорить сердце их принца...  Все перестали разговаривать разом, только продолжали играть музыканты. Я где-то успела услышать, что они обязаны играть, что бы ни случилось.

Приподняв подол платья, я оголила ноги практически до колен. Холодный камень пола холодил босые ноги, когда я, гордо подняв голову, с поистине королевской осанкой направилась к королевскому столу, где меня ждало пустое место, справа от Реджинальда.

Если бы у меня был выбор, я бы ни за что туда не села, но ведь надо же поддержать репутацию бесстрашной и дикой кикиморы... Я благодарно оскалилась лакею, который услужливо отодвинул мне тяжёлый стул, и уверенно села, широко расставив локти.

Передо мной, как и передо всеми остальными гостями, лежала уйма всяческих ложечек, вилочек и так далее и тому подобное. И чего некоторым одной вилкой не естся спокойно?!

Реджинальд сопел, как недовольный ежик. Нет, ну надо же подумать, а тут стараюсь для него, а он усложняет работу. Впрочем, кого я обманываю, разумеется, я делаю все только ради себя, любимой.

Бросив быстрый взгляд на присутствующих, я убедилась, что все ещё являюсь объектом наиболее пристального внимания. Должно быть, так не смотрели даже на короля во время его коронации - я воистину польщена.

Я перевела взгляд на демонову прорву ложечек и вилочек, возлежавших передо мной на белоснежной скатерти. Ударять в грязь лицом не хотелось - если с одной вилкой я как-то справлялась, то с шестью...

Идея ударила в голову ударом молнии, как и все великим идеи. Я скривила губки, сделала вид, что не замечаю жадных до скандала взглядов, направленных на меня со всех сторон, как и не замечаю того, что кроме музыки в зале не слышно было больше ни одного звука.

- Дорогой! - склонила я чуть голову набок. - Ты обещал мне, что здесь будет нормальная еда, а не эти человеческие помои.

- Что же ты хочешь, любимая? - буквально пропел Редж все буквы. Он играл настолько убедительно, что мне вдруг захотелось оказаться в другом месте.

- Ты говорил, что закажешь мне лягушек! - капризно протянула я. - А что это за отвратное блюдо, а?!

Я указала на потрясающе вкусного молочного поросенка, такого золотистого, прожаренного, что хотелось схватить его с тарелки руками и вонзить в него зубы.

- А это что, м?

Жест в сторону умопомрачительной индейки, обложенной сливами, которая так и просилась на тарелку. Слева от индейки стояло огромное блюдо с салатом, направленным каким-то белым соусом, и посыпанным сушеными травами. В хрустальных кувшинах искрилось янтарное вино... Я сглотнула и гневно уставилась на несчастного слугу.

- Принесите мне болотных лягушек, сушеных гусениц, ягод бузины и сырые кроличьи языки!

Редж покрепил моё требование убийственным взглядом в сторону несчастного, отчего тот чуть не проглотил свой собственный язык. Король усмехнулся и покачал головой, отпивая из кубка - ситуация его, похоже, забавляла. Я бы тоже сочла её весьма смешной, если бы не тот факт, что мне предстояло съесть всю ту гадость, что я заказала.

- Пока твой нерадивый слуга исполняет то, что ему надлежало исполнить до трапезы, я соизволю проявить уважение к местным традициям и испробую ваши кушанья.

С этими словами я отломила малюсенький кусочек от поросёнка, и с выражением абсолютного отвращения на лице надкусила. Это. Было. Божественно.

Брезгливо поморщившись, я доела эту пищу богов с таким видом, будто бы это на вкус было ничуть не лучше обыкновенной грязи. Все это в абсолютной тишине, казалось, придворные даже не дышали, ловя каждую деталь происходящего.

И только я нацелилась на аппетитный мясной пирог, как дрожащий голос слуги пролепетал:

- В...в...ваше в...высочество, по в...вашему п...приказанию...

- Ну наконец-то! - вслух произнесла я, тихо ненавидя слугу за несвоевременное появление.

Слуга поставил поднос с моей, в общем-то, обычной пищей, передо мной, убрав тарелку с недоеденными вкусностями. Откуда он взял сушёных гусениц, ума не приложу. Но, тем не менее, они царственного покоились поверх абсолютно свежих лягушек. На моём лице появилась ухмылка.

- И парочку живых, если вас не затруднит.

В зале с грохотом упала вилка. Скрипки на секунду сбились.

Я же, изобразив на лице довольную улыбку, захрустела лягушками. Вкус был пресный, мясо сырое, но, как бы то ни было, это был вкус дома. Гусеницы были более противными, я раздавила пару ягод, чтобы макать туда сушеных насекомых. Обычно я ела такое зимой, вырыв приготовленные летом запасы из-под слоя ила и земли.

Никто не шелохнулся - я была главным представлением сегодняшнего дня. Чего бы я не сделала - мне все сойдёт с рук, напомнила я себе. Именно эта мысль окончательно утвердилась в моем мозгу, и дала позволение творить абсолютное безобразие.

И в этот момент слуга принес чан с живыми лягушками.

Решив удивить зал, я нарастила себе небольшие клычки и во весь рот улыбнулась слуге. Как он не выронил лягушек - ума не приложу. На его месте я бы с воплем ужаса сбежала подальше и больше не возвращалась. Следующий вопрос - что он такого видел в этом месте, что заставило его не бояться клыкастой кикиморы?



Лика Маррн

Отредактировано: 08.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: