Рыцари Пустоты

Размер шрифта: - +

Эпилог

— Ну так и что вы решили?

Парень напротив меня поправил очки в темной оправе и серьезно глянул мне в глаза. Я подперла щеку ладонью и тяжко вздохнула, второй рукой монотонно размешивая сахар в черном кофе. Врачи строго запретили его пить, но мне было чуточку побоку. Его запах возвращал меня в цветастую гостиную, к бесконечным подушкам и кофейному столику.

— Я вернусь, — после минуты тишины ответила я, звонко стукнув ложкой по краю чашки. — Все же, адаптироваться тут мне уже никак не выйдет. Но ты ведь останешься, Артур?

Артур Митчелл, бывший лидер маленькой гильдии Рыцари Пустоты, нервно постучал пальцем по очкам, в которых выглядел совсем уж непривычно. К стоящему перед ним высокому стакану с томатным соком он с самого начала встречи так и не притронулся.

Инцидент с ЛоСом официально закончился три месяца назад. Люди в больницах начали просыпаться и потихоньку возвращаться в реальность, Трикстера отключили и стерли из системы от греха подальше, пока он не слинял в мировую сеть и не натворил там бед. Алек Циммерман добровольно сдался, признавшись в убийствах персонала, и теперь проведет остатки старости за решеткой. Все закончилось, но не так радужно и счастливо, как хотелось бы.

Проведя в смертельной игре несколько лет, не все смогли полноценно вернуться в реальность. Люди путали врачей с НПС, животных с мобами, искали инвентарь и медленно сходили с ума от столь резкой смены обстановки. А что было самым странным — вытащить людей из ЛоСа можно было только с их согласия. Как нам рассказали, пока сам игрок не нажмет на «да, я хочу выйти», его никак оттуда не достать, а если попытаться, можно ненароком убить. Где-то пара сотен человек выходить из ЛоСа решительно отказались. Среди них была и Шира.

Власти решили, что принудительное отключение серверов будет приравниваться к массовому убийству, и им ничего не оставалось, как пообещать всем, что их жизнь продолжится даже в виртуале. И, если бы не Войд, которому уже было все равно на реальность, лет через пять в ЛоСе и правда остался бы только он и Шаркис.

Войд отдал технологию оцифровки властям, тем самым подарив жизнь всем тем, кто решил остаться в виртуале. На деле мне казалось, что технология, разработанная им и Шаркисом вполне может подарить человечеству вечную жизнь, но меня не особо это волновало. Все, чего лично мне хотелось — это вернуться.

Реальность приняла меня к себе с прежней холодной серостью и безразличием, как будто я и не отсутствовала столько времени, и, если бы я исчезла снова, никто бы не заметил. Когда началась программа возврата в ЛоС, первое, о чем я подумала, это о желании оказаться там снова. Какая ирония — проходить через ненависть всего мира ради выхода, а зачем отчаянно желать повернуться все вспять.

С Абсолютом и Артуром мы нашлись спустя месяц, и сегодня впервые встретились оффлайн. Если бы не Артур, внешность которого полностью соответствовала тому, к чему мы привыкли, не считая очков, то мы с Абсолютом никогда бы друг друга не нашли. Яркие в ЛоСе, в реальности мы были совершенно обычные, и тоска от этого ясно читалась в глазах моего дорогого собрата по оружию.

— Я останусь тут, — с долей грусти произнес Артур, отводя взгляд. — Здесь семья, которую я люблю, и мечты, которые я не намерен бросать.

— Вот бы мне так… — фыркнул сидевший по правую руку от меня Диего Родригерс, без рыжих волос и снайперки за плечами выглядевший настолько заурядно, что хотелось смеяться. — А то меня тут никто не любит и не ждет.

— Да тебя и там особо никто не ждет…

Абсолют скривился и сделал вид, что обиделся на меня.

— Но я буду заглядывать в гости, конечно же. Не могу же я оставить гильдию на кого-то из вас, — улыбнулся Артур. — Что один, что вторая — просто угробите все.

Сервера ЛоСа пообещали держать включенными постоянно, что давало возможность родственникам и друзьям видеться с теми, кто ушел в виртуал. Поэтому мы сейчас не особо прощались, так, скорее для галочки. Абсолют решил вернуться вместе со мной, и в этот раз от него можно было не ждать слезных прощаний.

Дэкстер с Никки и Эрайлем, кстати, вышли в реальность, и, по словам Артура, нормально адаптировались, потихоньку привыкая к нормальной жизни. Фэйт металась меж двух огней, решая, где ей остаться, и на мои предложения вернуться отвечала невнятно. Я надеялась, что она все же решит вернуться, хотя бы ради своей же безопасности. Враги Легиона вполне могли бы найти и навредить ей в реальности.

Ненавистный всем нам Лоренс получил свое сполна, как и другие ПК, имевшие неосторожность выйти в реальность, думая, что ничего им не грозит. Все те, на чьих руках была кровь, пусть и виртуальная, были взяты под стражу. Жалко, что мне самой не удалось начистить этой твари рожу, но хоть какая-то доля справедливости в мире была.

Увы, но «смерть в реальности» была не выдумкой. Все те, кто добровольно умирал, надеясь, что это вернет их в уютные квартиры, больше никогда не открывали глаз. Признаться, я надеялась на то, что это ложь. Какая-то часть моей души отчаянно вопила о том, что все это просто злая шутка, и при выходе в реальность мы скажем «привет» нашему дорогому другу и лидеру. Но Роланд, к сожалению, покинул нас навсегда, и от этого было куда более паршиво, чем от невозможности начистить Лоренсу рожу.



Кира Диллинджер

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться