С багажом в дорогу

Размер шрифта: - +

История двенадцатая. В дорогу без багажа.

Сельма потянулась, гадая, который час. Судя по тусклому серому свету – еще утро, и даже не самое позднее. Впрочем, время сейчас не имело особого значения.

Сельма прошлепала на кухню, после препирательств с кофеваркой все-таки добыла немного кофе, долила молоком (ура, еще не закончилось) и, потягивая напиток, подошла к окну. Или стене, это как посмотреть. Две стены кухни были прозрачными от пола до потолка, за ними лежало странное подобие сада, поросшее низким кустарником с вкраплениями пожухших клумб, а за ним во всем своем диком великолепии вставал хмурый северный лес. В мире людей Айк предпочитал жить вдали от цивилизации.

Сельма машинально поджала пальцы ног. Стоять босиком на деревянном полу было приятно, особенно зная, что за окном почти ноль, и ночью срывался снег.

Сколько она уже здесь? Она затруднялась посчитать. Неделю, две…

«Будь со мной» сказал Айк. Она не ответила ни да, ни нет, но когда они вернулись в Москву, выяснилось, что у финнов заканчиваются визы, им надо пересечь границу, и казалось немыслимым расстаться с Айком вот прямо сейчас, после того, как она так долго его искала. Сельма приняла приглашение погостить. Тем более всегда интересно – как живет рок-звезда.

Рок-звезда жила по-простому. В хибаре посреди леса, благо уединенных лесов в Финляндии хватало. Хибара эта, правда, была современная, эргономичная, и настолько выверенно сочетала простоту и комфорт, что дизайнер наверняка отхватил за нее мешок премий.

Из леса вышел Айк, замер на опушке, прислушался к чему-то, пошел к дому. Сельма почувствовала, как по спине бегут мурашки – Айк был голый по пояс и тоже босиком, и ему это абсолютно не мешало. Под ребрами белел шрам. Каждый раз при виде его у Сельмы начинали дрожать руки. Она прижала чашку покрепче к груди, унимая дрожь, прогоняя неуместные воспоминания. Айк вошел, принося с собой холодный воздух, свежесть, сырой запах прелых листьев и леса.

- О, кофе! – обрадовался он чашке в ее руках и тут же бесцеремонно оттуда отхлебнул.

- Ты не боишься наткнутья на какого-нибудь грибника? – поинтересовалась Сельма. – Он же дубу даст, если встретит тебя такого… а если узнает, то дубу даст вдвойне.

- Это Финляндия, - пожал плечами Айк. – Здесь можно прожить жизнь и никого не встретить.

Если без Айка в доме царило безмолвие, будто все замирало в отсутствии хозяина, то в его присутствии все менялось, становясь не шумным, нет, а просто живым и уютным. Высокий длинноволосый музыкант менял пространство вокруг себя, теперь Сельма чувствовала это очень отчетливо. И менял ее.

Здесь в глуши, в своем доме, он не старался спрятать и замаскировать свою нечеловеческую природу, колдовство жило вокруг него, естественное как дыхание.

Сельма спохватилась, что Айк смотрит на нее поверх чашки с кофе и улыбается.

- Что?

- О чем задумалась?

«О тебе».

- Скажи, ты ведь не просто ходил в лес, ты… был на своей поляне? Там?

Айк кивнул.

- Значит, перейти туда можно и здесь?

- Можно везде. Дороги повсюду, но мало кто их видит. Или видит не все из них.

- А я смогу увидеть?

- Да.

- Постой, ты говорил, что твое умение колдовать ко мне не перешло, так как тогда?

- Умение нет, но моей магии в тебе очень много, это как сообщающиеся сосуды. Ты не сможешь составить заклинание, вызвать духов, сотворить что-то, но можешь видеть больше, чем другие, можешь пройти там, где я.

Айк подошел к ней и провел рукой по гладкой каменной столешнице.

- Смотри.

Темный полированный камень с белыми прожилками и вкраплениями отразил их лица: ее – сосредоточенное и Айка – улыбающееся. За их головами тускло обрисовывался квадрат окна: серое небо и переплетения веток.

- Видишь?

- Что именно?

- В отражении… тебе нужно увидеть что-то другое – место, куда ты хочешь попасть. Или место, куда можешь попасть. Но не то, где ты сейчас.

И Айк исчез. Его отражение по-прежнему ухмылялось из черного камня и касалось его рукой, но только с той стороны.

- Айк! – Сельма всполошилась, постучала по камню. – Айк! Ты где? Ты что, ушел туда?!!

Айк кивнул и поманил ее.

- Но я не могу! Я не умею!

Айк приложил ладонь к поверхности и ободряюще указал на нее.

Сельма нерешительно прислонила руку к холодному камню поверх ладони Айка. И вдруг их пальцы переплелись.

Айк дернул к себе, и Сельма оказалась в очень странном месте – поросшем бурьяном гроте из темного камня. Айк стоял рядом, все еще держал ее за руку и улыбался.

- Где мы? – Сельма изумленно оглядывалась. Грот… нет, штольня. Старая, заброшенная, но слишком ровный прямоугольник входа – видно, как камень стесывали. Она отпустила Айка и пошла к выходу – посмотреть. Снаружи лежало каменистое предгорье, припорошенное недавно выпавшим снегом, хмурое, серое, с бурыми проплешинами обильно разросшегося лишайника. Никаких дорог, никаких следов человека.



Olga Sidorenko

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: