Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Арина уже переоделась в шелковую ночнушку, специально приобретённую для сегодняшней ночи, и смыла макияж, когда раздалась мелодия с мобильного Беликова. Сам Ник в это время снял рубашку и повесил ее на спинку стула. Арина глянула на часы – половина одиннадцатого. Она поджала губы и в зеркальном отражении следила за передвижением мужа. Когда Ник подошел к столику, на котором лежал его ipad, Арина уже догадалась, кто звонит. Выражение лица Ника сказало многое, слова здесь были лишними.

– Я сейчас. – бросил ей Ник и пошел на выход из комнаты.

– Если ты ответишь на звонок и выйдешь из комнаты. – тихо сказала Арина. – Можешь не возвращаться.

– Ари, мне звонит друг. – нахмурено ответил Ник, выключая звук, когда мелодия заиграла повторно. – Я всего на пару минут.

– Я не хочу повторять, Ник. – Арина повернула к нему голову. – Но если ты сейчас ответишь на этот звонок, больше ко мне в постель ты не ляжешь.

– Арина! – начиная, злится Ник.

– Что? – она встала и сжала кулаки. – Не надо делать из меня дурочку, Никита. Я прекрасно понимаю, что за «Друг» тебе звонит и какая «Ему» нужна помощь. – она глубоко и судорожно вздохнула, стараясь сдержать себя в руках. – Но и ты, и «Он», имейте совесть.

– Арина, ты не так все понимаешь. – пытаясь объяснить, сказал Ник. – Но я не могу тебе сейчас всего объяснить.

– Только ответь мне, зачем ты устроил весь этот фарс, если каждую ночь ездишь к ней? – тихо спросила Арина и отвернулась. – Зачем этот дебильный контракт и все остальное? Разошлись бы сразу по обоюдному согласию.

– Чтоб проучить тебя! – взорвался Ник и ответил на звонок. – Подожди минуту. Я сейчас перезвоню. – голос его звучал настолько нежно, что у Арины защемило в груди. – Я вернусь через несколько минут, и мы нормально поговорим.

– Одно радует меня в этом цирке – осталось всего одиннадцать месяцев. – холодно сказала Арина, которой удалось взять себя в руки. – Я буду свободной через одиннадцать месяцев.

– Арина!

– Выйди из моей комнаты и не заходи эти месяцы сюда. – повернувшись к нему с непроницаемым лицом, сказала девушка. – Я не могу заставить тебя убраться из моего дома, потому что мы должны жить под одной крышей, но в контракте ни слова не сказано, что я должна делить с тобой постель.

– Блядь! – выругался Ник, ударил кулаком в стену и вышел из комнаты.

Арина медленно подошла, повернула ключ и только после этого опустилась на пол и разревелась. Она ненавидела себя, ни его, ни отца, ни маму и Бориса, а именно себя. Ненавидела, потому что ей было жалко себя, а это такое противное чувство, что становилось тошно на душе. Хотелось реветь, швыряться чем-то тяжелым и просто встать открыть окно и закричать, как можно громче, чтоб сорвать голос, чтоб ни с кем не говорить.

– Арина, открой. – услышала она стук в дверь, но не пошевелилась, только слезы вытерла. – Открой эту чертову дверь или я ее выломаю!!

– Только попробуй! – зло сказала Арина. – Ник, ты сделал свой выбор, оставь меня в покое. Я устала. Сегодня был насыщенный день, и я хочу отдохнуть. Завтра у меня полно дел.

– Арина, твою мать! Открой! – прорычал Ник, стукнув в дверь.

– Я знаю, кто моя мать! – язвительно ответила Арина и поднялась с пола. – А тебе пора. «Твой Друг» нуждается в помощи, вот только меня удивляет, почему помощь нужна в основном ночью? «Твой Друг» чувствует, что ты ложишься спать со мной или это тебе настолько противно, что ты попросил «Своего друга» звонить и вырывать из моей кровати?

– Господи, Арина, что ты мелишь? – Ник прислонился к двери лбом.

Он понял, что терпение ее закончилось. Испугался, когда она пригрозила ему, но не поверил, что действительно не пустит его в комнату. И вот теперь Ник стоял под дверью и общался с собственной женой, которая не хотела впускать его. Оля позвонила по его просьбе. Ник еще днем просил перезвонить ему после десяти, чтоб быть наверняка дома и нормально поговорить. Он ждал результатов анализов. Еще Оля должна была сказать, что купить, а так же где положила документы по одному из магазинов, которые раньше он не нашел. Но Ник не представлял, что Арина так воспримет ночной звонок. Он честно не понимал ее поведения.

– Ты прекрасно знаешь, что я люблю тебя, Ари, девочка моя! – почти ласково сказал Ник.

– Ник, тебе язык нужно отрезать за эти слова! – Арина уже не плакала, теперь ею одолевала злость, боль и собственная гордость, хоть и уязвленная. – Это кощунство над светлыми чувствами. За все эти годы и последний месяц, ты ни разу не доказал, что любишь меня. Человек который любит, не будет делить постель с несколькими женщинами, не будет по ночам срываться и уезжать в неизвестном направлении, только потому что ему якобы позвонил друг, нуждающийся в помощи. – она сняла халат и легла на кровать. – «Твой друг» больше похож на капризную разбалованную девицу, которая знает, что ты сделаешь все, стоит тебе позвонить, и пользуется этим по полной программе. Так, что Никита Беликов, не смейте мне больше говорить о любви!



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться