Ржавое золото

Размер шрифта: - +

Двадцать один

***

- Итак, моя крошка, вас вызывают на сбор, - повторил де Спеле, прогуливаясь по подвалу. - Странно, луна-то совсем ущербная. Так, подозреваю, что следствие добралось до нашего Дебдороя.

- Господин де Спеле, я все подслушиваю, подсмотрю и расскажу вам, - предложила Виола.

- Хотелось бы верить, - покачал головой де Спеле. - Тебе, малышка, именно сейчас придется решить, с кем ты. С нами или с Дебдороем? Ибо опасаюсь, что тысячный нам изменит.

- О-о, - простонала, Виола, заламывая руки.

- Вот именно, выбирай.- И Рене отступил к двери.

- Нель ...скажи, ты любишь меня?! - обернулась девушка к виконту.

- Виола, да я ...- пролепетал тот.

- Она еще не совсем пропащая, душа, - поддержал де Спеле. - И она спасла вас, виконт, для человеческой жизни.

- Я же в ведьмы пошла только из-за мачехи, она совсем извела бы меня. Нель, только поэтому! Я люблю тебя! Я бы и тогда, на шабаше, я дралась бы за тебя! Они и пальцем бы тебя не тронули.

Контанель рвануться было к девушке, но его перехватил де Спеле:

- Итак, Виола, вы отрекаетесь от Дебдороя ради господина де Эй?

- Он не отпустит меня... Мой договор у него, кровью подписанный. О, что же делать? Я раба его навеки! - в карих глазах заблестели слезы.

- Молодежь, молодежь... Как выражался старина Пафнутий Мемфисский: «Спасение от ливня вы ищете в омуте», - покачал головой де Спеле и ехидно осведомился: - Как же ты отправишься на шабаш? Отсюда?

- Отсюда... из этих стен...- Виола оглядела подвал. - Верно... это же святое место. Я не могу уйти отсюда.

- Да, таково одно из условий игры,- отметил де Спеле с непонятным удовольствием и спросил: - Ведьма не в силах вырваться отсюда, это с одной стороны, не так ли? И ведьма должна быть на шабаше, с другой стороны?

- Да, это так,- Виола заломила руки в отчаянии.

- С третьей стороны, Дебдорой учтет ваше затруднительное положение и простит. Но! - поднял руку де Спеле, предупреждая возглас облегчения. – Но, эта милая крошка обещает мне шпионить у своего господина, прекрасно ведая, что это невыполнимо. Значит, вы вводите в заблуждение меня, моя прелестница?

- Нет! Я не подумала ... Но я для вас готова...

- Ты просто сделаешь кое-что для меня, договорились? - деловито закончил Срединный.

- Да!

- Тогда ...- де Спеле сбросил плащ, развесил его в воздухе подобно занавесу и поманил рукой: - Ну-ка, девочка, иди сюда!

- Контик, отойди! - вмешалась бдительная Матильда.- Думаю, они со своим делом и тут справится. Не бойся, я этому бабнику воли не дам.

- Что ж, Тильда, я уважаю ваши требования. Но предупреждаю, что это зрелище - не для слабонервных.

- Контанель! - Матильда схватила парнишку за руку и затащила за плащ.

- Итак, дорогая Виола, наденьте парадное платье ведьмы!- потребовал де Спеле.

- Здесь?!

- Да! И поживее, гром вас разрази! Уж полночь близится.

Виола превратилось в белокурую ведьмочку, правда, вид у нее был очень смущенный, тем более, что де Спеле разглядывал ее не пылким взором обожателя, а оценивающим взглядом портного.

- Где метка? Метка дьявола?

- Вот, - Виола повернулась тылом, указывая на черное пятнышко в ямочке над ягодицей.

- Что ж, начнем, - де Спеле принялся. разоблачаться.

Тильда окаменела от возмущения, а когда очередь дошла до белья, - зажмурилась.

- Одевайся, детка. А тебе изменю только лицо и волосы, - услышала Матильда голос Срединного. - Нет, пуговицы на правом борту. Теперь перевязь и шпагу... прекрасно!

Матильда открыла глаза и успокоилась: Рене был снова одет и поправлял воротник, а Виола... что ж, обычай есть обычай. Но белокурая красавица проговорила нежным голосом странные слова:

- Любимые духи? У чертей собачий нюх, а сымитировать многокомпонентный человеческий запах второпях не удастся. Ирисы? - пошарила перед собой, извлекла из воздуха фарфоровой флакон, половину его содержимого вытрясла на локоны, а остатками натерла тело, при этом страдальчески морщась и сердито что-то бормоча.

Позвольте... но это никакая не ведьмочка! Это же де Спеле! И Матильда с воплем «бесстыдник!» снова зажмурилась.

- Я ведь предупреждал, что сие зрелище не для слабонервных, - откомментировал нежный голосок и позвал: -Контанель! Сюда, дружочек!

Из-за плаща вынырнул виконт и недоуменно двинул плечами – из-за чего, собственно, столько предосторожностей? Все по-прежнему.

- Я должна идти на шабаш, - промурлыкала белокурая красавица, жалобно сдвинув брови.

- Виола, не надо... я боюсь за тебя! - Контанель схватил маленькую ручку и прижал к сердцу. - Ты можешь погибнуть. Дебдорой не простит измены. Господин де Спеле! - отчаянно обратился к мрачному кавалеру: - Сделайте что-нибудь! Защитите ее!

Кавалер смущенно отвернулся, тогда Контик подскочил к нему, бесстрашно схватил за плечо и встряхнул:

- Я люблю ее, слышите? Люблю! Больше самого себя! Вы мне золото обещали - оставьте себе! Я сделаю все, что потребуете – жизнь отдам, душу отдам, только спасите ее! - оставил в покое кавалера, подбежал к красавице, обнял: - Ты дороже мне всего на свете! - И поцеловал.

- Колючка, чертополох! - взвизгнула красавица, отталкивая его.- Усы порядочные отрасти, а потом лезь целоваться! - и расхохоталась звонко, но не по-девичьи раскатисто и торжествующе.- Браво,виконт! Уж если вы обманулись, то для Дебдороя сойдет.



Алина Болото, Elena Kulinich

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться