Рыцарь. Книги 2-4

Font size: - +

Глава 53

Глава пятьдесят третья

 

— Ларец, говоришь… — Владивой задумчиво поглядел на парня.

Похоже, что кое-чего он не знал о своей бывшей вотчине. А выходит: не зря судачили в Дуброве о лесной мельнице и ее необычном хозяине, старике Мышате. Даже покойная баронесса как-то завела о том разговор: мол, услышала о нем первый раз, когда еще совсем девочкой была. И вот, сколько годов минуло, а на лесной мельнице по сей день ничего не изменилось. Он тогда отмахнулся от слов жены, не желая вникать, как ему казалось, в бабьи пересуды, а зря!.. И баронета Анжелина потом на мельнице от погони укрылась. И этот странный шевалье с неуловимо привычным и одновременно совершенно чужим именем — Игорь, тоже у Мышаты жил. А теперь вон — внучок его совсем не мукомольные навыки и умения показывает. Это, даже, если об остывающем атамане Секирнике забыть. М-да, крути-верти, а придется проведать лесного отшельника. Такими знаками Судьба обычно зря не разбрасывается. А тут даже не намекает, прямо в нос тычет…

— Что ж, поглядим и в ларце. Только давайте уже по порядку. Сундуки, небось, тоже не пустые стоят.

На его знак Медведь приподнял крышку ближайшего к двери сундука, а Лукаш по собственному почину посветил факелом. Как Владивой и ожидал, внутри оказалась медная монета. Примерно четыре ведра… Второй сундук был на треть заполнен монетами серебряными. В Зелен-Логе их всегда чеканили крупными кругляшами и, несмотря на внушительную кучу, на самом деле сумма складывалась не такая уж и большая. По опыту бывшего воеводы — если  кормить все население города за счет казны — месяца на полтора-два. Или годичное содержание сотни дружинников, с фуражом и пропитанием. Последний сундук совсем разочаровал Владивоя. Золота в нем было только чтоб плотно устлать дно, пара тысяч дукатов — не больше. Ему даже неудобно стало перед Медведем. Уж есаулу-то, в отличие от Лукаша, было с чем сравнить состояние баронства Дубров. Но примечательнее всего оказалось другое. Поверх слоя золотых монет, россыпью посверкивала добрая горсть крупных самоцветных камней и отборного жемчуга. Словно кто-то небрежно высыпал драгоценности из кошеля, торопясь освободить его для чего-то другого, куда более ценного, нежели все эти брильянты, изумруды и рубины вместе взятые…

— Вот оно как… — многозначительно пробормотал Владивой, и головы всех троих, словно по команде, поворотились в сторону одинокого ларца. — И что же там такое спрятано, а?

Он шагнул ближе и протянул руку к ларцу.

— А, может, лучше не открывать? — голос у Лукаша заметно дрожал. Возможно, всего лишь от волнения, а возможно и по иной причине. Например, от плохого предчувствия.

— Думаешь?

Владивой отдернул руку и пригляделся внимательнее.

— Хм, а ведь ты прав, парень. Вряд ли ларец, имеющий и без того надежную защелку, просто так стали бы поверху простой бечевкой обвязывать. Какой в этом прок? От вора не убережет, а если то, что внутри находится, умеет тайные замки открывать, так его и бечевка не сдержит.

— Думаю, это защита от любопытства… — погладил усы есаул. — Чтоб удержать от первого порыва. Крышку ларца открыть дело одного мгновения, а вот бечеву распутать или разрезать — уже повозиться надо. Есть время закрасться сомнению и одуматься.

— Резонно, — согласился Владивой. — А если учесть, что вход в сокровищницу был дозволен только женщинам, предосторожность совсем не лишняя. Любознательность дам общеизвестна.

— И тем ни менее, ни одна из них за столько лет не проговорилась… — резонно заметил Лукаш.

— Так ты еще и умен не по годам? Не слишком ли много чеснот для одного, недавно вышедшего из лесу, юноши? Придется держать тебя поближе к себе. Как считаешь: дед отпустит тебя с харцызами?

Лукаш неопределенно пожал плечами. Мол, а кто ж его знает?

— Тоже верно. Его и спросим… А что до твоего замечания, то оно не совсем верно. Одно дело, обладать секретом и молчать, теша свою гордыню, тайным знанием. И совсем иное — иметь возможность разузнать тайну и не поддаться искушению! Тут гораздо более твердая сила воли нужна…

— Или страх.

— Что? — будто не расслышав, повернулся к Медведю Владивой.

— Страх, говорю… Смертельный страх самое надежное средство от всякого любопытства… — спокойно объяснил есаул. — Мне еще не приходилось встречать ни одного храбреца, или глупца, — готового сунуть руку в нору, если он точно знает, что там дремлет гадюка, или что-то еще, но такое же смертельно опасное.

— И то верно… — кивнул бывший барон. — Ну, а бечевка, на тот случай, если в какой-то миг любопытство все же окажется сильнее страха. Не зря же говорят, что оно даже кошку сгубило. Ладно, разберемся. А сейчас, Медведь, разрешаю тебе взять золото из сундука и отнести его нашим воинам. Как бы там ни было, а выкуп от побежденного города они заслужили. Крепкий мешок надеюсь, есаул, ты не забыл с собой прихватить?

— Вот… — Медведь продемонстрировал большую кожаную сумку, в которую легко поместился бы весьма скромный скарб баронства.

— Ну и славно. Выгребай все, до донышка… Ладно, не жадничай. Горсть на расплод оставь. А мы с Лукашем, пока, проведаем баронессу Анжелину. А то неудобно как-то даже. Побывать в гостях и не поздороваться. Ну, и о ларце расспросить… заодно.

— Я с вами, — забеспокоился харцыз. От избыточного волнения у него даже усы встопорщились.

— Да мы быстро…

— Не, — уперся тот, проворно загребая монеты обеими руками. — Один я под землей не останусь. Кто его знает, каких тут еще ловушек от воров понастроили?.. Шагнешь не туда и все, поминай, как звали. Мельничук, подержи сумку. Ханджар, не торопись, мы мигом управимся. А если ты просто не хочешь мною падчерицу пугать, — так я и в коридоре обожду, не обижусь.



Олег Говда

#2798 at LitRPG
#3998 at Other
#162 at Action

Text includes: магический мир, героическое

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: