С чего всё начиналось

Размер шрифта: - +

Эпилог. По дороге домой

Пришла в себя  от чувства падения. Посмотрев его направление, я закричала от ужаса – внизу была земля. Боже мой, а я ведь даже без парашюта.  Полторы минуты максимум и все. В слепом ужасе я замахала руками, обшаривая пространство в надежде за что-то ухватиться, чтобы задержать полет. Это рефлекс. Спасибо ему за то, что он есть. Потому что, махая руками, я наткнулась на безобидно летящую рядом метлу. Вцепившись в нее всем, что было у меня в наличии, я судорожно захотела летать. И метла послушалась! По параболе продолжив полет, она затормозила меня в нескольких десятках метров над землей. Свободного падения – секунды 3.  Боже, как же страшно. Откуда я упала? Поворачиваю голову вверх и вижу, как в небе дерутся, сплетаясь и разлетаясь, вцепляясь когтями и пыхая огнем, схлестываясь крыльями и клювом – дракон и орел. Точнее – орлан, белоголовый. Интересно, а дракон – магический (вспоминая Вальдета) или настоящий? Не хочу это выяснять. Поэтому под шумок быстро сматываюсь. Снова лечу. Но пустыни уже нет. Сколько же меня пронес орел? И куда? Он-то, кстати, настоящий? 

Лечу над полями, покрытыми травой. Над ними снова появляется туман – но он – обычный, белый, предутренний. Небо прямо  передо мной светлеет, наливаясь краснотой. Звезды стали совсем тусклыми.  Скоро запоют первые утренние птицы. А пока еще тихо. Извечный мой спутник – ветер загадочно шелестит травой, пробегая по ней волнами и взвихривая туман, стелющийся подо мной. И в тумане начинают проступать очертания города. Он еще далеко, он еще спит, но как же мне хочется туда – к людям, к теплу человеческому. После жуткого наваждения я хочу почувствовать, что мой мир – живой. Еще живой. И я лечу прямо к городу. Навстречу мне, выныривая из тумана, со стороны зачинающегося рассвета выныривает такая же фигурка на метле. Зеркало? Еще какой-то вид миража? Мы приближаемся друг к другу. Туман и предутренний сумрак до последнего мешают увидеть, к чему я приближаюсь. Оказываясь рядом, я протягиваю навстречу отражению руку, и оно делает то же самое. Наши руки соприкасаются. И рука, коснувшаяся меня – живая! Теплая! Зачарованно поднимаю глаза от руки… На меня так же зачарованно смотрят глаза Медвяны.

«Здравствуй» - тихо произношу я.



Юлия Абрамова

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться