С багажом в дорогу

Размер шрифта: - +

* * *

Айк ворвался в номер как пуля, чувствуя что адски опаздывает. Навстречу ему выскочила вся группа, которая, похоже, уже давно в полном составе была на ногах и ждала его, не могла дождаться.

- Где тебя носит?! – взвыл Макс, но Айк отмахнулся, кидаясь к своим вещам в поисках чистой майки.

- Я в душ, - кратко сообщил он, вызвав новый приступ возмущения.

- Какой душ?! – Макс уставился на захлопнувшуюся за лидером дверь. – Машина ждет уже полчаса, какой нафиг душ?!

Юке тем временем поднял сброшенную Айком футболку:

- Да нет, душ – не лишний, - сказал он, разглядывая кровавые пятна и дыру посередине.

- Куда он встрял на этот раз? – Алекс тоже подошел, с ужасом созерцая лохмотья.

- Никуда. Все окей, - Айк уже натягивал чистую майку на еще мокрое тело.

- А это что?! – Юке потряс футболкой как уликой.

Блондин поморщился, выхватил ее и запихнул в свой багаж.

- Очень надеюсь, что меня не будут досматривать на таможенном контроле, - сообщил он ошеломленным согруппникам.

- Ты цел? – только и спросил Алекс, поняв, что объяснений не будет.

- Угу.

- А где Сельма? – вдруг спохватился Юке.

- Она не придет.

- Как не придет? Мы же улетаем, - опешили все, даже Макс.

- И что? Она же все равно с нами не полетела бы, - Айк посмотрел на лица ребят и понял, что объяснять все-таки придется.

- Сельма… попала в неприятности. Все обошлось, но проводить она нас не сможет. Вот так.

- Что? И мы вот так просто улетим? – теперь Юке разволновался всерьез. – Может быть, отправимся попозже? Другим рейсом?

- Нет, - отрезал Айк, резко застегивая молнию чемодана. Группа замолчала, внутренне протестуя. Впервые решение лидера казалось странным, нелогичным и некрасивым.

Айк вздохнул.

- Послушайте. Просто поверьте мне. Чем скорее мы уберемся из страны, тем для Сельмы сейчас лучше. Мне и самому не нравится уезжать так. Не нравится гораздо больше, чем всем вам вместе взятым, - в сердцах выпалил он. – Но так надо. Можете ей потом написать. Или позвонить. Только после того, как мы приземлимся в Хельсинки, окей?

Всеобщее молчание нарушил Макс.

- Ладно, для начала нам надо еще взлететь, и если мы не поторопимся…

- Все готовы? Идем, - скомандовал Айк. Музыканты потянулись к выходу.

 

* * *

 

Туман плыл по болоту, путался в прибрежных камышах, облизывал поросший травой берег, осторожно обвивал стволы ближайших деревьев, исследуя, обнюхивая незнакомый, но лакомый кусок суши. Двуликая стояла на границе своей и его территории и смотрела на лес. Наконец-то. Всего-то и стоило дождаться, пока он окончательно очеловечится. Каких-то пару десятков веков. Вечное существо убить невозможно, оно перерождается, меняется, ускользает, но с кем поведешься… стоило ему уйти к людям, как тут же заразился всеми их недостатками. Эмоции, доверие и, как следствие, – уязвимость. Двуликая улыбнулась. Она больше не видела, что происходило в мире людей, но оно ее и не интересовало. Она смотрела глазами Сельмы, чувствовала тяжесть ножа в ее руках, сопротивление рассекаемой кожи и мышц, видела остановившийся взгляд Айка, и ей было достаточно. Убедившись, что Айк мертв, она ушла, отпустив марионетку, как и обещала. Судьба Сельмы и мертвого тела ее не волновали. Теперь ее ждал лес.

- Его больше нет, - ласково пропела она, обращаясь к деревьям.

Лес ждал. Недвижимо, безмолвно, не спеша выдавать свои секреты и признавать новую хозяйку.

 

* * *

 

Айк заткнул в уши наушники, надвинул поглубже капюшон и уставился в иллюминатор. Сельма наверно еще спит. Хотелось бы ему быть с ней, когда она проснется. Хотелось бы… Но рядом с ним сейчас опасно. Он думал, что охотятся за Сельмой, а на самом деле охотились за ним. Если он устранится, к девчонке потеряют интерес. И тогда он вернется.

Айк закрыл глаза, вспоминая ощущение ее тела в своих руках. Конечно, если бы можно было отмотать назад, если бы он знал заранее, он сделал бы все, чтобы не допустить того, что произошло сегодня. Но… в конечном итоге, он действительно выиграл. Жертва связала его с девушкой крепче, чем что бы то ни было. Ее жизнь и смерть теперь принадлежали ему. А значит… значит, с ней теперь ничего не случится. Конечно, защита действует только пока он жив, но… Айк усмехнулся про себя – не считая вчерашней досадной случайности, он был жив уже очень долго и собирался оставаться таковым еще дольше.

Айк лежал в кресле и грезил. И хотя потусторонняя сущность внутри него все еще смаковала вкус жертвенной крови, избыток силы вернул тоску по лесу и своему миру, а музыкант наслаждался чувством глубокого удовлетворения за хорошо проведенный тур, самым сильным оказалось простое и очень человеческое желание – вернуться туда, откуда только что сбежал.



Olga Sidorenko

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: