Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 21.

Герман открыл глаза. За окном было раннее утро. Скорее всего, недавно рассвело. Мужчина повернул голову и тут же встретил внимательный взгляд Лауры. Под глазами залегли тени, что говорило о бессонной ночи. Это не понравилось Герману. Он не хотел, чтоб Лаура себя изводила. К тому же ей нельзя волноваться. При мысли о их общем ребенке стало тепло в груди.

– Доброе утро, хорошая моя. – Герман улыбался нежно, но чуть сердито. – Только не говори, что не спала всю ночь!

– Не буду. – прошептала Лаура, глядя в глаза любимого. – Я очень за тебя переживала.

– Глупышка моя. – проворчал Герман и хотел повернуться, чтоб обнять её, но забыл о своей ране.

Он тут же сыкнул от боли и прикрыл глаза. Лаура вскочила с кровати и поспешила дать ему обезболивающего. Герман не хотел принимать и утверждал, что всё в порядке, но Лаура была упряма и не поступалась. В итоге лекарство было выпито, а Лаура лежала в постели на груди у Германа и слушала его тихий голос, шептавший ей, как он соскучился.

– Герман. – Лаура приподнялась, чтоб заглянуть ему в глаза. – Мне нужно что-то тебе рассказать. Только я не знаю, как ты к этому отнесешься.

– Цветочек, ты меня пугаешь! – нахмурился Герман. – Что-то случилось? Или ты собралась уйти? Так знай, чтобы не случилось, мы исправим, а если второе, я тебя не отпущу.

– Мне приятно это слышать. – улыбнулась Лаура. – Я не уйду от тебя, пока ты сам этого не захочешь.

– Тогда перестань бояться моего мнения. – он погладил её по щеке.

– У меня есть дар. – закрыв глаза проговорила она. – Я вижу прошлое и будущее людей.

– Как? – спокойно спросил Герман.

– Просто прикоснувшись к ним. Иногда это случается внезапно, когда кто-то прикасается ко мне.

– Как в случае со мной? – спросил Герман, припоминая, как Лаура вздрагивала, стоит ему прикоснуться к ней.

Особенно в отеле. Но Герман всё скинул на страх. Думал, что девушка его боится, а оказалось всё совсем по-другому. Сигов приподнялся на локте и заглянул в глаза любимой. Сейчас она была взволнована, наверное, очень переживала. И правда, ведь Лаура не рассказывала свой секрет в страхе, что Герман не примет его в серьез.

– Тая мне рассказывала о тебе. – мягко произнес Герман. – Она говорила, что ты возомнила себя ясновидящей. Я не придал этому значения. К тому же мой  интерес к тебе был не настолько велик. Но сейчас я хочу все о тебе знать. Ты мне нравишься такой какая ты есть. Я люблю тебя вот такой. И ничто не отвернёт меня от тебя.

Лаура улыбнулась и действительно успокоилась. Она поняла, что переживала напрасно. Просто нужно поверить, что Герман действительно её настолько любит. Так как он снова опустился на подушки и немного прикрыл глаза, Лаура сама привстала и поцеловала его. Это была благодарность, любовь нежность. Она в поцелуй вкладывала очень многое. Всё что для неё дорого. А Герман отвечал ей тем же. Тоже будто открывался, признавался в чем-то, любил. И от этого нового для них поцелуя, они будто плавились, растворялись в друг друге и взлетали к небесам.

А позже оставив Германа лежать в постели, Лаура отправилась готовить завтрак. Анечка тоже встала очень рано, будто чувствовала, что в доме что-то произошло. И после того, как Лаура объяснила девочке, что Герман немного приболел, отправилась к нему в комнату и просидела там до тех пор, пока Лаура не позвала завтракать.

– Герман! – когда вместе с Аней на кухню вышел любимый. – Вернись в постель!

– Цветочек! – мягко произнес Герман, глядя на неё смеющимися глазами.

И Лаура поняла без слов, что он ей хотел сказать. От этого и смутилась, чем ещё больше развеселила Германа. Он сел за стол, а потом снова встал и подошел к замершей Лауре и поцеловал её. После забрал тарелку и поставил её на стол перед дочерью.

– Приятного аппетита. – улыбаясь проговорил Герман и приступил к завтраку.  

Лаура всё ещё смущалась, но ответила нормальным спокойным голосом. После завтрака, Герман переместился в гостиную, снова посмотрев на Лауру горящим взглядом, когда та предложила прилечь отдохнуть.

А перед обедом приехал Александр Фокин, но не сам, а с женой и дочерью. Анечка старалась находиться, как можно ближе  малышке, играя с ней погремушкой или просто поглаживая пальчики. Лаура и Виктория следили за ней с умилением.

– Анечка так мило смотрится рядом с малышкой. – сказала с улыбкой Виктория. – Настоящая помощница.

– Когда у меня будет братик или сестричка, я буду помогать маме с ним.

Лаура от этого заявления вздрогнула и побледнела. Виктория заметила её реакцию и нахмурилась.

– Ты не хочешь, чтоб она называла тебя мамой? – шёпотом спросила Виктория.

Лаура удивленно посмотрела на женщину. Она даже не думала об этом. Всё время для Анечки она была тётей. А теперь вдруг поняла, что ни разу не задумалась над тем, как это слышать из уст малышки «мама», обращенное к тебе. И поняла, что очень бы хотела стать настоящей мамой для Ани. Да и Герман не должен быть против такого поворота событий.



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться