С чего всё начиналось

Размер шрифта: - +

Глава 9. Город, на картах не значился

Догоняю своих уцелевших спутников. Мужчинам плохо – они едва держатся в седле, скорее, они лежат на лошадях, все больше и больше сползая. Нам надо подальше уйти от этого племени, мало ли им что потом в голову придет. Киваю Нелиде, чтобы она придержала одного, пересаживаюсь на свободного коня, коня…. Чирта (всхлипываю) и поддерживаю другого. Мне достался Керин, Савата я не удержу. Так вот бок о бок и скачем подальше до тех пор, пока есть силы. Стараюсь ни о чем не думать во время этой бешеной скачки, только боль утраты и тоска все сильнее грызет сердце. И это мои создания! Такие ужасные, но мои! Значит, и я такая. Не могу, не хочу об этом думать. Зачем нужен мир, в котором такое происходит? К черту! К черту. Это ужасно…

Наконец, мужчины выбились из сил и не смогли держаться в седле даже с нашей помощью. Выразилось это очень просто – они сползли с лошадей – сначала Сават, потом Керин. Он настолько тяжко на меня навалился, что я просто уже не смогла его удержать. Оба бледные, теряющие сознание, кровь продолжает сочится из ран, нанесенных во время сражения. Мы остановились, уложили мужчин на плащи. Нелида начала рвать на полоски ткань, которую нашла в одной из многочисленных сумок, я побрела искать воду. Буквально неподалеку от того места, где мы вынужденно остановились, была полянка. С громадным дубом. Фактически, именно этот дуб и послужил причиной образования этой полянки – ни одно дерево не могло конкурировать с ним за солнечный свет. И они отступили. А из-под корней дуба вырывался родник, источник. Хоть понятно, как он такой сильный уродился. Перетащить бы сюда наших мужчин, но как? А метла? Возвращаюсь почти бегом, рассказываю Нелиде о своей задумке. Быстро перевозим вещи и переводим коней. Теперь очередь мужчин – а они уже полностью без сознания. Надо срочно оказывать им помощь! Подсовываем метлу по Савата, прошу ее приподняться – так и идем. Сават летит на метле, мы идем с двух сторон, не давая ему упасть. Сгрузили под корнями дуба. Так же перенесли Керина. Промыли раны, перевязали. Развели костер из сушняка, найденного по окрестностям, поставили котелок. Нелида порыскала по запасам, нашла какие-то травки, кинула их завариваться. Настоем смочила раны мужчин. Кровь вроде унялась. Вылила оставшееся во флягу, затем снова попросила наполнить котелок и снова туда что-то кинула. Этот настой уже следовало пить. Мужчины пока не могли, а вот мы выпили. Вроде, самое важное сделано, теперь надо ставить лагерь. Но мы сидели в оцепенении и каждый думал о своем. Я подлезла к Савату подмышку и затихла, ни о чем не думая, а только стараясь спрятаться, закрыться. Нелида посмотрела на меня, на Керина и тоже притулилась под мужской бочок. Так мы и лежали.

Светало, просыпались птицы, выпала роса. Свежело. Мы промокли, но я только сильнее прижалась к Савату. Двигаться, дышать, думать совсем не хотелось. Небо светлело. Звезды сначала потускнели, потом стали медленно исчезать. На одной видимой половине неба был почти уже рассвет, на другой еще властвовала ночь. Постепенно небо все больше светлело, голубело, потом его край стал темно-красным, оранжевым. Стало совсем холодно, я подтянула к себе свой мешок, достала спальник, укутала себя и Савата. Нелида сделала то же самое. Показалось солнышко, сначала несмело, потом все больше и больше выкатываясь навстречу новому дню. Я смотрела на нарождающийся день и думала, какой он красивый. И его, такого радостного, свежего мы встречаем в таком настроении и состоянии. Мир же – прекрасен. Только отчего-то он больше не приносит радости. Чирт…

Послышался конский топот. Я легонько повернула голову на звук. Если это наши знакомые – я буду убивать – буднично, совершенно равнодушно, устало даже. И я не знаю, что меня остановит. Показались первые всадники. Нет, это не они. Эти выше, одеты иначе и совсем не раскрашены. А они все прибывали и прибывали. Высокие, стройные, в одежде цвета слоновой кости – не белая, не бежевая – так, серединка на половинку. Длинноволосые. У некоторых в руках оружие, некоторые оставили оружие зачехленным. Они проезжали мимо, но остановились.

«Вам нужна помощь?» - с вопросом на слове «помощь» обратился к нам один из них

«Да» - ответила я – «нам нужна помощь» - и снова замолчала. Если они сейчас хмыкнут и уедут, я ничего не скажу и не подумаю, мне все равно.

Нас обступили, подняли Керина и Савата, положили их на неизвестно откуда взявшиеся носилки, прикрепили их как-то к седлам двух рядом стоящих коней и пошли дальше. Нелиду взял в седло еще один – она не могла ехать сама – слишком вымоталась. Предложили помощь и мне. Я тоже безропотно залезла в седло перед одним из мужчин, прислонилась к его груди и затихла. Тронулись. Я смотрела, как под ногами коня проплывает земля, как перемежаются освещенные участки и скрытые в тени, как проплывают корни, звериные тропинки, цветки и травы. Ни на чем мой взгляд не задерживался. Мерное покачивание убаюкивало. И я заснула.

Проснулась от остановки. Мы находились в каком-то здании. Хотя почему в каком-то. Конюшня, она конюшня и есть. Слезли с коней. Керина и Савата унесли, а нас пригласили следовать за мужчиной, который задал нам на полянке вопрос. Мы вышли из конюшни и я чуть не охнула от захватившей дух картины. Город в лесу, являющийся частью леса, гармонично в него вписывающийся, сам являющийся строительным материалом. Дома, частично каменные, частично из живых деревьев – как такое возможно? Солнечный, светлый город. Булыжная, брусчатая, иногда просто лесная дорога – все чистое, ухоженное. Деревья самые разные – от тоненьких, маленьких, кустиков и просто привычных деревьев – до великанов с необхватными стволами, с вершинами высоко-высоко. И несмотря на это, солнечно. Чудо. Улицы, улочки, перекрестки, переулки, закуточки, просто проходы между домами – если не присматриваться – как естественный ландшафт. Без туда-сюда снующих людей я бы легко спутала этот город с просто странным лесом.



Юлия Абрамова

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться