Рыцарь. Книги 2-4

Font size: - +

Глава 57

Глава пятьдесят седьмая

 

В старинных балладах и перебеленных хранителями книгах мудрые короли, получив известие о приближении вражеского войска, степенно усаживались за стол, глядели на карту и начинали отдавать важные и судьбоносные распоряжения своим воеводам. Что ж, вполне возможно, что именно так и следует поступать в подобные минуты, но король Зелен-Лога об этом не успел задуматься. Услышав доклад ратника о приближении вражеской флотилии, Ладислав, словно мальчишка, вскочил из-за стола и выбежал из библиотеки. Ноги сами понесли его знакомой с детства дорогой к Нетерпеливой башне, прозванной так из-за того, что стояла ближе к порту и якобы позволяла увидеть паруса кораблей чуть раньше, чем с других смотровых площадок.  

Благо время было позднее и в пустых коридорах и анфиладах замка свидетелей неподобающего королевскому чину поступка почти не встретилось. Дворня и служба еще спала, а потому, кроме часовых, никто не увидел, как  король пронесся к крутым ступеням, ведущим на смотровую площадку башни, а следом — сопя и топоча сапогами, неслись воевода, виконт Лебедян и еще несколько человек. За последнее время незнакомцами в Бобруйске никого нельзя было удивить, прибывали сотнями со всех концов королевства, а поскольку никто ничего не кричал и не отдавал никаких приказов, стражники отнеслись к этому событию, как к дворянской причуде. Мало ли, куда им всем приспичило?.. Отдали честь и остались на месте.

А король взлетел вверх по винтовой лестнице, подбежал к парапету и замер, не в состоянии даже осознать чувства, охватившие его. Все увиденное, могло казаться невероятным сном, или картиной безумного художника.

Откуда-то из-за бескрайнего горизонта поднималась гигантская, черная стена одной огромной волны увенчанная белой пеной, напоминающей бахрому под крышкой гроба. И только какое-то мгновение еще удерживало ее, не позволяя обрушиться вниз, навсегда отсекая тех, кто оказался внутри от мира живых. Увлекая навеки в царство мертвых.

А обреченных на неизбежную погибель было много, очень много.

Король Зелен-Лога, даже представить себе не мог, что северяне обладают таким огромным флотом. Да что там северяне, Ладиславу, дворянину из рода Зеленого Бобра, выросшему в порту на берегу Пролива, не укладывалось в голове, что кораблей может быть — столько! Сотни, сотни парусов белели чайками на всем обозримом просторе и, обгоняя ветер, стремительно неслись к берегу, в тщетной надеже уйти от неизбежной смерти.

Тем, кто находился на палубах кораблей, особенно самых легких, намного опережающих другие судна, наверняка казалось, что они еще могут успеть, ведь до суши оставалось совсем немного. Меньше мили… Но, судьба и Пролив не собирались никого щадить.

Буквально на глазах Ладислава, огромная, в полнеба волна настигла задние корабли и потащила их вверх, к остриям звезд, как невесомые пушинки.

— Храни нас Создатель! — потрясенно воскликнул Ярослав. — Это невероятно!

Воевода с трудом заставил себя оторваться от ужасной картины, и перевести взгляд на пристань. К счастью, там все обстояло вполне благополучно. Понимая, что магический шторм может достичь и порта, а также — что человеческие усилия тут ничего не дадут, с пришвартовавшегося брига, на причал торопливо высаживались моряки «Зеленого Бобра». Различить фигуры и лица с такого расстояния не удавалось, да и не рассветало еще, а потому оставалось только надеяться, что у капитана ума не меньше, чем у его матросов, и изображать никому не нужную браваду Маковей не станет. 

— Неужели человеку обязательно надо увидеть такое, чтобы поверить в пророчество и не испытывать судьбу? — ни к кому не обращаясь, пробормотал негромко Магистр.

Лебедян хотел было ответить, но именно в это время край волны настиг и самые ближние, совсем чуть-чуть не достигшие спасительного берега корабли, а заброшенные в подоблачную высь первые суда начали кувыркаться вниз. Отсюда, с башни, напоминая небольшие сундучки и шкатулки, из которых сыпалась, вываливалась и пропадала в пучине разнообразная мелочь. 

Наверняка все это сопровождалось воем ветра, грохотом волн, треском ломающихся досок, воплями смертельного ужаса, погибающих в пучине людей, — но, до Бобруйска не доносилось ни звука. Словно все здесь оглохли в один миг, или та сила, что вершила судьбу флота северян, накрыла Пролив плотным стеклянным колпаком. Но, тем ни менее, город и порт просыпался.

Сперва в одном окне зажегся свет, потом замигала лучина в другом, третьем…

Люди выходили из домов и взбирались на возвышенности, хотя — тянущуюся к звездам, пенную шапку громадной волны можно было увидеть с любого места. Даже лежа на земле.

 Жуткое зрелище завораживало, заставляло вглядываться, напрягая зрение, пытаться разглядеть какие-то подробности, детали. Запомнить очередность событий, — как будто для гибнущих моряков и воинов имело хоть какое-то значение: чей корабль перевернулся, или рассыпался первым.

Гигантская волна уже приподняла над поверхностью Пролива весь флот северян и замерла на неуловимо короткое и в то же время — бесконечно длинное мгновение, застыла, будто в нерешительности, а потом стряхнула корабли, небрежно, как очищают скатерть от остатков трапезы, и исчезла. Улеглась так ровно, словно и не было никакого шторма. Чистое небо, гладкая вода и множество бесчисленных точек, раскиданных на огромной черно-синей площади. Их можно бы принять за отражение засыпающих звезд, если б не мелкая рябь, еще дрожащая вокруг каждой такой точки… И исчезающая вместе с ней.

— Ваше величество, шевалье Ярослав! — удивленно воскликнул виконт Маркес. — Прошу прощения, но что делают все эти люди?

Магистр указал рукой вниз, от избытка чувств перегнувшись через невысокий парапет.

Город бурлил, как улей перед вылетом новой семьи. Все челны и лодки, какие только нашлись в порту, отплывали от берега, а сидящие в них гребцы налегали на весла так, словно от скорости зависели жизни не других — в общем-то чужих людей — а их собственные.



Олег Говда

#2801 at LitRPG
#3968 at Other
#164 at Action

Text includes: магический мир, героическое

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: