С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 01.03.

В следующую секунду произошло нечто невообразимое – Дейл в три прыжка оказался рядом со мной и повис в воздухе, впиваясь в пустоту клыками. Звук торопливого скрежета когтей по асфальту нарастал, приближаясь, Пес с кувырком отскочил в сторону, загородив меня собой, и припал на передние лапы, грозно скаля зубы на невидимок.

Высокий силуэт нарисовался в противоположном конце улицы. Он приближался к нам, не шевеля ногами, а точно плывя по воздуху. Развернутые мне навстречу ладони ничего хорошего не сулили.

Я уже поняла, с кем столкнулась.

И это была лебединая песня моего «невезения».

Жнец.

Тварь, сотканная из темных материй.

Было между нами нечто общее, с разницей в главном: мы забирали души людей, отживших свое, позволяя тем очиститься и переродиться в новой жизни.

А жнецы охотились на нас. Ради пропитания, от какой-то врожденной нелюбви, а то и вовсе без повода – просто потому, что в них так заложено их темной природой. Не то их приводили к нам их невидимые спутники, адские псы - канцерберы, не то они сами чувствовали нас по запаху или какой-то особой ауре… Выжигали душу, бросали тело и уходили.

Достаточно было просто оказаться не в том месте не в то время. Как я сейчас.

Дейл сделал полшага назад, пытаясь сдвинуть меня в сторону. И я терялась, соображая, спасать пса или себя, бежать или уже не убегу?

Ротвейлер вывернул голову, сверкнув пылающими огнем глазами, и так грозно рявкнул на меня, что я отчетливо поняла: бежать.

Визг, скулеж и лай слились воедино, разбавленные топотом моих шагов по пустой улице. Торопливая поступь тяжелых лап мерещилась мне за спиной, но я, озираясь, по-прежнему видела там лишь черный силуэт в оборванном балахоне, бесшумно плывущий над землей. Сложно было сказать, насколько быстро тот перемещался – он держал расстояние, которое ни сам не сокращал, ни я не могла увеличить.

Очередной поворот завел меня в тупик. Я стукнула кулаком в каменную кладку, зашипев от досады, и, со вздохом стянув перчатку, развернулась лицом к своей смерти. Не уходить же молча? Отбиваться - так до последнего.

Жнец, осознав, что мне некуда деться, замедлил ход. По позвоночнику неприятно пробежал мороз, а в ноздри ударил запах серы.

Бедро пронзило жгучей болью, точно кожу вместе с мясом проткнули раскаленным прутом. От неожиданности я не смогла даже вскрикнуть, лишь брызнувшие из глаз слезы на миг размыли и без того невнятный пейзаж, да вдох застрял где-то в горле на полпути. Чертовы канцерберы!

Адский пес с силой повалил меня на асфальт, больно приложив плечом о металлические баки. Я наугад выбросила левую руку вперед и услышала пугающее шипение, точно капля воды попала в раскаленное масло. Блаженное затишье длилось несколько секунд.

Но когда на моем плече захлопнулся капкан из стальных клыков, я, не сдержавшись, заорала. Просто издала какой-то непонятный звук, лишь бы как можно громче и протяжнее, насколько хватит легких… которым, судя по протянутым ко мне ладоням жнеца, работать осталось недолго.

Я с трудом перевалилась на бок, пытаясь «ловко» вывернуться из объятий смерти, но даже хваленая регенерация собирателя душ сейчас отказывалась справляться.

Хотя кому я вру? Если бы не «хваленая регенерация», я бы не пыталась мужественно уползти и не острила бы мысленно - я бы уже спокойно не дышала вообще.

Дейл… Ран меня не простит. Сначала за то, что я угробила его пса, потом за то, что сама тоже угробилась.  

Здоровенная лапа придавила меня к земле железобетонной тяжестью. Всем телом я ощутила, как стальные когти вспарывают кожу, разрывают мышцы…

Рассудок медленно таял, но бегущего ко мне со всех ног ротвейлера я разглядела вполне отчетливо.

- Хороший мальчик… - прошептала я, ловя остатками сознания блеснувший в темноте ошейник.

Ошейник… На Дейле ведь не было ошейника.

Вцепившийся в меня канцербер взвыл и отлетел в сторону. Грохот падающих контейнеров, звон металла и рык окончательно разрушили и без того шаткую ночную тишину.

Темный силуэт приземлился в нескольких шагах от меня. Застыл на пару секунд, выругался и рывком выхватил из-за спины какую-то палку. Еще один жнец или я окончательно умом тронулась?

С трудом развернувшись, я увидела приближающуюся ко мне ладонь. Со свечением, так похожим на мое.

- Ты не тронешь ее, тварь. Ты больше никого не тронешь.

Что-то лязгнуло, воздух рассек показавшийся отдаленно знакомым свист. Все мои попытки рассмотреть спасателя накрылись мраком, пейзаж перед глазами пошел волнами, точно картинка с помехами на старом телевизоре.

Но то, как отнесло в сторону нависшего надо мной жнеца, я все же увидела.

Судя по звуку, второй удар вышел еще сильнее. Третий, четвертый, пятый…

От запаха серы и крови, который, казалось, оседал на гортани, было тошно. Хотя, тошно сейчас мне могло стать и не только из-за этого.

Спасительная темнота поглощала меня медленно, выбрасывая в какую-то смешанную реальность, в которой перед моими глазами разлетались по переулку клочья ткани балахона, а по стенам - вязкие черные брызги. В которой Ран рукавом размазал по щеке капли чужой крови, и уже отвел было косу… но, не сдержавшись, еще одним резким движением опустил ее в месиво, оставшееся от жнеца.

И пугающе зеленые отсветы глаз напарника, совершенно дикую улыбку-оскал видела тоже. И пса с пламенным взглядом рядом с ним.

Спаситель склонился надо мной.

Мне хотелось сказать, как я испугалась, но вышел лишь слабый и не особо внятный звук. Слипались губы, язык не слушался. Ощущения от присыхающей к ранам одежды посылали запоздалые сигналы боли, которую я даже не могла понять – чувствую ли я ее на самом деле или просто знаю, что она должна быть?



Ольга Шермер

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться