Рыба без головы

Размер шрифта: - +

Рыба без головы

Вивианн жила в лесу всегда. Всегда-всегда - не только всю свою жизнь, но и бесконечно долгую жизнь леса. Никто точно не знал, кем она была, да и существовала ли вообще, но это знание и не требовалось. Иногда ей все наскучивало, и она начинала дремать и иногда ненароком прорастала корнями в землю, да так сильно, что потом еще сотню-две годков походила на чудное дерево, расхаживающее по лесу.

В отличие от лесных духов, не старше столетнего дуба, она никогда не интересовалась людьми - они не были ей нужны, как считала сама Вивианн, но, возможно, она просто не хотела с ними связываться, ведь их жизнь для нее казалась мимолетной, как день. Все, что связывало Вивианн с людьми – ее обязанности - она смотрела за тем, чтобы люди не навредили лесу, к тому же она сама являлась лесом, неотъемлемой его частью. Да, это было единственным, что связывало ее с людьми. По крайней мере, до сегодняшнего утра.

 

 

"О, Патрик, она идет. Та же, что вчера, я так и знала, что эта девчонка придет снова. Будь добр, последи за тем, чтобы она тут нам пакостей не натворила, а я скоро вернусь, обещаю".

Вивианн и сама бы понаблюдала за девушкой, ведь ей страсть как хотелось за ней понаблюдать, было в ней что-то этакое, что душа леса загорелась интересом к сему человеческому существу.

Но душа леса не могла этого сделать сейчас, потому что, когда они с Патриком (довольно странным существом), как обычно, играли в некую разновидность скрэббла в придорожных кустах, у Вивианн вдруг возникло доселе незнакомое ей чувство тревоги. Она облетела весь лес во мгновенье, но, как ни странно, чувство тревоги исчезло. Поэтому душа леса вернулась к Патрику и сразу же поняла, в чем дело. Да, та девушка шла по лесу. Шла и пела.

 

 

Анна приходила сюда всегда, когда у нее становилось тяжело на душе. Грусть исчезала, в голове возникали теплые мысли, а на ум сами собой приходили странные песни, которых она никогда в жизни не слышала. Девушка не отваживалась их петь. Не отваживалась до сих пор. Сегодня песня снова пришла сама. Прилетела, легкая, словно нимфа, и в то же время мудреная, словно самые густые заросли. Песня рассказывала о лесе и его духах, о людях и людских деяниях, о любви и ненависти и, наконец, о жизни и смерти. И тут Анна внезапно осознала, что, сама не замечая, она уже поет, ее чистый, струящийся голос, словно ручей в зеленой чаще, обволакивает лес.

Лес вокруг был зеленый-зеленый, и чудной, и чудесный. Ветки сплетались у Анны над головой, образуя изумрудную крышу, а трава под ногами казалась мягче шелка и отливала тоже изумрудом. Анне аккомпанировал ручей, шелест веток, мягкое покачивания на ветру клевера и мяты, еле слышное гудение корней и сладкий шепот черники. А еще чьи-то неведомые голоса - одни тонкие и звонкие, а другие таинственные и протяжные.

Но вдруг, внезапно, как и началась, песня прервалась. Закончилась и сменилась криком Анны. Девушка вскричала, да и любой бы сделал это на ее месте, ведь она увидела перед собой, покачивающееся на ветках стародавнего дуба, очень странное существо.

Оно могло напоминать древнее земноводное, могло быть похожим на чешуйчатую рептилию, но Анне показалось, что перед ней рыба без головы.

"Успокойся, девушка, это всего лишь Патрик", - Вивианн появилась из ниоткуда, но ведь она всегда появлялась из ниоткуда и исчезала в никуда.

Перед Анной стояла сама душа леса. Совсем недавно она долгое время дремала, поэтому сейчас не могла совладать со своей внешностью, и изредка ее кожа становилась словно трухлявый пень, и Анна вздрагивала, но через мгновенье кожа души леса уже просто отливала зеленью. Глаза ее сверкали точно два изумруда, а волосы переливались, словно нефритовая река. На ней был плащ, сшитый из листьев, и лист-шапка, а ноги Вивианн напоминали лапы лягушки, потому что она считала это очень практичным.

"Откуда ты знаешь эту песню, девушка?" - спросила душа леса.

"Меня зовут Анна", - ответила Анна.

Вивианн не интересовало, как ее зовут, но она повторила свой вопрос, так как ей очень нужно было получить на него ответ.

"Откуда ты знаешь эту песню, Анна?"

"Я ее не знаю, но песня знает, что я должна ее спеть. Но кто же ты?"

Вивианн ответ девушки показался очень странным, так что ее вопроса душа леса уже не слышала, хотя она вообще никогда не отвечала на вопросы людей, даже если ей и доводилось изредка разговаривать с ними.

"Пойдем, Патрик, нам надо все обдумать", - сказала Вивианн.

Патрик поднял с ветки свою голову и прикрепил на место, а затем послушно поплыл по воздуху вслед за Вивианн. Анна сочла все произошедшее сном, но завтра решила непременно зайти поглубже в лес. Но лучше бы девушка и вовсе с того дня не переступала его порога.

 

 

На этом месте я бы хотела немного прервать наше повествование и рассказать вам историю Патрика. Возможно, она покажется вам довольно увлекательной или же весьма милой.

Сначала Патрик был обыкновенной рыбой. Как и все остальные рыбы, он плавал в лесной реке и имел голову, хвост и два плавника. Такое его существование продолжалось до тех пор, пока Вивианн не решила попрыгать по веткам, находящимся над рекой Патрика, и ее лист-шапка не упала в ту самую реку. Патрик считал себя рыбой воспитанной, поэтому он принес Вивианн ее шапку.

С тех пор Вивианн частенько наведывалась к той реке, и они с Патриком очень сдружились. Сам Патрик почти никогда ничего не говорил, ведь он был рыбой, а рыбы, как вам известно, говорят лишь по очень важным случаям, но ему нравилось слушать смешные истории про духов, которые рассказывала Вивианн. Вскоре они и вовсе стали лучшими друзьями, и Вивианн сделала Патрика бессмертным, из-за чего у него иногда отваливалась голова, а также наколдовала ему ноги, чтобы они могли вместе гулять по лесу.



Ann Oak

Отредактировано: 27.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться