С клинком в руках по широкой дороге

Размер шрифта: - +

Глава 6

Стоны и плачь. Вонь, которая душить до беспамятства. Она просто раздирала горло. Но очнулась Нона от сильных пощечин. Она открыла глаза и увидела искреннюю улыбку Арнула, который навис над девушкой. К халфийке сразу подскочил Калотуф.

- О, наконец, пришла в себя, - обрадовался дварф.

Нона хотела что-то сказать, но слова застряли в пересохшем горле, и получился только слабый хрип. Она попыталась встать, но не смогла. Арнул помог ей сеть.

- Где мы? – Наконец ей удалось говорить.

Халфийка огляделась. Вокруг было много людей. Некоторые лежали рядом, некоторые просто сидели. Женщины тихо всхлипывали. Все они находились в большой деревянной клетке. Атмосфера была подавляющей.

- Мы в троллей пещере, - сказал Валдош из угла клетки. – И нам конец.

- Да, - протянул Калотуф. – Нас всех съедят, а я ведь только начал жить.

- Никто никого не съест, - начал успокаивать всех Арнул.

- Съедят, - угрюмо продолжил Валдош. – У них праздник сегодня.

- Да, День Свержения, - подтвердил его брат.

- «День Свержения»? – переспросила халфийка. – Свержения кого?

- Теперь не имеет значения. Нам конец. – Валдош совсем поник духом.

Калотуф беспокойно посмотрел на своего брата и объяснил:

- Свержения царя подгорного, то есть нашего – дварфьего – царя.

- Нет, ну эти твари обнаглели! За кого они себя принимают, - разозлился Валдош. – Это было еще в давности седой, а они еще это празднуют. Мы их уже тысячу раз пересвергли, а они празднуют! – Он драматично хлопнул в ладоши и рассмеялся.

- И то, правда! – рассмеялся и Калотуф. – И ведь не эти тролли совсем нас разгромили когда-то, а их далекие от этих мест сородичи.

- Твари, – подытожил Валдош.

Издали пещеры донеслась речь. Голос был хриплый, но громким и спокойный. Затем на всю пещеру раздались монотонные удары в горн, а методичные уханье в барабаны заставили сердце замереть. Женщины, будто этого и ждали, начали орать, а мужчины пытались разнести клетку изнутри, но тщетно. Лишь четверо в этой клетке сели вкруг прямо по центру и что-то обсуждали, пытаясь перекричать всю ту канитель, что сейчас началась.

- Люди чуют свой конец. Жалкие крысы пойдут на обед, к нам на праздничный обед, - напевал хриплый низкий голос со стороны торжественного действа. Пленные замерли и подавились воздухом. Через мгновение его обладатель показался из-за угла. Это, как не странно, оказался тролль.

Он вразвалку подошел к клетке, ковыряясь пальцем в своих последних двух зубах. Он остановился и начал осматривать пленных. Все подались подальше и теперь жались друг к другу у дальней стенки, воротя взгляд от ненавистных поросячьих глаз тролля.

Нона сразу узнала того этого тролля. Он был на поляне перед утесом. Он пытался защитить другого тролля, старого.

Девушка встала с каменного пола пещеры и подошла ближе к нему. Она смотрела ему прямо в глаза, а он ей, только, как-то неуверенно, робко. Тролль поставил руки в боки и завопил, наклоняясь вперед:

- Чего вылупилась, бородавка? Сейчас как раздавлю!

Но Нона даже не шелохнулась. Тогда тролль закипел еще больше:

- Такая смелая? Сейчас посмотрим, какая ты вкусная. Прожарим до хрустящей корочки!

Под дикий и раскатистый смех тролль унесся прочь.

Нона обернулась к остальным и увидела две дюжины застывших в ужасе лиц. Арнул улыбнулся:

- Нона, ну хотя бы троллю в груди можно не ставать-то?

Девушка непонимающе развела руки в сторону:

- Так что я сделала?

Арнул лишь отмахнулся и обратился к дварфам:

- Что делать-то будем, братцы?

- Что тут делать? – обреченно улыбнулся Валдош. – Можно только стать вкуснее и хоть кого-то порадовать в этой жизни.

- Как тут вкуснее станешь, если эти уже обделались? – Нона кивнула на людей, взбившихся в кучу.

Четверка рассмеялась, чем еще больше вогнала в ужас остальных пленных.

Шутки шутками, но что-то предпринимать требовалось, ведь ситуация была скверной, даже, ужасно скверной. Ну, сами посудите: сидит три десятка человек, обреченных на смерть, а тут еще какие-то оторванные шутки шутят. Но всем тем людям повезло, что те «оторванные» сейчас вместе с ними, ведь, если кто сможет что-то сделать, то только эти четверо.

- Что тролли любят больше, чем поесть? – неожиданно спросил Калотуф. Он поднялся с места и сделал умный вид, подняв указательный палец вверх.

Вместо ответа он получил только непонимающие взгляды. Но из толпы людей прозвучал неуверенный голос:

- Вкусно поесть? - Это был худой жилистый мужик с глубоко впавшими карими глазами.

Все теперь смотрели на Калотуфа. Они надеялись, что он что-то придумал и этот ответ правильный. Но тот лишь почесал подбородок и сел обратно.

- Я имел ввиду «убухаться», но это можно совместить с «вкусно поесть» - изрек он.

Валдош в очередной раз шлепнул себя по лбу, стыдясь брата, но потом как подпрыгнет с места!

- Мы спасены! – восклицал он. – Мы будем жить.

- Что? Что ты придумал, брат? – Калотуф соскочил с камня, на котором сидел.

Валдош наконец-то сел и начал объяснять, возбужденно жестикулируя руками. Все его окружили и внимали каждому его слову. Казалось, это могло подействовать.

Все пленные растянулись цепочкой и шли по пещере в сопровождении десятка троллей. На них даже не надели путы, а зачем? Все равно никто не рыпался, даже не потому, что громилы могли одним ударом раздавить того, кто попытается бежать, а потому что так сказал Валдош. Все поверили в его план, который он вычурно назвал: «Пение сирены». По правде, серен он не видел и пение их не слышал, но кое-что знал о них. Когда-то он с Калотуфому помогали загружать корабли в порту, и наслышался от моряков всяких историй.



Рамазан Салманов

Отредактировано: 17.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться