Рыцарь. Книги 2-4

Font size: - +

Глава 24

Глава двадцать четвертая

 

Наблюдатель оказался прав. И хотя не так буквально, как в бородатой шутке про супер скорость: вернувшись, я не увидел мелькнувшую в кустах собственную… спину, зато Весняна все так же уютно сопела носиком, просматривая сны. Но это только теория относительности была ко мне благосклонна, а вот закон сохранения энергии завывал тревожной сиреной, звонил в колокола, гудел клаксонами и учинял прочие действия, предусмотренные организмом, на случай всеобщей мобилизации. Кто-то предлагал полцарства за коня, так вот — я с ним совершенно солидарен. Как распорядиться недвижимым имуществом надо еще думать, а коня можно быстро сожрать!

Арагорн, гад, обо всем подумал и позаботился: группу эвакуировал, меня с точки снял, вещи оставленные у входа подобрал, а о пайке забыл. Хоть бы сухарь какой-нибудь заплесневелый сунул. Да уж, сытый голодному не товарищ — у него другие заботы… Как увидел «Слезу» так едва не об…слезился  от восторга. Была у меня мыслишка: не отдавать богу трофей, но интуиция подсказывала, что это неправильно. У Арагорна ей будет лучше. Ведь акушеры тоже сперва забирают у роженицы плод…

Высосав все из фляги досуха, чтобы хоть как-то заполнить на время Марианскую впадину в животе, я влез в свой доспех и мудро решил чуток покемарить. Сон — та же пища, по крайней мере, голод не так донимает… Но, как известно: благими намереньями…

Сороки застрекотали так обеспокоенно, что разбудили даже Весняну. А вслед за их гвалтом, вскоре и топот копыт послышался. Девушка протерла глаза, потянулась, одарила меня ласковой улыбкой и удивленно уставилась на группу всадников, показавшихся на холме со стороны Оплота.

— Вышемир?! А он откуда взялся?.. — проговорила с непонятным мне раздражением, издали узнав по характерной худобе и росту среднего брата. А потом подхватила одежду и шмыгнула в кусты, одеваться.

— Вышемир? — переспросил я. — Откуда и куда бы он не ехал — подоспел вовремя. Надеюсь, домой подбросит? Эй! Путники!

 — Кто здесь?!

За любовной суетой день прошел как-то незаметно.

— Вышемир! — позвала громче братца и Весняна. Неохотно, но понимая, что в противном случае придется топать пешком. И голодными… — Это я!

— Весняна?.. — удивился тот не меньше нашего и направил коня к озерцу, ориентируясь на голос. Его спутники остались на месте.  — Весняна! Что случилось? Где ты? Я тебя не вижу… — к этому времени он подъехал достаточно близко, чтобы мой доспех перестал прятать меня в сгущающихся сумерках. — А и ты здесь… — воскликнул с отчетливым раздражением в голосе хранитель, когда осознал, кто перед ним. — Вы тут одни? А где все остальные? Остромысл сказал мне, что матушка прислала за тобой не меньше десятка, — добавил поспешно, соскакивая из коня. — И где ваши кони?

— На нас напали разбойники, — ответила Весняна. — И только благодаря воинскому умению сотника и его храбрости, я уцелела. Остальные погибли… А коней ночью волки разорвали. Так что не осталось ни коней, ни охраны...

— Угу, угу, —  от такого известия хранитель буквально почернел на глазах. — И когда все это произошло?

— Вчера, братец. Вчера… — спокойно произнесла Весняна. — Мы с Игорем только вдвоем уже почти вторые сутки.

Я решил не вмешиваться в разговор будущих родственников. Пусть сами разбираются. А то влезешь, как слон в посудную лавку, потом запаришься осколки выметать.

— Следовательно, я вижу перед собой твоего мужа и будущего графа Зеленца? — иронически поинтересовался в сестры Вышемир. — Что ж, поздравляю. Думай обо мне, сестричка, что хочешь, но лично я всегда желал тебе добра и счастья. Значит, гуляем свадьбу? Ах, да — осталось испросить разрешение королевы. Ведь без него брак будет не действителен.

В каждом слове хранителя чувствовалось что-то недоговоренное и враждебное. Вышемир был безразличен мне, поскольку мы еще не стыкались с ним напрямую. Но зато я помнил, что именно благодаря его настоятельному требованию, был подвержен Испытанию.

— Хранитель, а пожевать у тебя ничего не найдется?

— Для тебя сотник… о, простите великодушно, господин виконт…

— Ерничать не надоело? Графиня заболела, Любомир — раненый, Ставр Анжелине помогает. Вот мне и пришлось. Не ускакал бы ты по своим делам — сам за Весняной съездил бы. И не пришлось бы нынче в затылке чесать.

— Я так понимаю, Игорь: тебе доставило бы удовольствие узнать, что меня разбойники украли? — рассмеялась виконтесса, давая понять, что ее слова только шутка. — Все вы одинаковы, лишь бы не жениться… А перекусить и в самом деле не помешает. Ну, так как, господин мудрец, угостите сироток краюшкой хлеба?

Вышемир подал знак и от группы всадников отделился еще один. Подъехав ближе, он учтивым тоном спросил:

— Что прикажете, ваша милость?

— У нас осталось что-нибудь из провизии?

— Хлеб, сыр… Немного ветчины…

— Давай…

— Эй, Кривица! — заорал тот. — Тащи сюда сумку с едой!

Приблизился еще один всадник, держа на весу небольшую котомку. Такой же тощий, как и хранитель, но о нем уже не скажешь: «нескладный». И — одноглазый. Одноглазый! Я тут же вспомнил слова допрошенного разбойника, о том, что их нанимал одноглазый. Но виду не подал. Мало ли окривевших людей в мире?  Тем более, бойцов. Работа такая… Вредная.

— А все-таки, что нам делать дальше? — спросил немного погодя Вышемир.

— Весняна поедет на лошади, а мы, остальные, пешком двинемся, — ответил я, дожевывая ломоть сыра и пожимая плечами. — Что же тут непонятного?



Олег Говда

#2810 at LitRPG
#4007 at Other
#164 at Action

Text includes: магический мир, героическое

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: