Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 18.

Лаура сидела на диване и смотрела, как Герман играет на рояле вместе с Анечкой. Она могла бы сказать, что счастлива, но чувство тревоги не давало покоя. Тая не объявлялась и никак не давала о себе знать, что настораживало ещё больше. Пусть Герман и заверил её, что не позволит забрать Аню, но страх был. После приезда сестры Лаура перестала верить своим видениям, из-за которых плохо спала ночами. Одного она хотела, чтоб всё поскорее разрешилось.

Задумавшись, Лаура не сразу заметила, что Герман подошел и присел перед ней на корточки. И только когда он поцеловал её ладонь, подняла затуманенный взгляд. Герман улыбнулся и снова поцеловал ладошку. Он и сам был напряжён всё это время, а то, что Лаура слишком переживала, ещё больше действовало на него.

– Расскажи мне, что тебя тревожит. – попросил Герман, внимательно гладя ей в глаза. – Причина ведь не только в Ане.

– Я не могу. – тихо ответила Лаура.

– Я могу развеять все твои страхи. – Герман улыбнулся нежно и сел рядом с ней, обнимая.

– Просто меня смущает…. – начала Лаура и взглянула на Аню, которая играла на рояле. – Мы не предохраняемся.

– И? это так плохо? – снова улыбнулся Герман.

– Могут быть последствия. – краснея ещё больше быстро проговорила Лаура.

– Не последствия, а дети, Цветочек. – тихо проговорил Герман и потерся носом у нее за ушком. – Или ты не хочешь детей?

– Хочу. – тихо ответила Лаура, наслаждаясь его лаской.

– Тогда что тебя смущает?

– Просто решила, что ты не предохранялся, потому что думал, что это делаю я. – ещё тише проговорила Лаура. – Герман, мне неловко об этом говорить.

– Почему? – удивленно посмотрел на нее. – Я твой мужчина и просто обязан знать, что у тебя в голове. – он немного помолчал, а потом улыбнулся. – Ты думала, что я разозлюсь, узнав обо всем? цветочек, я прекрасно понимал, на что иду, ложась с тобой в постель.

Лаура молчала. Она уже была не рада, что начала эту тему. Хотела отвлечь себя от мыслей, что скоро всё закончится, а получилось, что теперь ещё больше накрутила и себя и его. Она не смотрела на него, но чувствовала на себе его взгляд. И этот самый взгляд смущал её, больше чем прикосновения горячей руки к животу.

– Но тебя ведь не только это беспокоило. Лаура, расскажи. Тебе станет легче.

– Я боюсь, что скоро всё закончится. – она вздохнула и продолжила. – Я знала, что Тая вернется. Но ей не только Аня нужна. Ей нужен ты. И… Тая красивая, ты не сможешь долго противиться её обаянию. Ведь за что-то ты её полюбил?! Значит, в ней было много чего, что привлекало тебя.

– Ты права. – спокойно ответил Герман. – Меня много, что в ней привлекало. И первое, удобство. Мне было с ней удобно. Да, она красивая женщина, но только внешне. То, что она решила снова меня покорить, стало для меня новостью. Но не думай об этом, я никогда не сойдусь с ней.

– Это ты сейчас так говоришь, Герман.

– Цветочек. – он повернул её голову так, чтоб заглянуть в глаза. Взгляд при этом был серьезным. – Таю я никогда не любил и не полюблю. Душа у нее гнилая. Я не прощу ей никогда, что она сделала с моей дочерью. И лучше ей уехать туда, откуда она приехала. У меня есть ты. И поверь, я не сожалею, что мы вместе.

– Тебе со мной тоже удобно. – тихо сказала Лаура и заметила как его взгляд стал ледяным.

– Ты ищешь повода для ссоры, Лаура? – Герман встал и посмотрел на нее с высоты своего роста. – Да, ты мне удобна. Ты это хотела услышать от меня?

Но Лаура молчала, опустив голову. Она понимала, что сама виновата, спровоцировала его, разозлила. А Герман, не услышав от нее ответа, развернулся и подошел к дочери, прошептав, что ненадолго уедет, поцеловал её и ушел. Он не взглянул в сторону Лауры.

Его не было весь вечер. За это время Лаура перенесла некоторые свои вещи из его комнаты в свою, ту которую Герман выделил ей в самом начале. Она сама во всем виновата, но может так будет лучше? Или наоборот своими словами она сама подтолкнула его к Тае. Если это так, то теперь поздно о чем-то сожалеть.

Зайдя в спальню Анечки, Лаура поправила одеяло и поцеловала девочку. Когда она выпрямилась, оказалась прижата спиной к груди, а сильные руки обняли её так, будто закрывали от всего мира.

– Глупая, женщина. – Герман прошептал и медленно повернул лицом к себе. – Ты не просто мне удобна. Ты нравишься мне. Ты красивая, нежная, умная, но главное – ты моя. И выбрось из головы всю эту чушь. Я не откажусь от тебя. Тем более в пользу твоей сестры. – и так как она молчала, взял за руку и повел в свою спальню. – Чтоб завтра все вещи вернула назад. И не бери за моду, каждый раз, когда у нас выйдет спор, уходить в другую комнату. Или ты предлагаешь бегать мириться к тебе, а потом снова возвращаться к себе?

– Герман, это я должна извинится. – наконец Лаура заговорила. – Я наговорила лишнего.

– Наговорила. Ага. – махнул головой он и закрыл дверь. – Я тоже наговорил. А теперь давай мирится.



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться