Рыженький цветочек

Размер шрифта: - +

Глава 6

Каникулы были просто обалденными, правда, это если не учитывать парочку «маленьких» неприятных но, к которым можно отнести также Гарри Поттера, который норовил свой нос сунуть везде, даже в святая святых — мою комнату. А я же человек на удивление терпеливый, которого, увы, всё же довёл этот шрамоголовый козёл до состояния «глаза застилает бешенство».

Нет, ну я же реально терпеливый, вернее, был терпеливым. А теперь что? Моя мама не знает на чью сторону встать, и бегает между мной и Поттером, как наседка. Рональд ожидаемо стоял около Поттера, и угрожал мне расправой. Не знаю уж почему, но у него вошло в привычку делать своей младшей сестре гадости. Мне это, конечно же, не очень нравится — и именно поэтому я отвечаю ему тем же. Поттер же на мой взгляд зазнался от своей значимости, и это его жуть как сильно отличало от того канонного Мальчика-Который-Выжил.

На моей стороне неизменно стояли Билл, Чарли, и мой Бармаглотик. На самом деле кот на меня продолжительное время дулся, и даже половину каникул строил из себя оскорблённую гордость — ведь да, я вёл себя как очень плохой хозяин. Вечно где-то носился и не приделял совершенно никакого внимания своему котику. Ну да, Бармаглоту не хватало того, что я всегда таскался с ним в гостиной, и вообще, регулярно делил с ним постель. Для прикола над близнецами я ласкового своего кота называл «любовничком», и тискал его на глазах у побледневших от возмущения близнецов. Мои прикольчики им категорически не нравились, а ведь стёбался я над ними регулярно.

Чарли и Билл мне помогали всеми силами, и вообще приделяли очень много внимания. Наверное, я столько времени с матерью не провожу, сколько с ними. Билл учил меня новым заклинаниям, а Чарли умению заряжать хуком справа. Правда, в этом они чередовались. Что-то лучше знал Билл, что-то, соответственно, Чарли. К обычному рукопашному бою это тоже относилось.

К моему нешуточному удивлению Перси каким-то образом умудрился невзлюбить Поттера, и от этого стал намного ближе к своей младшей сестрёнке. Отношение у него ко мне стало уже не настолько снобским, и он время от времени начинал говорить со мной на довольно-таки отвлечённые темы, которые сначала относились к учёбе, а после уже обсуждения всего что находиться в Хогвартсе: преподавателей, предметов, кухню и даже удобства в спальнях. Перси очень польстило, когда я ему заявил, что его подарок для меня на День рождение оказался очень полезным — я активно пользовался заклинаниями по поддерживанию в порядке своей кожи и волос, которые у меня были довольно длинными.

Под конец рождественских каникул мы вчетвером: я, Билл, Чарли и Перси вполне нормально общались. Мы даже за день перед отъездом в Хогвартс сыграли вчетвером квиддич, правда, без ловца. Мы менялись всё время составом, и забивали в воображаемые ворота квоффл, уворачиваесь при этом от бладжера. Сколько раз за это время мы все падали с мётел — не счесть, но я точно теперь знаю, чего мне так не хватало на уроках полётов мадам Трюк — азарта и свободы действий. Это навело меня на мысль о том, что было бы неплохо играть квиддич, охотником к примеру, или загонщиком. Этой мыслью я поделилась с братьями, на что Перси мне заявил об очень большой травмоопасности игры, а также о том, что команда Слизерина предпочитает очень жёсткую игру.

Когда я заявил о том, что я тоже не лыком шит, Перси имел совесть покраснеть, вспоминая, как я славно отрабатывал проклятья на однокурсниках. Но это не помешало ему сказать, что такое поведение слишком грубое, и лучше бы мне свои проблемы решать более дипломатично, ведь я же девочка, ага.

После квиддича «по-домашнему» мы всей сворой зашли в Нору, и сразу же попали под гневный словесный обстрел матери, которая никак не могла понять — почему все так невзлюбили Гарри? Каникулы были обидными для меня ещё и потому, что под конец Молли всё же решила отдать предпочтение Гарри, увещевая меня тем, что он «бедный, несчастный мальчик без тепла и родительской ласки». Тогда-то я и поссорился с Молли, а также эпично съездил Рону по морде и не менее заковыристо обматерил Поттера, за что и получил от матери хлёсткую пощёчину. Щека болела сильно, была красной, и даже немного напухла. Я же, в полном шоке после этого, разревелся как «настоящая» девочка, и ушёл к себе в комнату, громко хлопая каждой дверью, которая мне попадалась на глаза.

Тем же вечером пришлось уехать Биллу и Чарли — из-за работы они не могли проводить меня, поэтому мы тепло попрощались у меня в комнате, откуда они и аппарировали. Перед этим они попробовали меня кое-как успокоить, но у них ничего не получилось. После их отбытия с моего лица сразу же пропала улыбка, и я опять позорно разревелся. Мне было ужасно обидно, казалось, меня все оставили, а мать так вообще предала!

Утро меня встретило немилосердно: я был голоден, с опухшими глазами и лицом как у бывалого алкоголика, с ну очень вдруг резко поскверневшим характером от того, что у меня почему-то сильно тянуло внизу живота. Раздражало меня всё, что попадалось на глаза. Даже подушка, валявшаяся на ковре чуть не привела меня в бешенство — я за неё споткнулся, а после обругал её ещё покруче чёртового Поттера. О, воспоминания о Поттере вообще привели меня в исступление — и я, ругаясь сквозь зубы, вышел из комнаты.

Окружающая обстановка меня совсем не порадовала — было в коридоре слишком светло и радостно, в то время как мне, млять, дурно! На кухне оказалось ещё хуже — целая толпа народу, Поттер, Молли, Рон… Все в сборе. Мысль о том, что я могу нормально поесть, заставила меня прямиком пойти к тумбочке с охлаждающими чарами, открыть её, и заскрипеть зубами от всё нарастающей злости — ничего съестного не было. Вообще. Ну не считать же супер-сытной едой целую тучу фруктов и овощей, которые годились разве что в салатики?!

— А у нас в доме есть вообще что поесть? — хрипло поинтересовался я, подходя к столу, где разместились мои драгоценные родственнички. Перси среди них не наблюдалось, но вот обеспокоенные лица Фреда и Джорджа были, также как и Артур, застывший за столом с недоумённым выражением лица. Он наверное хотел что-то спросить, но всё никак не решался это сделать.

— Конечно есть, милая, присаживайся за стол, — Молли с ласковой улыбкой поставила на стол ещё одну тарелку со столовыми приборами, куда я под в итоге и уселся, после чего начал истреблять еду, к которой мог дотянуться. В это мгновение я впервые понял, что что-то со мной не так. Раньше такого раздражённого состояния у меня никогда не было. Вообще происходящее с моим настроением было больше похоже на самый обычный ПМС. Осознание этого заставило меня проглотить ещё не пережёванную еду, выпить немного чая, с надеждой о том, что мне это хоть как-то поможет. Ну не может такого быть! Не может!

Я поднялся из-за стола, и быстро побежал к себе в комнату, где сразу же запихнул руки к себе в трусы, и с отчаянием узрел свои пальцы, измазанные кровью.

Такого со мной ещё никогда не случалось.
 



Алая Лана

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться