Рыцарь Созвездия адских псов

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 9 Встреча у костра

Они ещё успели посидеть за столом, налить себе по чашке лимонада. Хэл любила лимонад больше кофе и чая и очень обрадовалась, когда нашла золотистую бутылку в холодильнике. Прохладные пузырьки щекотали в носу, карамельная сладость оставалась на языке.

А вот куртки они хватали на бегу, потому что в дверь неожиданно поскреблись и невнятно пробормотали что-то о костре в корпусе А.

Когда Хэл выскользнула за Гришкой, того, кто позвал их, нигде не было видно. Шли они быстро, попадая в ногу друг другу.

Синяя ночь сделала ярко-синим не только небо, но и траву, и фургоны вокруг. Туман призрачным котом тёрся об ноги. Зара и Рихтер убежали вперёд, видимо, они знали, как добраться до корпуса А. Хэл приходилось следовать за Гришкой, который шёл всё быстрее и быстрее, а потом побежал. Туман льнул уже к их талиям, ноги стали невидимыми. От этого казалось, что они идут по глубокому синему снегу. За ними летели их синие тени.

- Почему? – начал на бегу Гришка.

- Что? – переспросила Хэл, понимая, что даже одно слово сбивает дыхание.

- Ты назвала этот очень нежный омлет пастушьим? Его делали пастухи? – у вопроса Гришки появилось эхо.

От спешки, от волнения или от чего-то другого в груди Хэл начал похрустывать разворачивающийся огненный цветок. И ей вообще не хотелось говорить. Но она из вежливости пробормотала скороговоркой не сбавляя скорости:

- Это тётя рассказывала, что в деревне пастуха кормили отдельно от семьи, самым вкусным, вот такой яичницей из свежего молока и яиц, собранных утром, вприкуску с мягким хлебом. Привечали его, чтобы за коровой присматривал. И так в каждом доме старались изо всех сил.

- Ясно, - кивнул Гришка и спросил, - опять разрумянилась не зря? Вот, вот обратишься, Хэленка?

- Навер-р-рное, - прорычала девушка, делая шаг вперёд и проваливаясь в туманную тьму.

Цветок распустился, Хэл обращалась, чувствуя в ушах гул, будто огромный костёр невдалеке шумел, пощёлкивая и похрустывая.

И уже не она, а Красный Пёс преисподней летел всё вниз, вниз, вниз. Попытался вцепиться когтями в земляные стены, с переплетением корней, но не смог и падал ещё несколько секунд.

Пока его не ударило светом по глазам, пёс очутился в сияющей огнями комнате, было что-то странное именно в способе освещения, но Хэл мыслила, как пёс преисподней. Она видела, пятна пламени, блестящий пол, чуяла странных существ, отмечая на краю сознания, что все они не люди. И ещё пол был скользкий, и лапы разъезжались, пока она не всадила в него когти.

-А это было обязательно, всей приёмной комиссии знакомиться с оборотнями не в человеческой ипостаси? - сказал кто-то клювастый с круглыми жёлтыми глазами справа.

- Каждый раз так делаем, и каждый раз вы задаёте этот вопрос, - хмыкнул другой крылатый и тёмный.

- Костёр! – выкрикнул третий, поджигая огненным крылом жидкость в чаше размером с адские врата.

Или с лодку Харона? Хэл было не до поэзии, зато она видела, что чаша очень большая. И крылатые твари очень раздражали пса преисподней.

- Пёс, ты должна сказать, что видишь в огне? - заговорил с Хэл именно этот зеленоглазый с чёрным клювом и пылающими крыльями.

Хэл уставилась на него, прикидывая, стоит ли его поймать, чтобы выдрать из хвоста эти сверкающие перья? Он был близко от неё. В два прыжка, всё так же вонзая когти в пол, она добралась до разговорчивой птицы и подмяла пылающего крылатого под себя. Он трепыхался, вырывался, но Хэл выдрала пяток перьев из его хвоста. А его придерживала лапой, разглядывая зелёные глаза, чёрный клюв и алый хохолок. Крылатый замер, видимо, выбирая тактику, потом клюнул изо всех сил в плечо пса, это было так больно, что Хэл ослабила хватку. Но зажала лапой его клюв, чтобы не смел больше причинить ей вред.

- Хэленка, отпусти профессора Фениксова, - к ней шёл странно знакомый рыжий парнишка в очках, в руках у него был магический ошейник.

Для Хэл это жуткая штука пахла отчаянием: пережаренным арахисом. Этот отвратительно едкий запах продрал в носу, а потом выбил слёзы из глаз и начал душить пса, гнездясь в горле.

Хэл вовсе выпустила из лап птицу и попыталась убежать, но вокруг мельтешили крылья, крылья, клювы, хвосты, горели злобно разноцветные глаза.

- Я же говорил, что справлюсь без всяких артефактов, - мягко сказал кому-то за своим плечом рыжий и отбросил в сторону ошейник.

Ошейник больше не защищал рыжего парня. Хэл резко обернулась к нему и ударила лапой по гадкому лживому магу. По предателю. Рыжий юноша упал. Хэл постояла над ним, обдумывая стукнуть его ещё раз или нет, а в этот момент Чёрный крылатый подобрался из-за спины и набросил ошейник, щёлкнули застёжки.

Запах полусгоревшего арахиса заставил пса преисподней чихать, плакать. Ошейник обжигал кожу, пёс начал кататься по скользкому полу, царапая шею когтями, пытаясь содрать гадкую штуковину, начавшую обращение пса в человека.

Крылатые отшатнулись от чудовища, которое быстро вертелось на паркетных квадратах, как перевёрнутый на спинку жук. Рыжий юноша поднялся, зажимая рану на плече, подобрался к псу близко, близко и зашептал:

- Всё хорошо, Хэленка, сейчас ты станешь человеком, и ошейник снимут. Потерпи, потерпи, Хэленка.

Болезненно поморщившись, он отлепил левую окровавленную руку от раны на плече и, вытерев ладонь о джинсы, стал гладить, неожиданно притихшего пса. Он не понял, что чудовище просто нашло самое удобное положение, чтобы не было такой ужасной боли от ошейника. Скоро на золотистом паркете лежала девушка, в разорванной куртке, лопнувших на коленках джинсах и болтающемся на её тоненькой шее кожаном артефакте. Гришка ловко расстегнул ошейник, отбросил его в руки человека с круглыми зелёными глазами и вертикальными зрачками. Девушка открыла глаза, прошептала:

- Ромео, - и опять закрыла глаза.

Гришка испугался: сказанное Хэл слово было непонятно. Может быть, она не сознавала, где она, и что произошло после обращения?



Ольга Шестрова

Отредактировано: 29.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: