С багажом в дорогу

Размер шрифта: - +

История десятая. Разговоры у костра.

Голоса они услышали еще до того, как увидели «ситроен». Представшее глазам зрелище было одновременно и жутким и смешным. Красные шапки сражались с тисовым кустом.

- АААааааааааяяяяяя! – с грозным криком гоблин замахнулся топором и напрыгнул на куст. Ближайшая ветка виртуозно уклонилась и коварно выстрелила ему в грудь боксерским ударом. Гоблин, ловя воздух, отлетел метров на пять. С остальных сторон происходило то же самое – тис взяли в круговую осаду, но тот и не думал сдаваться.

Варька, забыв о страхе перед красными шапками, бросилась было на помощь любимой машинке, но Юке ловко поймал ее за воротник.

Айк молча смотрел на это безобразие, потом деликатно кашлянул.

Красные шапки повернулись на звук и замерли, осознавая, что попали. Связываться с Рогатым никому не хотелось.

- Кыш отсюда,- коротко приказал Айк.

Гоблинов как ветром сдуло. На земле остался сиротливо лежать забытый топор.

- Ух ты, из чего это он? – Варька подобрала трофей и разглядывала украшенную резьбой деревянную рукоятку и неизвестно как вплавленное в эту деревяшку топорище.

- Каменный, - пояснил Айк. – Они магией сращивают дерево и руду.

- Оставим себе. Пригодится, - хозяйственно решила Варька и уставилась на тисовый куст. У нее возникло ощущение, что куст тоже смотрит на нее и отнюдь не одобрительно.

- Айк, эээ… - нерешительно начала она. – Когда ты говорил про «поработать топором», ты же шутил, да?

- Лучше не стоит, - добавил Юке. – Куст этот как-то агрессивно пялится.

- Лентяи, - усмехнулся Айк, но призывать к действиям не стал. Просто подошел к распушившему перья тису и погладил потянувшуюся к нему ветку. Варька готова была поклясться, что куст заурчал как животное, которое приласкали. Он перестал размахивать ветками, сложил листья, сразу уменьшившись в размерах, а потом, к изумлению Варьки и Юке, сам втянулся в песок, исчезая с глаз, будто его тут никогда и не было.

Варька недоверчиво пощупала песок ногой, но никаких признаков растительности здесь больше не росло. «Ситроен» стоял целый и невредимый и, главное, легко доступный.

- Это что же, - поинтересовалась она. – Ты в любом месте в любой момент можешь вырастить такую вот рощу?

- Ну не скажи… В человеческом мире мои возможности все-таки не бесконечны, - успокоил ее Айк и тут же добавил. – Но какой-нибудь мох или лопухи, или шиповник – всегда запросто.

- И в помещении? – с любопытством спросил Юке.

- Почему бы нет.

Варька представила заросшие лопухами углы в кухне. Мох в ванной. Кусты колючего шиповника в спальне. И все это агресивное и следящее за тобой… Бррр…

Команда привычно утрамбовалась в машину. Виолончель заняла свое место на заднем сиденье. Айк повозился на переднем, стараясь устроиться поудобнее, в очередной раз понял, что у него это не получится, и со стоном захлопнул дверь.

- Тронулись? – хихикнула сбоку Варька.

- Давно уже, - вздохнул Айк. Варька насупилась и хихикать прекратила.

 

* * *

 

Сельма шла вперед, почти не делая остановок для отдыха, но когда солнце начало клониться к закату, ущелье все еще и не думало заканчиваться. Она стала приглядывать место для ночлега, но по всему выходило, что ночевать придется прямо тут посреди дороги. Две отвесные стены и поросшее травой и чахлыми сорняками русло давно высохшего ручья между ними – этот пейзаж не менялся последние три часа пути. Некуда приткнуться, негде спрятаться. Сельма чувствовала себя неуютно, списывая все на легкий приступ клаустрофобии, пока легкий ветер не принес откуда-то сзади смрадный запах тухлого мяса. Сельма стала чаще оглядываться. Она точно помнила, что за все время, пока она тут шла, ей нигде не встречались ни павшие животные, ни живые, которые могли в срочно порядке пасть и быстренько разложиться. И откуда тогда взялся запах? Оставив все мысли о ночлеге, она непроизвольно ускорила шаг, неизвестно на что расcчитывая.

Сзади послышалось сухое постукивание, все громче и громче.

Сельма оглянулась и побежала.

Больше ей оглядываться не хотелось. Вид скелетов, обтянутых серой пергаментной кожей, в странных желтоватых доспехах, в которых угадывались фрагменты человеческих ребер, грудины, лопаток, с ржавыми мечами, с которыми этих тварей наверняка в свое время похоронили – и что им не лежалось спокойно? – вид этот никак не способствовал душевному равновесию.

Сельма бежала, а сзади нарастал перестук костей.

Когда за плечом раздался опасный свист рассекаемого воздуха и хохот, она швырнула им под ноги свою сумку и припустила из последних сил, уже понимая, что проиграла. Так оно и вышло. Один споткнулся и упал, но двое других не остановились, настигая мерным топотом. Еще свист, теперь справа. Сельма пригнулась, нырнула в сторону, пропуская преследователя вперед, и оказалась между двух огней. Точнее, между трех, упавший тоже успел их нагнать.

Еще пару секунд ей даже удавалось уворачиваться, а потом меч вошел в левое плечо, пронзая мышцы насквозь и впиваясь в ребра. Сельма дернулась, срываясь с крючка, от внезапной боли потемнело в глазах.



Olga Sidorenko

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: