Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Ммм…

Голова раскалывалась, но Ник всё равно попытался встать. Он уснул, хотя скорее просто отключился в кресле у камина. В доме было холодно, отопление Беликов так и не включил, не собирался задерживаться, а вышло по-другому. Подавшись вперед и толкнувшись, снова хотел встать на ноги, но вместо этого повалился на пол. Ударившись головой об холодный пол, глухо застонал. Возле него лежало несколько пустых бутылок с под виски. Желудок взбунтовался, посылая рвотные позывы, но Ник смог удержать всё в себе и всё же встал на ноги.

Пошатываясь, прошёл на кухню и выпил  пару стаканов воды. Легче не стало. Увидел на столе мобильный и уже потянулся за ним, но передумал. Знал, что Арина не возьмет трубку, не ответит. Она думает, что ему всё равно, но это не так. Он тоже переживает из-за потери ребёнка. Наверное, с ним что-то не то, раз женщины не могут родить от него. Беременность наступает, а потом что-то происходит, и желанного ребенка нет. Это наказание. Самое настоящее наказание. И безумие. Хотел женщину, которой ты не нужен.

Сколько прошло времени? День, два, месяц, год? Никита потерялся в числах, во днях, во всём. Снова глянув на мобильный, всё же взял его в руку. Пропущенных звонков не было. В последнее время о нём все забыли. Он никому не нужен. Всё же это как-то горько осознавать. Может поэтому и заливает свою грусть алкоголем.

Пошатываясь, Беликов дошёл до ванны и, как и был, стал в душевую кабинку. Включив горячую воду, подставил лицо, чувствуя, как тепло разливается по телу. Думать ни о чём не хотелось, но мысли одни за другими лезли в голову. Как бы указывая на ошибки и насмехаясь над ним. От этого голова ещё больше болела. Значит, сегодня снова будет пить, чтоб забыться. Снова проснётся с похмельем, но он привык к своему состоянию. Так даже лучше. Наверное.

Так, стоя под душем, Ник разделся и швырнул мокрую одежду на пол. Придет время и он перестанет вести себя как свинья, но не сейчас. В данный момент, ему хочется побыть одному. Пить и думать, думать и пить. Потому что другого ему ничего не остается.

Он даже позвонить никому не может. Друзья отвернулись от него. Ник даже не помнит, что наговорил им. Проснулся утром весь в кровяных потёках, разбитой губой, фингалом под глазом и гематомой на скуле. Понял, что это Сашкин удар, усмехнулся. Если друг ударил его, значит, произошло что-то, о чем Ник должен жалеть, но он не помнил ни слова, ни действия с той ночи.

 А потом спустя несколько дней вспомнил. Для этого стоило только напиться до того состояния в котором он был. Понимал, что друзья не простят его. понимал, что даже рыпаться к ним не стоит. Поэтому и не показывался им на глаза. Было стыдно, наверное, или что-то похожее на это чувство.

***

Идя по улицам Ареццо, Арина практически не слушала болтовню Кати. Было видно, что подруга изо всех сил старается разговорить её, но пока это не удалось. Арина молчала. Катерина посмотрела по сторонам, не зная, что ещё придумать. Они как раз шли по Корсо Италия в сторону Портика на площади Пьяцца Гранде.

– Вот там с вершины холма. – показала Катя, уже не надеясь на ответную реакцию. – Можно увидеть ворота Порта Сан Бьяджо. – он шли по длинной и прямой улице.  – В средневековье здесь проводились конные состязания. И вплоть до недавнего времени ежегодно на Корсо Италия устраивались конные бега - «Палио алла лунга дей кавали сенца фантино». – Катя замолчала и с грустью посмотрела на Арину. – Тебе совсем не интересно?

– Прости. – Арина виновато посмотрела на подругу, впервые почувствовав стыд за свое поведение. – Давай дойдем до башни Торре делла Бигацца, а там зайдем в ресторанчик.

– Хорошо. – согласилась Катерина и вздохнула.

Уже в самом ресторанчике, они устроились в беседке с отличным видом на местную архитектуру. Большинство из них была исторической ценностью. Арина бездумно глядела вдаль и мешала ложкой капучино. Катя больше не пыталась разговорить её, а тоже задумалась над чем-то. Поэтому Арина и наслаждалась тишиной.

Когда кофе был выпит, девушки вызвали водителя, который должен был их отвезти домой, где Арина могла бы спрятаться ото всех у себя в комнате. Но не тут-то было. К ним подошёл Николя. Катерина была удивлена увидев его.

– Здравствуйте, милые дамы. – его улыбка была чарующей.

– Привет. – Арина улыбнулась в ответ.

– Ты один? – спросила Катя.

– Нет, твой муж сейчас подойдет. – продолжая улыбаться ответил Николя и посмотрел на Арину. – Я рад видеть тебя, Арина.

– Я тоже рада тебя видеть.

– А идемте в кино? – предложил он, и Катя нахмурилась. – Сто лет не был в кино.

– Думаю, что это…. – начала Арина, но заметила погрустневший взгляд Кати, решила уступить. – Хорошая идея.

Катерина улыбнулась, понимая, что подруга заметила её настрой. Но всё равно не верила, что Арина будет смотреть фильм. Так и оказалось. Стоило свету выключится Арина погрузилась в себя. она не обращала внимания на смех зрителей, не вникала в сюжет фильма, просто погрузилась в свои думы. Катю это и расстраивало. Арина уже неделю в Италии, но ей ничего не интересно. Даже шопинг не привлёк. Катерина уже отчаялась оживить подругу. Андрей тоже помогал в свободное от работы и забот время. Пытался развеселить, занять чем-то и так далее, но тоже всё впустую. Только в отличии от жены, он не унывал и не опускал руки. Подключил к делу Николя. Который теперь взял всё в свои руки и проводил большую часть времени с Ариной. Таская её по улицам Рима, потом они поехали на юг Италии. Пляжи, солнце и море. Николя в отличии от Катерины не обращал внимания на молчание Арины. Он говорил, спрашивал, но в ответ была часто тишина или ответ невпопад. Но Николя был бы не Россо, если бы просто опустил руки. У него давно созрел план. Нужно было только переговорить с Андреем.



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться