Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 9.

  – Анечка, я хотел с тобой серьезно поговорить.

Они сидели за столиком в том же кафе, что и прошлый раз. Пока они ждали заказ, Герман пытался разговорить девочку, но сегодня она была чересчур замкнута в себе. Будто отгородилась от него. Это не нравилось мужчине. Поэтому он намеревался поговорить с девочкой и узнать, что такого изменилось за сутки, что Аня снова отдалилась от него.

Аня залилась краской и вжалась спинку стула. Лаура и Герман заметили, что она чем-то напугана. Девушка глянула на Германа и взглядом попросила подождать, но тот только чуть покачал отрицательно головой.

– Я понимаю, что ты меня не знаешь. – начал медленно Герман. – Но я бы хотел, чтоб ты мне доверяла. – он немного улыбнулся и взял девочку за руку, но она быстро выдернула ее и еще сильнее вжалась с спинку стула. – Что произошло после того, как мы расстались вчера? Ведь вчера все было нормально. Вспомни, как мы гуляли и веселились. Что теперь тебя смущает? И почему ты считаешь, что я буду тебя бить?

Аня, опустив голову, молчала. Но Герман ведь умел ждать. Вот он и ждал, пока девочка обдумает его слова и все же расскажет, что произошло. А когда прошло несколько минут, а его дочь все еще молчала, Герман взглянул на Лауру, прося о помощи.

– Анечка, солнышко. – мягко позвала она. – Тебе что-то сказали в интернате?

Девочка снова промолчала, а потом утвердительно качнула головой.

– Расскажи, что тебе сказали. – все так же мягко попросила Лаура.

– Ребята смеялись. – очень тихо произнесла Аня. – Они говорили, что меня приведут обратно через неделю, как Кольку. – девочка всхлипнула. – Они его били и мне сказали, что и меня….

Герман не выдержал, подхватив дочку, усадил ее себе на колени и прижал ее светленькую головку к своей груди. Он что-то шептал ей на ушко, пока она всхлипывала, но Лауре не было слышно ни единого разборчивого слова. А мужчина успокаивал свою дочь и говорил, что те ребята просто завидуют, что у нее появился настоящий папа, что он ее заберет к себе жить насовсем.

– Они просто хотят тоже иметь родителей. – тихо проговаривал Герман. – Но не ко всем приходят, не всех забирают домой насовсем. – он нежно вытер слезы девочки и улыбнулся ей. – Никогда не сомневайся во мне, солнышко. Я тебя никому не отдам. И никогда не ударю тебя. Маленькая, не надо меня бояться.

Анечка посмотрела на него своими голубыми глазками, в которых все еще блестели слезы. Она хотела, чтоб все было так, как говорит Он, хотела верить. Но боялась. Она боялась, что ребята окажутся правы, что она снова останется одна. Конечно, тетя Лаура ее не бросит, но все же в маленьком детском сердечке тлела надежда, что у нее появится папа.

– Анечка. – ласково произнес Герман. – Я думаю, тебе понравится твой новый дом. Там рядом с домом есть отличный парк. Мы будем каждый день туда ходить.

– А тетя Лаура? – тихо спросила девочка.

– Хочешь, чтоб она жила с нами? – спросил Герман, понимая, что манипулировать ребенком, не имеет права.

– Да. – робко ответила Аня. – А можно?

– Можно. – улыбнулся Герман. – Вот только Лаура упрямится и не хочет с нами жить.

– Почему? – удивилась девочка и посмотрела на Лауру.

– Анечка, у меня есть, где жить…. – начала неуверенно девушка.

– Ты не хочешь со мной жить? – грустно спросила Аня и понурилась.

Лаура грозно посмотрела на Германа и тот ей подмигнул. Она видела, что его план удался, и была зла на него. Девушка не понимала, что именно движет Германом, чтоб Ане было комфортней или же в его планах есть и другой замысел. Лаура и хотела и боялась согласиться. Боялась, потому что находится рядом с мужчиной, который тебе не безразличен, и которому безразлична ты, будет трудно сдерживать свои чувства, знать, что он где-то с другой, и все время скрывать свою ревность. Все это легче осуществить на расстоянии, но не в одном доме, когда ваши спальни рядом, когда каждое утро вы встречаетесь за завтраком.

– Зайка…,я очень хочу с тобой жить. – виновато ответила Лаура, увидев, что девочка снова готова расплакаться.

– Тогда решено. – с мягкой улыбкой проговорил Герман и пересадил Аню на стул. – Приятного аппетита.

– Спасибо.

Ели они в полном молчании. Герман посматривал на Лауру и думал, о том, что чуть не случилось в холле интерната. Он так хотел ее поцеловать. И поцеловал бы, если бы не его смущенная и розовощекая дочь. Герман видел в лазах Лауры тоже желание. Он бы не спутал его ни с чем. Слишком хорошо он изучил поведение женщин.

Когда обед закончился, Герман подождал, пока девочки закажут десерт и положил перед ними журналы. Лаура недоуменно посмотрела на него, а Анечка смущенно снова опустила голову.

– Солнышко, я бы хотел, чтобы ты посмотрела вот эти картинки и показала какая из них нравится тебе больше всего.

– Я? – недоверчиво спросила она. – А если вам не понравится?



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться