С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 21.01.

- Так, с мутными разобрались. Из новых пятнадцать светлых и шесть темных...

Вписав в протокол цифры, я выдохнула и недоброжелательно покосилась на тумбу, где красовалась еще целая стопка дел.

Люди умирают. Умирают сотнями, тысячами. От старости, из-за болезни, по глупости и неосторожности – чьей-то или своей…

То, кем они были, чем они жили, сохраняется в их душах и вместе с ними переходит в Последний Департамент.

Наш отдел был здесь самым востребованным. Помимо ведения нудной отчетности по «качеству» и «количеству» душ, поступивших в течение дня, нам надлежало еще разыскивать и собирать души мутные, особо проблемные.

Веселее работа была только у Ловцов, которых мы призывали на подмогу, когда сами не справлялись чисто физически. Души, наподобие господина Ваэля, иногда набирали такую мощь, что без проблем могли оторвать от земли легковую машину (а то и грузовую, но к счастью, до такого в нашей практике еще не доходило) и метнуть ее на несколько метров, грозя втереть первого встречного в землю.

Несмотря на то, что инициация подарила нам возможности, отличные от простых человеческих, болевой порог не слишком-то изменился, и то, что нас не убивало, все равно доставляло незабываемые минуты, а то и часы мучений.

Ран сидел в своем углу, перекатывая жезл по подлокотнику. Туда-обратно. Задумчивый такой, сосредоточенный… будто других забот, кроме красивого перебора пальцами, для него не существовало.

- Почему все-таки коса? – вдруг спросила я. Сколько раз задавала ему этот вопрос, столько же раз выслушивала различные шутки и сказочные вариации.

Все из нас были наделены какими-то способностями. Аллен, как и Мелика, видел души «третьим глазом». Ринна считывала последние шаги, тем самым узнавая, где душа прячется. Вира обладала голосом, способным успокаивать даже самые буйные из них...

Я же, касанием левой ладони вытягивала их из физической оболочки и, самое неприятное – иногда еще и могла видеть то, что хотела показать душа. Видела то, что убивало ее, и то, что волновало при жизни. То, что она никому и никогда бы не открыла. Что ее печалило или радовало, чем она болела, зачем хотела жить… Или почему желала умереть.

К счастью, немногие из них были так разговорчивы. Ощущения от подобных «бесед» были отвратительными.

А вот Ран… Ран ходил с косой. Лезвие ее обрубало связь между душой и телом, а заодно поглощало, превращаясь во временное вместилище, и не позволяло той переметнуться к другому сосуду. 

- Скажи еще, что она мне не идет, – клыкасто улыбнулся напарник.

- Шест с лезвием? Необъяснимая тяга к танцам и сельскому хозяйству? – фыркнула я, вновь зарываясь в бумаги. – Безумно идет.

Ран отшучивался по любому поводу. Точно его ничто не грызло изнутри, точно ему было наплевать на всех тех, кого приходилось отлавливать, на весь Департамент, иногда даже казалось, что и на меня тоже, несмотря на то, сколько лет совместной работы нас соединяло…

Хотя умеренная концентрация последнего все же меня устраивала. Мы были хорошими приятелями. Нет, даже, пожалуй, друзьями, которые ни за что не упустят возможность подколоть друг друга. Но при этом, в случае чего, и перед начальством выгородят, и в минуту опасности спину прикроют, да еще и без лишних нравоучений обойдутся, если ты сам где-то проштрафишься.

- Обожаю, когда ты пытаешься острить, - фыркнул парень. – У тебя при этом так очаровательно скрипят извилины.

- Это стул, балда, - закатила глаза я, в доказательство вновь покачнувшись на упомянутом. Стул, как назло, предательски промолчал. 

- Ага. Рассказывай. - Напарник вдруг вскочил на ноги, сунув жезл за пояс и перед самым выходом добавив: «Отлучусь-ка на пару минут», скрылся за дверью.

Вот кого, где и когда я успела так прогневать?..

- Арислана!

Тиан. Видимо, ее. Вопрос только – чем именно?

Светлая голова начальницы занырнула в кабинет, просканировала его взглядом, сфокусировалась на мне и страшно нахмурила брови:

- Почему в секции 13-8-194 место пустое? Куда ты дела душу?

- Никуда, - хлопнула глазками я. – Может, под шкаф закатилась?

- Очень смешно, - мрачно заверила меня начальница. – Одна из твоих, так что будь добра, озаботься тем, чтобы до завтра она на место вернулась.

Дерзкое «А то что?» так и осталось лишь в мыслях, прерванное звуком хлопнувшей двери.

Нет. Все. Мне необходима передышка.



Ольга Шермер

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться