Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 15.

Стоило Герману выйти из квартиры, Анечка и Лаура прилипли к окну, глядя, как он выходит из дома и садится в машину. Сигов не обернулся ни разу, не поднял голову и не посмотрел вверх, где в его квартире остались его женщины. Но он чувствовал их и улыбался. Все теперь будет хорошо.

А вот Лаура думала, что Герман совсем недолго побудет с ней. Как неприятно напоминать себе о том, что Тая скоро приедет, Лаура постоянно это делала. Она боялась забыться. Боялась.

– Он вернется? – тихо спросила Аня, беря за руку тетю.

– Конечно, солнышко. – улыбнулась Лаура и обняла малышку. – Обязательно приедет и привезет тебе подарки.

– А тебе?

– И мне, наверное.

А потом они вместе спали потому, что было как-то одиноко. Днем Лаура занимала себя всем. И учила с Анечкой буквы, и учили стихи новогодние. Потом ехала на работу, где всю себя отдавала работе. Ивсе, потому что Герман еще не позвонил. Как он долетел? Хотелось услышать его голос и узнать, что у него все хорошо.

Так как Анечку не хотелось оставлять одну дома, Лаура брала ее с собой в ресторан. Пока она работала на кухне, девочка сидела в кабинете Виктории. А дома Лаура не находила себе места, не знала что делать в первую очередь.Без Германа стало как-то пусто в квартире. Может поэтому Лаура и вздрогнула, когда зазвонил ее телефон. К тому же незнакомый номер. Почему-то сразу вспомнила сестру и боялась брать трубку, но в последний момент что-то потянуло ее ответить.

– Алло. – чуть дрогнувшим голосом произнесла она, слыша как стучит сердце.

– Привет, Цветочек. – услышала девушка тихий голос Германа. – Ты еще не спала?

– Привет. Нет, еще. – не смогла сдержать счастливой улыбки Лаура, а сердечко ее теперь билось быстро не от страха, а от голоса любимого человека, от осознания, что он все же позвонил.

– Я тоже. – мягко произнес Герман. – Извини, что не позвонил сразу, как прилетел. Из аэропорта я поехал сразу же в офис, да и сейчас здесь. Работы оказалось больше, чем я думал. А вы как?

– Анечка уже спит. Сегодня была со мной в ресторане. А завтра побудет дома пару часов. Виктория урезала мне часы.

– Со скольки она будет одна? – спросил Герман.

– Я выйду где-то на шесть и пробуду до девяти.

– Хорошо. Я ей позвоню, поболтаю. – ответил Сигов и потер затылок.

Пока не услышал тихий голос Лауры он и не представлял насколько устал. А вот теперь глядя в окно, слушая нежный голос, понимал, что очень устал. Не именно сегодня, а вообще устал. Начиная со дня аварии, Сигов взял старт с такой скоростью, что только сейчас стал понимать – он не знает, как притормозить. Но ему так отчаянно захотелось домой к Лауре, к дочке. Обнять их, поцеловать. Просто ни о чем поговорить или поиграть. С Лаурой все время выходит жить спокойно и размеренно. Нет такой бешеной скорости. Может это и привлекло его в ней. В ее лице Герман получил то, чего так долго хотел.

– Она так ждала, что ты сегодня позвонишь, что уснула с телефоном в руках. – Лаура говорила немного расстроено, и Герман почувствовал свою вину.

– Еще раз прошу прощения, Цветочек. – ответил Сигов. – Больше такого не повторится.

– Не надо, Герман. – тихо сказала Лаура, глядя на ночное небо. – Я понимаю….

– Нет, Лаура. Я привык просто жить один, не перед кем не отчитываться, никуда не спешить. – тоже тихо сказала Герман. – Но теперь я не один. Мне нужно привыкнуть.

Лаура понимала его и не требовала большего, чем он мог дать им. Она видела, насколько Герман был, и есть, терпелив к Анечке. Не требует от нее ничего, чего она не хочет. Он даже не обращает или скорее делает вид, что не обращает внимания, что она не называет его папой. Герман ждет. Ждет и надеется. Вот и они с Аней будут ждать. Ведь Герман прав. После стольких лет, живя холостяком, тяжело перестроить свой график и привычки.

– Лучше скажи, Цветочек, ты ждала моего звонка? – вдруг изменил тон Герман и стал говорить более интимно. – Потому что я очень хотел услышать тебя.

– Герман, я…. – Лаура вздохнула и прикрыла глаза. – Ждала и переживала, когда ты не звонил.

– Мне очень приятно это слышать. – мягко сказал Герман, чувствуя как тяжело ей дается признание. – Только не говори, что ты снова смущенно покраснела! Или мне придется напомнить нашу ночь во всех подробностях, особенно тот момент, когда ты меня укусила.

– Герман! Не надо! – воскликнула Лаура, чувствуя, как начинает краснеть.

– Что сразу Герман? – засмеялся он. – У меня, между прочим, до сих пор след от твоих острых зубчиков есть.

– О, Боже! – простонала Лаура, прикрывая рукой глаза. – Я не хотела, просто… я….

– Я не против, Цветочек. – тихо проговорил Герман и его голос стал звучать  намного интимней. – Но только если ты будешь такой только со мной. А сейчас иди спать, Цветочек.



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться