Рыжее наваждение или Что ж это за наказание?

Размер шрифта: - +

Глава 22.

Арина даже и не поняла, в какой момент отключилась. Вот она лежит, прижавшись щекой к груди Николя, а он нежно водит пальцами по её спине, потом прикрыла глаза, когда он позвал её, чтоб не отвечать на вопросы. Сейчас не тут момент, чтоб каяться или слушать извинения. И, наверное, уснула.

А теперь лежит на том же диване одна. Николя наверное вышел на палубу. Вставать не хотелось, но нужно было одеться. Не хотела Арина, чтоб он видел её обнаженной. Не сейчас. Поэтому встав с дивана стала искать свои вещи, но они испарились. Арина нахмурилась. Неужели Николя взял и спрятал её вещи? Этого не может быть. Он ведь не такой. Вроде бы. Арина уже не знала, кому верить.

Услышав, как открылась дверь каюты, она обвернулась в плед и замерла, глядя на спускающегося Николя. Он держал в руке поднос с фруктами.

– Доброе утро, cara. – улыбнулся он, а Арина ощутила миллион мурашек на своей коже.

– Доброе утро. – всё же ответила она. – А где моя одежда?

– Я сложил её. Вот. – Ник указал на кресло, которое стояло чуть в стороне от дивана.

– Спасибо. – смутилась Арина.

Её немного расстроило то, что он ведёт себя так, будто ночью ничего не случилось. Но подумав немного, решила и самой так же вести себя. Пусть это будет лёгкое помешательство, стресс, после пережитого шторма. Что угодно, но не жалость, ни желание утешить, не отчаяние. Арина не хотела жалости к себе т тем более не собиралась жалеть Николя. Поэтому подошла к креслу, где лежали её вещи, и нашла белье. Не глядя на мужчину, который явно за ней наблюдал, надела трусики, скинула плед и быстро справилась с лифчиком. Потом так же быстро надела всё остальное.

Её тело горело от взгляда Николя, но она предпочла сделать вид, что ничего не замечает. Пальцами расчесала волосы и собрала их в подобие пучка. Только тогда повернулась к мужчине лицом и с улыбкой взглянула на него.

– Это наш завтрак? – указывая на поднос, который тот всё ещё держал в руках.

– Что? – нахмурился Николя, а потом опустил взгляд. – Ах, да. Это наши маленькие запасы. Ещё есть сандвичи и вино.

– Отлично. – Арина устроилась на диване. – Что-то известно? Кода нас заберут?

– Не знаю. – Николя поставил поднос на низкий столик и присел рядом с Ариной. – Я пытался починить двигатель или хотя бы настроить радио, но всё впустую. Нам остается только ждать спасателей.

– Но мы же не можем просто сидеть и ждать! – Арина была взволнована. – Нужно что-то делать.

– Мы можем прогуляться. – улыбнулся Николя.

– Нет, спасибо. – ответила Арина.

– Хорошо. – медленно произнес Николя. – Что ты предлагаешь?

– Я ничего не предлагаю. – отмахнулась Арина. – Я вообще не хотела никуда ехать. Сам меня сюда вытащили, вот теперь и думайте, как вернуться домой.

С этими словами она принялась за скудный завтрак. Есть не хотелось, но нужно чем-то занять рот. Потому что может наговорить ещё больше лишнего. А ей не хотелось ссориться с Николя. Он не был ни в чем виноват. Просто уныние возвращалось. Её давила эта безысходность. Арина не находила себе места.

После завтрака Николя предложил снова прогуляться, но Арина только отрицательно покачала головой, не потрудившись ответить в голос. даже просто выйти из каюты не хотела. Ей было абсолютно всё равно, что светит солнце, что на острове отличный пляж, что можно поискать фруктов или пресную воду, запасы которой быстро заканчиваются. Арине было наплевать на всё это. Она хотела вернуться поскорее, собрать свои вещи и уехать домой. Снова закрыться и никого не видеть.

За несколько часов одиночества, в которые Николя её совершенно не трогал, будто забыл о её существовании, Арина впервые вспомнила о своем бывшем муже. Об Никите. Впервые подумала. Что он сейчас делает, чем занят. Наверняка снова по бабам и кабакам гуляет. Она удивилась. Что Александр Фокин сдержал своё слово и Никита оставил её в покое. Удивительно, но в Италии он не искал её и не пытался как-то поговорить.

Потом она вспомнила Лесю, эту тварь, из-за которой умер её ещё не рожденный ребенок. Пусть это звучит жестоко и кровожадно, но Арина считала что тюрьма – это мало для неё. Мало за убийство малыша. Мало! Её даже мало четвертовать!

В душе Арины вспыхнула ярость, которую она в себе всё это время подавляла. Такая ярость, что хотело крушить всё вокруг. Хотелось кричать, кричать, кричать. Она ненавидела весь мир! Потому что он жив. А её малютка, её крошечка….

Соскочив с дивана Арина стремглав, спотыкаясь выбралась из душной каюты, которая казалось бы стала ещё меньше. И давила на неё своими стенами. На палубе Николя не было, но и Ари не искала его. Она вдохнула полной грудью воздух и медленно выдохнула. Нужно было успокоится. Нужно было занять себя чем-то. 

Вот только чем?

Покрутившись вокруг своей оси, она не заметила ничего, что могло бы её заинтересовать. Перегнувшись через бортик, Арина увидела, что до берега совсем недалеко, только вот придется снять с себя вещи и остаться в белье. Вода была прохладной. По телу пробежали мурашки, и кожа стала гусиной, а соски затвердели и теперь торчали, упираясь в мокрую ткань бюстгальтера.



Ника Романова

Отредактировано: 20.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться