Ржавое золото

Размер шрифта: - +

Восемнадцать

***

Три дня путники отдыхали. На третий день Контанель совсем поправился и стал избегать слишком рьяных нянек. Правда, давно... нет, всего лишь декаду назад обещанный ведьмочке танец он станцевал. Хотя танцевать пришлось под музыкальную шкатулку, в медленном темпе. Виола была в человеческом обличии, вздыхала о развеселых плясках полнолуния и в конце заявила, что это совершенно не то и вообще не считается.

А де Спеле беспробудно отсыпался в облюбованной глыбе. «Не терплю во сне сквозняков, - заявил он. - То ли дело камень, особенно гранит. Спокойно, как в могиле». И его спячка едва не сыграла роковую роль, так как от Цепи пришел вызов, а господин призрак его не почувствовал, ибо присутствовал на похоронах. На своих собственных, но, к счастью, во сне. И ему очень нравилось: лежит себе спокойненько во гробе, все чувства ублажены: во-первых, поза удобная, тепло и мягко, костюм парадный, сапоги новые, но не жмут; во-вторых, приятно ладаном и цветами пахнет; в-третьих, песнопения и орган слух тешат; в-четвертых, людей-то людей! И все горько рыдают, горюют, что такого человека потеряли. Не ценили, значит, при жизни, и только теперь опомнились.

То-то, отмечает де Спеле, но подняться и поукорять ему лень. Устал он, ох, как устал… Вот насладится службой, а там пускай везут на кладбище и опускают в склеп. Как славно будет, когда тяжелая плита отгородит его от всей мирской суеты! И сможет он спокойно предаться отдыху и ждать, когда прозвучит труба архангела и призовет его на последний суд. И узрит он ясные лики небожителей…

Чья-то рука задела нос, нагло зашарила по груди и скрещенным на ней рукам, потом вцепилась в перевязь, дернула - и господин де Спеле вылетел из валуна, как морковка из грядки. И, как хорошая хозяйка, Матильда его не уронила, а придержала и поставила на ноги. Призрак на ногах держался нетвердо и проговорил, снова смежая веки:

- Зачем ты прервала мой вечный сон?

- Что? Какой еще вечный?! - даже несколько опешила Матильда. - Сами заварили кашу с Цепью, а нам расхлебывать?

- Постой, постой, Тильда. - Де Спеле затряс головой, вытряхивая из нее цветочки, ладан и реквием.

- Стою, а вы очухивайтесь поскорее! Вызов пришел, зовет вас кто-то.

Де Спеле оперся о валун, запрокинув лицо, поглядел прямо на солнце, словно пытаясь выжечь мрак и сомнительный уют склепа. Одурь отступила, и он трезво оценил нелепость, пошлость, слащавость и фальшь видения. Уж не человеческая ли суть, не сентиментальность ли сыграла с ним злую шутку? А вдруг он заснул бы надолго? Пусть не навечно, однако и несколько дней могли бы многое изменить!

Тут Матильда помогла, не оставила в беде нареченного папочку и ответила ему две осторожные, но чувствительные пощечины. Впрочем, от женской руки, пусть и такой тяжелой, честь господина призрака не понесла ущерба, поэтому он произнес:

- Тильда, спасибо, что разбудила. Да, кстати, каким образом ты проникла в камень? Этому надо учиться.

- Надо было, значит, проникла, - недовольно пробурчала Матильда. Не будет же она расписывать свое отчаяние, когда ее руки скользили по безнадежно твердой глыбе, лишь царапая мох и лишайник, когда убеждала себя, что она - призрак, что способна войти в камень. Как в тесто, скажем. И, наконец, сумела запустить руку и нащупать спящего де Спеле. Хорошо, что он неглубоко залег, а то ведь камень пустил руку Матильды только до локтя - ведь в тесто ни с головой, ни с ногами не забираются! А на большее у бедняжки воображения не хватило.

- Ты говоришь, что кто-то вызывал. Кто, ты не заметила?

- Да, вызывали. Наверное, девка эта, Ледяная.

- Почему ты так считаешь?

- А кто еще скрывался бы? Наверное, с вами полюбезничать хотела, да на меня нарвалась.

- Я вызову всех по очереди, - строптиво объявил де Спеле, доставая зеркальце.

Шарль де Минюи сидел у пылающего камина и любовался портретом. Не каким-нибудь потемневшим родовым, а новеньким портретом юной девицы.

- Вот… жениться решил, - смущенно пояснил Шарль. - Папа и мама настаивают, возраст уже, говорят, подходящий. Мне ведь почти шестьдесят.

- Поздравляю, Шарль. Но я все же посоветовал бы вам повременить с женитьбой. Нам нужна ваша энергия, не отвлекайтесь.

- Конечно, я всегда к вашим услугам,

Нет, это был не вампир, и не волшебник - тот расположился на полу и листал чрезвычайно древнего вида фолиант.

- Я, к стыду своему, только сейчас узнал, что сила опала зависит не только от фаз Луны, но и от атмосферного давления и влажности! - сознался тот.

Эгеньо занимался строительством.

- Я восстанавливаю Горбатый мост, Срединный, - объяснил он. - Когда-то, еще до Травного землетрясения, тракт пересекал здесь Волчье ущелье, а теперь проложен за Кривой горой, длинный, неудобный. Я построю мост, расчищу путь, и дорога станет короче. Люди пойдут сюда, а я буду собирать плату и нести все заработанное в храм. Я снова стану хранителем сокровищ.

- Ты отлично придумал, Эгеньо! - похвалил его де Спеле. - Этот храм будет воистину твоим собственным. Только прими мой добрый совет: духовенство пропускай бесплатно и покорно проси благословения. Я научу, как с ними обращаться.



Алина Болото, Elena Kulinich

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться