Рыцарь. Книги 2-4

Font size: - +

Глава 63

Глава шестьдесят третья

 

Параллельные миры, перпендикулярное время и прочие высоконаучные гипотезы, а как по мне, то в конечном результате все свелось к банальной двойной жизни старшего лейтенанта Ракитина. В том смысле, что днем я чинно топаю рядом с Торусом к Храму чернокнижника, а «едва наступит ночка, вновь идет гулять Бабетта. Здесь мы ставим много точек, потому что странно это».

Впрочем, странно исключительно для меня, ни Торус там, ни компания желающих задать вопрос Оракулу — здесь, ничего не замечают. Для них время не является дискретным, а плавным и непрерывным. Это мне лучше помалкивать, чтоб не брякнуть чего-то не к месту. Кстати, всегда удивлялся, как разведчикам удается держать в памяти и не перепутать каждую мелочь из своей собственной жизни и очередной легенды. У меня лично только один раз был подобный случай, когда я одновременно познакомился с двумя девушками и никак не мог выбрать, которая лучше. Но там вопрос решался просто, я называл обоих солнышками и нес на свиданиях одну и ту же пургу. В смысле, комплименты. А те, даже однократно повторенные, воспринимаются благосклонно. Вот только время и место встречи, которые, как известно, изменить нельзя — приходилось записывать, чтобы случайно не дублировать.

К чему это я? Да так просто! Надо ж чем-то занять мозги, пока руки и ноги выискивают опору в практически отвесной стенке.

Под ловчую сеть паука, поднырнуть удалось, не потревожив хозяина. И хорошо, потому как, духи его тоже опасались, — и на противоположную сторону за нами не последовали. Что позволило группе без приключений достичь, замеченного Санычем пригорка. И хоть прятаться уже не было необходимости, другого пути, кроме как взбираться на него, если не возвращаться, не было. Потому что это оказался и не пригорок вовсе, а тектонический сдвиг. Вся поверхность в этом месте, по каким-то своим внутренним соображениям, взяла и поднялась вверх. Примерно на высоту крыши трехэтажного дома. И продолжение нашей дороги тоже. А поскольку альпинистских навыков кроме меня не имел никто, то и право первопроходца досталось тоже мне. Благо, хоть веревка обнаружилась в котомке у Алекса. Точнее, длинный и прочный капроновый  канат. На естественный вопрос: «Зачем?», ответ прозвучал не менее адекватный: «На всякий».

Получилось как в анекдоте. «Петька, прибор!». «Шестьдесят, Василий Иванович!». «Что, шестьдесят?». «А что, прибор?». Вот и гадай: сам хлопец сообразил, или это тоже в записке было? Ладно, всему свое время. Пользы от двойняшек, пока, чуть, не считая каната, — но и вреда не замечено.

Интересный факт, но тут, наверху, дорога сохранилась в гораздо лучшем состоянии. Хотя, помимо лишайника, между плитами даже трава проросла. Не альпийские луга, — в смысле, такая буйная, как на обочине, но все же, нарисовался очередной вопрос без ответа. Экология тут, на верхотуре, лучше, или — вытаптывают меньше?

Это я так, зафиксировал уголком сознания, пока искал где канат закрепить. Увы, ни подходящего пня, ни столба придорожного указателя не обнаружилось. Пришлось вбить в подходящую трещину нож по рукоять и закрепить конец на нем. Не дамасский клинок, но тоже хорошая сталь, а главное — толстая, миллиметров пять в обушке. Должна выдержать. Потом уселся в шаге от обрыва и сбросил канат вниз.

— Можно подниматься. Сорветесь, удержу. Но все же не в лифте едете, работайте сами.

Алекс оказался вполне спортивным парнем. Навыков никаких, но тянуть его не пришлось. Сандра тоже не доставила проблем. А вот Кира мы с Алексом едва вытянули в четыре руки. Тяжелый, зараза! По частям было бы куда сподручнее, в том смысле, что паладин  отдельно, бронекостюм отдельно, но в виду возможности внезапного нападения, собственными руками понижать боеспособность группы не хотелось. А потому — пришлось попотеть. И нам, и Киру. Я даже позавидовал… немного. Могуч мужик. Реально… Другой, с таким довеском, фиг преодолел бы гравитацию.

Внизу оставался один орк. Саныч смерил взглядом высоту обрыва и принялся разуваться. По закону подлости именно в этот момент из тумана появился очевидно, тот самый хозяин паутины. С высоты обрыва он не казался слишком большим, но это с высоты, а на самом деле тварь была в рост с Санычем. Орк не успел схватиться ни за ятаган, ни за щит — руки заняты сапогами.

Я нашарил какой-то обломок бетона и метнул его вниз, целясь пауку в глаз. Убить не убью, так хоть отвлеку.

Попал, но членистоногую тварь никакого эффекта это действие не произвело. Зато получив пару ударов сапогами по жвалам, паук кидаться на очень убедительно матерящегося Саныча не стал, а попятился в туман. О, как! Занятно. Интересно, это оно обиделось, или не вынесло ядреного духа кирзачей? Хорошо, «зеленых» тут нет, а то развопились бы сейчас о негуманном отношении к зверюшке.

Орк закинул щит за спину, уцепил голенища зубами и с обезьяньей легкостью взлетел по обрыву. Только наверху я понял, в чем смысл странных его манипуляций: ступни орка напоминали ладони на руках, большой палец торчал отдельно и позволял ему цепляться ногами за самые мелкие выбоины в камне.

— Ага, четверорукие мы, — кивнул Саныч, выплюнув сапоги. — Люди произошли от обезьяны, а орки — тому подтверждение. 

И, обувшись, взглянул вопросительно:

— Ну что, вперед? Или передохнем? Дальше должен быть каменный лабиринт, место тихое, главное — не заблудиться и не угодить в ловушки. Они не на нас, а на тварей Хаоса. А  вот еще дальше — полная ж… Причем растущая.

— Она не на диете? — подала голос Сандра.

Орк расхохотался:

— Не знаю! Но питается тварями Хаоса. Причем активно.

— Хаос на Оси миров? — удивился паладин.



Олег Говда

#2801 at LitRPG
#3987 at Other
#163 at Action

Text includes: магический мир, героическое

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: