Рыцарь. Книги 2-4

Font size: - +

Глава 37

Глава тридцать седьмая

 

Как только «Зеленый Бобер» вошел в порт, на палубу брига высыпали не только дворяне, но и все свободные от вахты матросы, изумленно разглядывая шумную толпу, наводнившую набережную и причал. Такая оживленность и многолюдье, в не самом большом из городов Объединенного княжества, оказались для жителей королевства полной неожиданностью. После привычного запустения, воистину ярмарочная сутолока, царившая в порту Южном, ввергла Мирослава в тревожное смятение. Разница была столь разительна, что даже не вполне воспринималась разумом.

Впечатление как если б он из добротного, но полупустого лесного дома, перенесся прямиком в тронную залу, да еще в разгар праздничного пиршества.

Но особенно изумило сотника обилие новых домов, выделяющихся — на фоне более давних построек — светлыми пятнами не успевших потемнеть деревянных балок. Что свидетельствовало не только о наличие свободных рук, пригодных для строительства, но и семей — нуждающихся в жилье. И это в то время, когда в Турине, специально организованным артелям каменщиков и плотников, едва удается поддерживать в надлежащем состоянии пустующие здания. В надежде, что в них, может быть, со временем кто-то еще поселится.

Эти невеселые мысли не дали Мирославу объективно оценить, радующую глаз картину богатства и зажиточности. Ведь даже с борта брига было заметно, что разнообразие товаров в торговых рядах, как минимум вдвое превосходит самые богатые столичные ярмарки. Тем ни менее, толпа покупателей от этого не оскудевала. Даже если предположить, что им посчастливилось прибыть как раз в один из торговых дней, то и тогда ощущалась легкая зависть. А о том, что подобное изобилие на островах может оказаться повседневным, не хотелось даже думать.

— Ну как тебе порт Южный, сотник? — поинтересовался негромко Маковей. — Удивил? То-то же… Вот и попробуй, когда такой пример перед глазами, требовать от людей безоговорочной веры в справедливость Создателя и не поддаваться учению о Искупителе... Торговый люд, рыбаки и моряки всегда видят и знают больше сухопутных граждан. И пересказывают все семье и родне. Сам слышал, как давеча король Ладислав хотел обвинить нас в измене. А что ты, посол, на это нынче скажешь? Да за такую стойкость, которую выказывают жители Бобруйска, награждать надо. Легко слыть праведником, живя посреди пустоши, но многим ли хватит воли и веры, чтобы остаться святым в борделе?

— И зачем им с нами воевать? — присоединился к разговору Лебедян. — Посылали б купеческие соймы одну за другой с товарами да переселенцами. И через десяток лет во всем королевстве не нашлось бы ни одного человека, который еще сомневался бы в истинности пути, указанного Серыми братьями. Сами просили бы Орден «Благоденствия» принять нас убогих под свою опеку. А буде королева Зелен-Лога воспротивится желанию народа, так мятежная толпа сама и вздернула бы ее, под горячую руку.

— Да уж, — произнес со вздохом Мирослав и прибавил абсолютно серьезно. — Действительно, зрелище впечатляет. Но, тем важнее наша миссия. Войны с северянами нельзя допустить ни в коем случае. Слава, Создателю, Пролив хранит нас от их мощи, но все может измениться в любой день или час. И тогда Зелен-Логу не устоять. Это всякому понятно… А лично я, хоть и не против изобилия, но если для этого надо поклониться чужому богу, предпочитаю умереть в нищете.

— Красивые слова, — неопределенно хмыкнул в ответ Маковей. — Громкие и не слишком умные… Или, как сказала бы наша матушка, слова холостяка.

— Но, но! — возмутился Мирослав. — Не забывайся Бобер! С дворянином разговариваешь!

— И вправду, брат, ты погорячился. Но, и ты, сотник, поумерь пыл, — примирительно положил Лебедян руки на плечи обоим. — Я не буду столь категоричен, в своих суждениях и речах, как Маковей, но ответь мне, Мирослав по совести. Ты уверен, что люди, умершие в Моровицу, согласились бы с твоими пылкими и гордыми словами, предложи им хоть кто-нибудь спасение из рук Искупителя?

Возможно, полномочный посол королевы Зелен-Лога и сумел бы найти достойный ответ, но услышать его не судилось, поскольку именно в это время на борт «Зеленого Бобра», по опущенным на берег сходням, стал подниматься человек в серой сутане. Двигался он неспешно и, склонив покрытую капюшоном голову, будто выискивал под ногами что-то мелкое, но ценное.

— А вот и брат Вильгельм к нам пожаловал, — произнес Маковей, делая шаг навстречу.

— Кто таков? — поинтересовался Мирослав.

— Управляющий делами порта и таможни… — ответил Лебедян. — Точнее не объясню, на островах гражданская власть настолько переплетена с духовной, что, не зная тонкостей, в их иерархии ничего не понять. Но ты не смотри на внешность. Под невзрачной одеждой прячется настоящая сила.

— Мир вам, братья путники! — не слишком громко, но внятно произнес серый брат, ступая на палубу королевского брига. — Да пребудет с вами терпение Искупителя.

— Мир и тебе, брат Вильгельм, — ответил за всех капитан Маковей. — Рад видеть в добром здравии.

Только после этого «серый» поднял голову и быстро мазнул взглядом по лицам стоящих перед ним чужестранцев. И хоть глаза его ни на мгновение не задержались на Мирославе дольше, чем на других, сотнику показалось, что брат Вильгельм успел его взвесить, оценить и нацепить соответствующий ярлык.

— А, это опять вы, непоседливые Бобры… — пробормотал тот. — Не нам сетовать, что волею Искупителя территория островов слишком мала, и знакомые лица встречаются гораздо чаще, чем…

— …их хотелось бы видеть, — со смехом продолжил за «серого» Лебедян.



Олег Говда

#2827 at LitRPG
#3994 at Other
#161 at Action

Text includes: магический мир, героическое

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: