С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 08.02.

- И на том спасибо, - ухмыльнулся Ран. – Мне отгул дали на пару дней. Только вот что-то тебя без присмотра оставлять не шибко хочется.

- Предлагаешь мне тоже что-нибудь себе сломать или прострелить? – Я вопросительно приподняла одну бровь. – Нет уж, спасибо. Езжай домой и отдохни… от греха подальше.

- От тебя что ли? – хохотнул парень.

- Ты, я смотрю, новых шуток нахватался.

- Да, пару-тройку выучил, пока меня мучительно штопали. Тебе сразу все выдать или более удачного момента дождаться?

- Да дождись уж. Иначе неинтересно как-то. Серьезно – дуй домой.

- А ты?

- Словно у меня выбор есть.

- Тебя после работы забрать? – уловив мой настрой, поинтересовался Ран.

- Зачем? Я знаю, как до тебя добираться. И тебе, кстати, тоже советую воспользоваться метро.

- Но я ведь са-амый несча-астный в мире больной…

- …и значит, тем опаснее тебе сидеть за рулем. – Ловкостью рук, без всякого мошенничества, я так легко извлекла ключи от «Агресты» из кармана толстовки приятеля, что тот лишь одобрительно фыркнул.

- Ну и к чему ты меня подталкиваешь?

- К социуму, детка. К социуму. Если решишь в обморок упасть, так рядом хоть люди будут…

- …с радостью готовые протоптаться по моему прекрасному бездыханному телу. Знаю я этих людей, - проворчал Ран. – Ладно, я уже понял, что мирно с тобой не договориться. Поеду наслаждаться тишиной и спокойствием в компании своих крокодилов.

- Недолго тебе осталось, - указав на часы, похлопала по плечу приятеля я. Тот инстинктивно зашипел, отшатнулся, а потом опомнился:

- А, не та сторона. Расслабься.

Все-таки как же в такие моменты меня радовала наша профессиональная «живучесть» и таланты Хранителей. Где еще найдешь человека, который спустя каких-то четыре часа после довольно серьезного ранения уже будет бегать, шутить и хвастаться «парой дней отгула»?.. С нашей работой, по правде говоря, нас бы давно уже всех переломали, и Департамент считался бы «Последним» во всех смыслах – не только для душ, но и для сотрудников, которые вряд ли смогут уйти после него на другую работу. Потому что идти будет нечем! Хотя если по-честному, нам и так ничего за пределами Департамента не светило. Случаи, когда наши переходили в Совет Старейших к представителям прочих городских управлений, встречались. Но были настолько редкими, что за последние десять лет мы слышали лишь про двоих, и то, если мне не изменяет память, один из них продержался там не больше полугода.

Через окно я проследила за тем, как Ран печально обошел свою «Агресту», повздыхал (я его знаю, он точно вздыхал!) и понуро побрел в сторону метро.

То-то же.

А вот меня в остаток дня ждало бурное веселье – сначала я носилась, разбираясь со «сбежавшей» душой, пытаясь выяснить, зачем Ирис вообще полезла в ту секцию.  Потом медленно умирала в кипах бумаги. Потом полчаса ждала, когда наконец-то Кара уедет домой, чтобы выйти и спокойно сесть в машину Рана. Но подружка, как назло, активно переговаривалась с кем-то по телефону и от центрального входа не отлучалась ни на шаг.

И в довершение всего по дороге домой «Агреста» сломалась. Просто встала среди улицы, не предупредив меня о неполадках ни захлебывающимся кашлем, ни угрожающим свистом, ни предсмертными хрипами.

- Прекрасному дню – прекрасное завершение, - заключила я, вывалившись на проезжую часть, и от души пнула колесо. Не помогло, конечно. Только плюс ко всему начал ныть ушибленный палец на ноге.

Между вызовом техников и тем, как машина завелась, прошел еще час, так что в дом я ввалилась, источая «счастье и человеколюбие» подобно радиоактивному выбросу.

Но вместо привычных шуток меня встретили крики из зала.



Ольга Шермер

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться