Ржавое золото

Размер шрифта: - +

Семь

***

Не нравится мне твой стиль изложения. Не умеешь ты передать дух времени. Что за выражение «кандидат в покойники»? Не мог достойный де Спеле столь неподобающим образом обозвать душу, готовую вступить в обитель мертвых. Учись, школяр!

***

На сей раз путешественники направились по наезженному купеческому тракту к Рысьему перевалу, и дорога протекала довольно спокойно, без разбойников и потусторонних вмешательств. Хлопоты достались только призраку: следить, чтобы не вывалился из седла Контик, да еще Матильда норовила держаться поближе к господину де Спеле, будто ненароком касаясь его то коленом, то локтем. От солнечного тепла экс-студента вовсе развезло, и он загорланил серенаду:

- Стоит над башнями луна,

Над миром тихий веет сон,

Звенит гитарная струна,

О, выйди, выйди на балкон!

Впрочем, его блаженство продолжалось недолго: у Козьего водопада господин де Спеле объявил привал и устроил жертве зеленого змия отрезвляющий душ. Контик существенно протрезвел, но здорово обиделся, надулся и дальше ехал молча.

Обогнали купеческий обоз, потом - изящную дорожную карету, из окошка которой выглянула женская головка в голубой шелковой маске. Господин де Спеле галантно поклонился, приподнял шляпу. Тут обиделась Матильда и с этих пор ревниво вглядывалась в дорогу - не появятся ли еще потенциальные соперницы?

Но путь по людной и безопасной дороге продолжался недолго. У железного столба на правой обочине призрак остановился, огляделся, сверяясь с ориентирами, и свернул на узкую, едва заметную просеку. Новая, чуть различимая дорога круто свернула в ложбину и повела вдоль ручья в скально-лесные дебри.

Но, опять-таки, ни разбойников, ни какой-либо нечисти не встречалось, наверное, из-за длительного отсутствия добычи. Дорога, попетляв вместе с речкой, принялась извиваться уже самостоятельно, карабкаясь на гору. Потом спустилась с горы и вновь последовала вдоль речки, уже другой.

Вот и солнце склонилось к закату, и в лесу потемнело, и не весьма приятные тучи поползли с моря через горный хребет, а никаких признаков жилья не замечалось. Обида оставила Контанеля, на смену ей вырастало опасение - неужели им придется ночевать в лесу? А кстати, где начинаются владение того Арзауда, личности по-видимому очень неприятной? Не здесь ли, за этой полуразвалившийся аркой, на которой время стерло и герб и надпись?

- Живее! Мы почти у цели! - крикнул де Спеле.

Действительно, ущелье расширилось в долину, лес поредел, и уже появился чей-то замок.

- Там обитает наш первый кандидат! - провозгласил де Спеле.

По мере приближения становилось ясно, что кандидат вполне созрел для контакта с потусторонним миром. Нелегко ему, видимо, приходилось. И невесело. Ибо хозяйство было запущенным, маленький поселок у замковых стен заброшенным, луга некошены, поля заросли сорняками. Сам замок невелик, еще не начал разрушаться, но выглядел довольно уныло: не курился над трубами дымок, не теплился в окнах свет, не слышались людские голоса и лай собак.

Де Спеле спешился у ворот и рукояткой плети постучал в потемневшие дубовые створки. Удары гулко разнеслись по округе, но мрачный замок молчал.

- Матильда, у нас есть чеснок? – вдруг спросил призрак.

- У нас все есть! - гордо ответствовала запасливая хозяйка.- Что бы вы без меня делали?

- Достаньте-ка его на всякий случай и по моей команде пускайте в ход, - распорядился призрак.

- Куда-куда?

- Держите наготове, а там посмотрим... Да что он там, не умер ли от голода? - и господин де Спеле вновь атаковал ворота.

В воротах вдруг открылось маленькое окошко, а в окошке показался... впрочем, для того, что показалось в окошке, более всего подходила определение «образина». А как еще прикажите называть бледную, с пылающими очами, с давно не стрижеными патлами, даже неумытую физиономию?

- Убирайтесь прочь! - завопила одичалая личность.

- Но, сударь...

- Нищим не подают, гостей не принимают.

- Сударь, прошу прощения, но наш жребий привел нас сюда. Дело в том, что одно из звеньев некой цепи может стать...

- Брысь! - окошко захлопнулась, однако, хозяин явно остался подслушивать, ибо, как только Матильда предложила: «Давайте-ка я попробую выбить эти двери», как окошко вновь открылось, и физиономия завопила:

- Женщина?! Прочь! Прочь!

- Уважаемая Матильда, видимо, у нашего клиента с женщинами связано нечто печальное. Отступите вон за ту сосну, а я попытаюсь войти и открыть нам дорогу.

Рене встряхнулся, тело его и одежда замерцала фосфором, безошибочно указуя на переход в призрачную сущность. Призрак вошел в стену, а через несколько секунд из-за нее долетели вопли и звуки борьбы - очевидно де Спеле вернулся во вполне материальную форму.

- Ах, Рене, Рене... - причитала за сосной Матильда, могучим усилием воли удерживая себя от вмешательства.

Впрочем, испытывать крепость воли достойной девице долго не пришлось: крики оборвались, словно вопящему заткнули рот, загремел засов, ворота отворились, и появился де Спеле.



Алина Болото, Elena Kulinich

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться